Интервью uncategory нафтогазкредитпівнічнийпотіксеверныйпотокроссия

В.Землянский: Европа заплатит за «Северный поток», а Украина — нет

base article image

У газовых отношений между Украиной и Россией — новый виток. 8 ноября россияне торжественно открыли первую нитку газовой магистрали «Северный поток». Эксперты уже пророчат Украине убытки и манипуляции со стороны «братского народа». Беспокоятся за нашу страну, «Нафтогаз» и украинскую ГТС отечественные эксперты, европейские СМИ и даже международное рейтинговое агентство «Fitch». А 9 ноября в Минтопэнерго сообщили о кредитовании «Нафтогаза» для расплаты за российский газ. Чего Украине стоит ожидать от такого поворота событий корреспонденту ГолосUA помогал разобраться экс-спикер «Нафтогаза Украины», независимый эксперт по энергетическим вопросам Валентин Землянский.


- Господин Валентин, скажите, нормальная ли это практика для «Нафтогаза» брать кредит для расчета за российский газ?

«Нафтогаз» всегда кредитовался в осенне-зимний период. Это абсолютно нормальная практика. Вопрос в том, у кого кредитоваться, всегда строился на рыночных позициях — кто предложит ниже процент, у того и кредитовались. В данном случае «Газпромбанк» предложил более выгодные условия, а у украинских банков сейчас «большой напряг» с ликвидностью и процент слишком высок.

- Насколько высок?

8% по сравнению с украинскими банками — это совсем небольшой процент. Сейчас кредитование украинской экономики идет около 14-15%, то есть почти вдвое меньше.

- Каким образом «Нафтогаз» планирует отдавать этот кредит?

Отдавать кредит возможно с рынка. Кредитуется под реализацию газа на рынке. До ноября шла закачка — это просто трата денег, потом товар ложится на склад и вымывается оборот в период с апреля — это вымывание оборотных средств за счет того газа, который ложится ложится в подземные хранилища. Впоследствии он реализуется на рынке с ноября по апрель и тогда и погашается кредит. 

- Вопрос касательно запуска «Северного потока». Эксперты заявляют, что в 2012 году Украина потеряет 700 млн. долл. в связи с этим. Вы согласны?

Я придерживался той же позиции, поскольку было заявление лидеров переговоров, что экспортные объем будут изъяты из украинского транзита и переброшены на «Северный поток». Исходя из того, что было заявлено вчера на открытии, сам Куприянов (официальный представитель «Газпрома» - ред.) заявил, что 22 млрд. кубов будут поставляться по новым контрактам, что это будут дополнительные объемы, а в качестве источника будут использоваться Южнорусское месторождение газа, которое вышло уже на проектно-мощные добычи. Вчера «Газпром» официально подтвердил ту версию, которую еще в феврале озвучивал Алексей Миллер, что будут новые долгосрочные контракты, по которым газ будет поставляться в Европу по «Северному потоку». Соответственно, экономически для Украины это не несет никаких угроз.

- Агентство «Fitch» отметило, что «Северный поток» сильно навредит «Нафтогазу». Так ли это?

«Fitch», я так понимаю, базируют свои оценки, исходя из того, чтобы было заявление Миллера о том, что на 20 млрд. кубов сократится транзит. Соответственно, если мы исходим из того, что будут новые контракты и дополнительные объемы, и на Украину это никоим образом не влияет, то и на «Нафтогазе» не отразится никоим образом. Проблема в другом - «Северный поток» для России будет выступать в качестве рычага давления на Украину, как альтернативный маршрут. В случае чего — в принципе, технически возможно перебросить объемы, которые транзитировались через Украину, на это направление. Это уже больше политика, чем экономика. Экономически никаких предпосылок для сокращения объема транзита на территории Украины нет. Политически для давления на переговорах вполне можно рассматривать «Северный поток» как рычаг политического давления.

- Вы говорите о рычаге давления — может ли использовать его Россия для получения украинской ГТС?

Когда зампред «Газпрома» Алексей Миллер сказал, что на Беларуси запуск «Северного потока» никак не отразится, ни слова не было сказано об Украине. Как правило, «Газпром» не упускает случая, чтобы отобразить свое отношение к Украине, позитивное или негативное. Тогда как было полное молчание о том, каким образом «Северный поток» отразится на Украине или на отношениях с Украиной, думаю, что переговоры о консорциуме находятся где-то в финальной стадии. А до чего договорятся — нужно подождать официального объявления результатов. По крайней мере, то, что «Газпром» молчит, означает, что конфликтов между переговорщиками нет.

- Может, это свидетельствует о том, что украинская ГТС перейдет россиянам «втихую»?

Если мы говорим о том, что Россия уже обладает избыточными мощностями, можно отойти от украинского направления, особенно в том случае, если будет построен «Южный поток». Вот «Южный поток» — это прямая угроза для Украины. Нужно договариваться и соблюдать национальные интересы. Если что-то и создавать на базе украинской ГТС, то здесь должна присутствовать Европа, чтобы избежать конфликтов интересов с Россией.

- Повлияет ли всё вышесказанное на газовую цену для Украины?

На цену для Украины вряд ли повлияет. Это повлияет на цену для Европы, потому что «Северный поток» — это было дорогостоящее удовольствие, и тот газ, который будет транспортироваться по «Северному потоку», там операционные затраты выше и на цене это может сказаться. В цене будет закладываться инвестиционная составляющая — проект должен окупиться. Это одна из причин, почему я и большинство экспертов считают, что нагрузка на этот поток будет не так уж велика. Потому что тот газ, который идет через «Северный поток» в Германию, будет дороже, чем тот газ, который идет через Украину в Словакию.

- Европейская пресса пишет, что «Северный поток» - это политический проект, который свидетельствует о недоверии к Киеву. Вы согласны?

Это — политический проект, который свидетельствует о желании получить дополнительные финансовые средства от европейских инвесторов, а не о недоверии к Киеву. Потому что все конфликты, которые происходили между Киевом и Москвой, были искусственно спровоцированы Кремлем для формирования имиджа Украины как ненадежного транзитера. И, в принципе, эти действия достигли своей цели, потому что «Северный поток» был профинансирован и включен в приоритеты Евросоюза. Если и дальше будут накаляться газовые отношения между Россией и Украиной, это будет «меседж» в сторону необходимости постройки «Южного потока», что Европа сейчас не поддерживает. Поэтому Киеву сейчас самое главное — не поддаваться на провокации.

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.