Публикации Политика революциясовременностьсходстводостижениясьогоденнясхожістьдосягнення

Революция и завтрашний день

base article image

Между осенью 1917-го и осенью 2011-го много общего. Хлебные бунты тогда и штурмы Верховной Рады сейчас. Интриги внутри власти и ухудшение экономики, растущий долг, инфляция, богатеющие богачи и беднеющая беднота, неудачные реформы и растущие внешние долги.  Отличие лишь в том, что в 2011-ом Украина не ведет войны, как царская Россия в 1917-ом. И еще в том, что у народа сейчас нет четкой идеи, которая превратила бы социальные протесты в революцию.

История не имеет сослагательного наклонения, но фантазии на тему, как бы мы здорово жили, если бы не выстрел «Авроры», любимое развлечение псевдоисториков и квазианалитиков. При этом мало кто утруждает себя скрупулезным изучением всех перипетий революционного года. А зря. С позиции сегодняшнего дня в событиях 1917-го много поучительных моментов.

Когда я наблюдаю, как наши чиновники перерезают ленточки на новых объектах, а президент забивает гол на поле стадиона, стоившего бюджету миллиарды гривен, вспоминаются фотографии в пожелтевших царских газетах. Вот с апломбом открыли новые железнодорожные станции. Вот веселятся купцы-миллионщики на знаменитой Нижегородской ярмарке.

Как и сейчас, власть тогда с энтузиазмом демонстрировала свои успехи. Активное строительство железных дорог (по 1 575 км в год, всего 58 251 км за 40 лет). Самые мощные в мире самолеты «Витязь» и «Илья Муромец», созданные конструктором Сикорским. Положительный торговый баланс благодаря экспорту зерна, и как следствие – увеличение золотых резервов (накануне первой мировой войны они составляли 1,7 млрд. рублей).

Все это, конечно, хорошо. Но не нужно забывать, что богатство сотен людей зарабатывалось руками миллионов. Основной отраслью российской экономики, несмотря на промышленный бум, оставалось сельское хозяйство (оно давало 55,7% дохода). По объему промышленного производства Россия занимала только пятое место в мире, с большим отрывом от западных стран (США – 35,8%, Германия – 15,7%, Великобритания – 14%, Франция – 6,4%, Россия –5,3%). А строительство железных дорог дорого обходилось казне, поскольку под него выдавались огромные государственные кредиты.  Не случайно, при расходах всероссийского бюджета в 3,4 млрд. рублей государственный долг составлял 8,85 млрд. рублей. А социальной составляющей в расходах почти не было.

Т.е. не было пенсий. Не было системы социального обеспечения инвалидов. Земская медицина и образование держались на подвижниках. Согласно статистике тех лет, средние доходы населения в западных странах были в два-три раза выше, чем в России. Практически не развивались окраины государства.

Управление державой так же оставляло желать лучшего. Масштабные реформы в аграрном хозяйстве и судебной системе, если не провалились совсем, то не дали ожидаемых результатов. Ни в правительстве, ни среди промышленников не было единства, каждый тянул одеяло на себя. А простой человек жил все хуже и хуже.

Последним ударом по видимому благосостоянию царской России стала первая мировая война. В очередной раз подтвердилась истина, что история ничему не учит. Ошибки предыдущих военных кампаний, прежде всего – японской, не были учтены. На войну с немцами, позднее названную империалистической, войска отправляли как на праздник. Но очень скоро стало понятно, что праздник отменяется.

Русские солдаты гибли под пулями и в газовых атаках, тонули в болотной жиже, замерзали в окопах в гнилых шинелях, а собственники оборонных заводов и тканевых мануфактур наживали на военных заказах колоссальные состояния. Богатые опять богатели, бедные – беднели. И все это накладывалось на фронтовые неудачи.

Поражение, что бы о нем не говорили, всегда является мощным социальным демотиватором. В том числе и для правящей верхушки. С начала войны и до весны 1917 года в России сменилось четыре правительства. Ротации получили название «министерской чехарды». Страна напоминала неуправляемый поезд, который мчится по рельсам, набирая темп.

В 1916 году, несмотря на хороший урожай и большие запасы аграрной продукции, в крупных городах начались перебои с хлебом, а сахар стали выдавать по карточкам. Зимой 1917-го из-за снежных заносов в Петроград почти перестали завозить муку. Дешевый хлеб исчез. Ассортимент булочных – подорожал.

Есть много разных мнений, что именно стало той спичкой, которая зажгла огонь. Но самая достоверная версия – это бунт женщин в хлебной очереди возле Путиловского завода. Жены рабочих  выстояли на морозе весь день 21 февраля, потом 22-го, а 23-го (8 марта по новому стилю, что особо символично), с криками «Хлеба! Хлеба!» пошли по заснеженным улицам Петрограда, мимо окон добротных домов, откуда на них с интересом поглядывала сытая публика. Работники Путиловского объявив стачку. Через день в городе уже была всеобщая забастовка. А дальше… политическая верхушка попыталась перехватить инициативу и отобрать власть у ослабевшей царской династии.

Впоследствии источники скажут, что дефицит хлеба был создан умышленно железнодорожным лобби. А сама идея принадлежит одному из сподвижников Керенского, впоследствии эмигранту  Юрию Ломоносову, одному из руководителей министерства путей сообщения перед первой мировой войной. Но это уже не важно, поскольку паровоз мировой истории свернул совсем не на те пути, как надеялись политики.

Еще одна любимая затея псевдоисториков – рассуждать на тему несостоявшейся российской эволюции. Дескать, если бы временное правительство осталось при власти, не было бы гражданской войны, кровопролития и Россия постепенно пришла бы к модели «шведского социализма», не прикладывая особых усилий.

Это все, естественно, классическая утопия. Россия – не Швеция. А временное правительство имело шансы привести страну к единственному финишу – территориальному распаду и долговой колонизации. Вы только задумайтесь: в августе 1917 года инфляция дошла до такой степени, что правительство Керенского выпускает деньги нового образца, впоследствии названные «керенками». Они печатались  в виде неразрезанных листов (!), не имели никаких степеней защиты, номеров и серий. Какие перспективы могли быть у такой власти?!

Да, очень простые. Российское руководство вело переговоры с правительствами дружественных стран (МВФ тогда еще не было) о привлечении внешних займов под залог плодородной земли. Если бы эти переговоры увенчались успехом, Россия постепенно была бы роздана за долги по кускам. А попытки ввести налоги на богатых (подоходный налог, налог на получение наследства, налог «на военные сверхприбыли» и т. д.), которые инициировали социалисты и большевики, так ничем и не закончились.

И вот тогда, когда до пропасти оставалось совсем чуть-чуть, Октябрьская революция резко перевела стрелку-, и поезд истории покатился совсем в другом направлении. Я не буду идеализировать путь, который мы прошли с 1917-го по 1991-ый. Ни одна ломка не проходит безболезненно. Любая смена формаций это сильнейшее потрясение для общества. 

Страна пережила колоссальные жертвы. Да, была гражданская война. Да, были репрессии. Да, потом и кровью возводились заводы и жестоко раскулачивались крестьяне. Но это была борьба. И жестокость имела место со всех сторон. Что кулаки не убивали колхозников? Что офицеры Колчака не снимали кожу с пленных красноармейцев? Сейчас стало модным создавать образы благородных белогвардейских джентльменов, плакать над экранным «Адмиралом» и салонным «поручиком Голициным». Но реальность была куда жестче и некрасивей.

Так же точно и репрессии. Любые политические кампании по принципу «лес рубят – щепки летят» с гуманистической точки зрения нельзя оправдать. Но с другой стороны, сейчас что ли оппонентов на руках носят? Однако разница в том, что параллельно с репрессиями Советский Союз небывалыми темпами индустрировался и развивался, обогнал развитые капиталистические страны, выиграл войну с фашизмом. А нынче мы наблюдаем примитивный передел собственности между победившими и проигравшими олигархическими группами. Как там «95-й квартал» шутит: «Всех супостатов на место поставил. А на их место своих супостатов поставил…». То-то и оно.

Подведем итог. Что нам оставили семьдесят четыре года советской власти, из которых восемь лет пришлись на войны – гражданскую и отечественную? Да, практически все. Заводы, фабрики, городскую и сельскую инфраструктуры, дороги, аэропорты, мосты, поля вместе с сельхозтехникой, школы, больницы, университеты, музеи, театры, жилые дома, курорты и парки. Все это на 95% создано руками граждан социалистического государства. Было бы все это, если бы не Октябрьская революция и не смена строя? Думайте сами.

P.S. Некоторые наблюдатели называют участившиеся социальные протесты революционной ситуацией. Но я с ними не согласна. Для того, чтобы изменить жизнь к лучшему, недостаточно менять супостатов, нужно радикально, под корень, рубить всю прогнившую систему. В 1917-ом так и сделали.

Сейчас Украина не готова к радикальным переменам. Единственный шанс подкорректировать ситуацию – идти на выборы и думать о будущем. Если в 2012-ом году в парламенте вновь обретут большинство  левые силы, и прежде всего коммунисты, у нас появится последний шанс еще раз перевести скорый поезд истории на другие рельсы.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.