Новости Мир левифранциясаркозиливияподдержкалевісаркозіпідтримка

Советник Саркози признает факт финансирования Францией войны в Ливии

base article image

Бернар Леви, советник французского президента Николя Саркози признал факт финансирования его страной войны в Ливии, поставок оружия и предоставления военных специалистов, подчеркнув, что Запад выступает против использования шариата источником ливийского законодательства в пост-каддафский период. Информация об этом была опубликована в алжирском издании «Аль-Хабар». Хотя официальная сторона отрицает факт пребывания французских войск на территории Ливии во время народных восстаний, которые закончились казнью самого полковника Каддафи. Агитатор войны в Ливии  Генри Бернар Леви открыл миру некоторые ее тайны в книге, в которой изложены факты снабжения оппозиционных режиму Каддафи сил оружием и военными специалистами, а также информация о тайных встречах, которые лично проводил президент Франции с Абдуллой Джалилем, главой Переходного совета Ливии и убитым генералом Абдулой Фатахом Юнисом.

В мемуарах господина Леви под названием «Нежелаемая война» описано то, что он почувствовал после головокружительного успеха ливийских оппозиционеров, которые следовали разработанному им плану. Леви отмечает: «Абдул Джалил не был известным, но, несмотря на это, сумел организовать встречу с Николя Саркози». А по поводу оружия, по его словам, повстанцы в начале потребовали «сто внедорожников, трансляционные системы вещания, двести устройств беспроводной связи, сто пикапов, от семисот до восьмисот снарядов РПГ-7, тысячу автоматических стрелковых единиц, четыре, если можно, пять пусковых установок ракет «Милан». Господин Леви утверждает, что президент Саркози всегда был в курсе «доставки товара» повстанцам. По этому поводу он сказал: «Материалы, доставлены в регион, – это очень хороший, даже отличный товар, ведь покупатель не оплачивал, а мы смогли незамедлительно все доставить».

С другой стороны, советник Саркози  упоминает и о военных силах, которые свергли режим Каддафи, а также призывает к тому, чтобы не допустить прихода к власти исламистов. Он впервые открыто агитирует за изолирование Джалила и отстранение его от политикума будущей Ливии. В статье господина Леви, опубликованной газетой «Le Point», говорится: «Как можно решать вопрос о шариате? Значит ли это, что мы поддерживаем повстанцев в Бенгази, в той стране, где запрещено разводиться, но поддерживается многоженство?»

Рассуждая о шариате, он отмечает: «Право от права отличается. Перед тем как размышлять в прямом эфире о реакционности и застое, мы должны знать, о чем говорим. Шариат не считается непристойным термином, это как слово «джихад», что означает «духовное усилие», но исламисты толкуют его как «священная война». Господин Леви призывает к изоляции Абдулы Джалила: «Даже если мы допустим, что он заявил об этом исходя из своих убеждений, все равно это не имеет никакого значения, поскольку мы отчетливо осознаем, что он, как и остальные члены Переходного национального совета, придерживается той позиции, что не будет претендовать на какой-либо пост, пока Ливия находится на переходном этапе. Но, если мы посмотрим на незначительное, на первый взгляд, предложение человека, который вот-вот покинет политическую арену, то поймем, что оно может послужить источником переворота в стране, а это доказывает его коварство».

Бернар Леви  угрожает использованием силы против исламистов, чтобы не допустить их прихода к власти в Ливии: «Рассуждая о том, какой путь Ливия выберет в будущем, следует отметить, что на этот раз идет идеологическая война, разделяющая меньшинство, относящееся к шариату фанатически, и тех, кто стремится совмещать шариат с демократическими нормами, а это уже нормальный ход. Естественным стало бы и наше участие во второй фазе войны, потому как ответственность ляжет не только на плечи наших друзей в новой Ливии, но и на союз, который оказал помощь в ее освобождении от кровавых диктатур и избежание подобного режима в будущем».

Алжирское издание «Аль-Хабар», где была опубликована эта информация, пользуется авторитетом в странах Магриба и свою позицию коррелирует с официальным Алжиром, который сейчас находится в очень неловком положении, поскольку с восточной стороны его окружают постреволюционные страны.

Успех тунисской Партии исламского возрождения, которую возглавляет Рашид Аль-Гануши, сможет активизировать исламские настроения и в алжирском обществе. Вспомним хотя бы, что аналогичный политический проект «Фронт исламского спасения» под руководством Аббаса Медани в начале 90-х годов выиграл первый тур парламентских выборов, что послужило началом для саботажа со стороны военного генералитета, не желающего отдавать национальные активы новой политической силе. В результате, Алжир вступил в десятилетнюю кровавую гражданскую войну. Мы прекрасно понимаем, что Запад в лице Франции и США никогда не допустит прихода к власти радикальных исламистов, но реалии и логика происходящего доказывают обратное, толкают историю на новый путь развития.

Египет, Ливия и Тунис – это плацдарм для новых революционных вылазок в сторону Алжира и Марокко, что практически неизбежно, ведь народы этого региона по своей сути - монолит с общей историей. Есть надежда, что сценарий переформатирования политического строя в Алжире пойдет  эволюционным, а не революционным путем. Почему? Во-первых, революционный заряд уже израсходовался за время гражданской войны в 90-х годах, а во-вторых, политическое руководство дает себе отчет в том, что смена власти мирным и демократическим путем принесет больше пользы и дивидендов, чем кровавое противостояние. Кроме того, мировая общественность не допустит  превращения стратегического средиземноморского бассейна в театр военных действий. Европейский Союз сейчас как никогда заинтересован в стабильности своих соседей, пока сам сосредоточен на наведении порядка среди новых стран, принятых в ряды этого огромного политического проекта.

Хотя Брюссель может активизировать сирийский фронт с целью выторговать как политические, так и экономические дивиденды у России, Китая и Индии. Вот почему ЛАГ во второй раз будет играть роль карт-бланша для военных интервенций против Дамаска со стороны НАТО, не принимая во внимание решение Совета Безопасности. Все мы знаем, что британо-американская коалиция вторглась в Ирак в 2003 году вопреки мнению международного сообщества, так что этот прецедент может сыграть роковую роль. Но на этот раз коалиция будет шире, ведь Франция стала тем активным субъектом международного права, который стремится наверстать упущенное, но это до поры до времени.

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.