Публикации uncategory фильмыпереводтитрыошибкиляпы

Знаки препинания

base article image

Практикуемый сегодня титрованный перевод российских сериалов и ряда художественных фильмов на украинский язык, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Порой зрителю предлагают не только второсортную подстрочную трактовку русскоязычных фразеологизмов, но и грубейшее искажение сюжетной линии и даже всем известных исторических фактов. Возникает впечатление, что грандиозная по своим масштабам идея Национального совета по телевидению и радиовещанию «поддержать украинский эфир» терпит не менее грандиозное фиаско.

В августе прошлого года в Гааге состоялся довольно необычный даже для Нидерландов судебный процесс. В роли ответчика по делу о «неуважении интересов потребителя информации» выступил местный маститый продюсер и владелец рейтингового развлекательного телеканала Винсент Гард. Вина магната заключалась в том, что в титрах нидерландского перевода зарубежного сериала, вышедшего на подконтрольном ему канале, были обнаружены четыре ошибки – две пунктуационные, одна орфографическая и одна стилистическая. Представители общественных правозащитных организаций расценили это как откровенное издевательство над зрителем и потребовали от правосудия сурово наказать Гарда. В итоге тому пришлось выплатить истцам в частности и государству в целом крупный штраф, и что самое любопытное – официально извиниться за своих малограмотных сотрудников.

Интересно, а возможен ли – пусть даже чисто гипотетически – подобный судебный процесс в Украине? Ведь ни для кого не секрет, что временами для того же среднестатистического зрителя чтение титров перевода российских сериалов, фильмов и развлекательных программ, демонстрирующихся на украинском телевидении, превращается в настоящую пытку. Как иначе, если не издевательство со стороны пресловутого малограмотного переводчика, можно расценить такую фразу главного героя киноленты о Великой Отечественной Войне: «Поїхали один! Я повезу пошляхівку, там солдатів хапають, але для нас місце будують». При этом в оригинале эта реплика звучала куда более как связно – «Поехали в Берлин!» Я организую попутку; там солдат хватает, но для нас место найдут».

А переводчику и редактору украинских субтитров культового молодежного фильма семидесятых годов «В моей смерти прошу винить Клаву К.» настолько, по всей видимости, было неважно мнение «потребителя информации», что никто из них не удосужился проверить так называемые «контекстные факты». В результате получилось, что один из персонажей «сыграл вничью с Далем». Это притом, что речь идет о гроссмейстере Михаиле Тале. Далее в украинском варианте виниловую пластинку упорно называют «диском», классический радиоприемник почему-то именуют «музыкальным центром», а словосочетание «Клавкин ухажер» вообще трактуется как… «Клавкин хлопець».

Но, наверное, абсолютным лидером по количеству «ляпов в субтитрах» вполне можно назвать украинский вариант сериала «Глухарь». Ужасающее количество пунктуационных погрешностей и вопиющие грамматические ошибки «асабіст вместо «особист», «конюктура» вместо «конъюнктура») вызывают вполне оправданное ощущение полного непонимания творческой группой переводчиков всего того, что происходит на экране. В итоге целый ряд терминов – не только юридических, но и технических, химических и математических – попросту опускается, а подстрочная трактовка иногда осуществляется на уровне слухового восприятия.

В конце прошлого года Министерство культуры и туризма Украины официально объявило об отмене обязательного дублирования иностранных (в данном случае – российских. – Д.Б.) фильмов и телепрограмм на украинский язык. Дескать, желание Национального совета по ТВ и радиовещанию времен Президента Виктора Ющенко обеспечить стране стопроцентный украиноязычный эфир и кинопрокат оказалось делом хлопотным и труднореализуемым. Несмотря на то, что зритель мало-помалу привыкал к пробелам и недостаткам перевода, цены на этот самый перевод в целом и дублирование в частности росли, если так можно выразиться, в геометрической прогрессии.

«Для того, чтобы выпустить новый российский фильм на экраны украинских кинотеатров приходилось тратить баснословные суммы, - сказала в интервью агентству «ГолосUA» представитель компании-прокатчика Светлана Шишковская. – Необходимы крупные средства на поиски хорошего переводчика, профессиональных актеров дубляжа, звукорежиссеров и видеоинженеров. Как правило, для этого требуется масса времени и сил, которые  в контексте хотя бы российской продукции вполне можно сохранить».

Но вот ведь в чем дело: титрование и дублирование – вещи разные, и на сопровождение российских фильмов и телепрограмм субтитрами пресловутая отмена не распространяется. Следовательно, проблему поиска путей качественного и – самое главное – грамотного «визуального перевода» никто не снимал. «Для того, чтобы перевести только один блок (10-15 эпизодов. – Д.Б,) российского сериала, необходимо вложить не менее 50-70 тысяч гривен, - сказал агентству «ГолосUA» телевизионный критик Виктор Вовк. – Нетрудно предположить, что некоторые продюсеры в целях экономии привлекают к работе над теми же переводами студентов-первокурсников, причем не всегда гуманитарных вузов. Их услуги оцениваются в десять, а то и двадцать раз ниже, но, соответственно, никаких гарантий качества такой «творческой работы» заказчику не предоставляется. И это именно тот самый главный знак препинания, о который спотыкаются и телевизионные каналы, и их аудитория».

Как бы то ни было, а европейские стандарты вещания, работать в полном соответствии с которыми намеревается украинское телевидение, требуют от телевизионщиков если не почитание своего зрителя, то, по меньшей мере, исключительного уважения к нему. Только в этом случае удастся избежать повторения истории Винсента Гарда.

Без всяких знаков препинания. 

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.