Анонсы Общество больницабудущегоконовалюккуликовгайдаевзолотаревмайбутньогозолотарьов

Есть ли будущее у "Больницы будущего"?

base article image

Материалы пресс-конференции на тему: "Будет ли у детей "Больница будущего"?, которая состоялась в информагентстве «ГолосUA» 14 ноября 2011 г. Ее участники: Валерий Коновалюк — народный депутат от фракции Партии регионов; Юрий Гайдаев — народный депутат от фракции КПУ; Кирилл Куликов — народный депутат от фракции "Наша Украина — Народная самооборона"; Андрей Золотарев — руководитель агентства «Третий сектор».

Модератор — директор информационного агентства «ГолосUA» Оксана Ващенко.

Оксана Ващенко: Вітаю всіх в інформаційній агенції «ГолосUA». Сьогодні «Вголос про головне» ми будемо говорити про те, чи матимуть наші діти лікарню майбутнього.

Дуже багато було сказано щодо проекту «Лікарня майбутнього» й упродовж останніх тижнів, я думаю, що цього тижня так само ця тема буде достатньо актуальною. Як відомо, і керівництво держави зараз говорить про те, що будуть брати під контроль цю справу. Побачимо, яким чином і чи зрушиться це питання з місця. Інформаційна агенція «ГолосUA» запрошувала сюди й голову правління благодійного Фонду «Дитяча лікарня майбутнього» Олександра Максимчука. Ми надсилали йому листа з нейтральними запитаннями й надавали фактично площадку для того, щоб він мав можливість висловитися, але було сказано так, що «агенція займається піаром і, будь ласка, проводьте прес-конференцію на нашій території». Думаю, що мої колеги зрозуміють, що будь-яка агенція має право обирати тему, її досліджувати й надавати право всім сказати своє слово на цю тему. Тому не бачу жодної упередженості в даному питанні. Але те, що за цю справу винні мають бути покарані, за те, що таким чином на дітях не можна заробляти такі гроші, — це однозначно.

Будь ласка, хотілося б, щоб почав Андрій Золотарьов, який активно досліджував цю тему, в нього є цифри, дані та інформація стосовно того, як зараз рухається справа навколо «Дитячої лікарні майбутнього».

Андрій Золотарьов: Спасибо. Факт ограниченных и из года в год сужающихся возможностей отечественной медицины общеизвестен, и, по-моему, в комментариях не нуждается. Сегодня свыше ста миллионов долларов украинцы тратят на лечение за границей. При этом особо остро стоит вопрос детской онкологии. Приведу такую цифру. Звонил израильским медикам: в среднем лечение одного украинского онкобольного ребенка в Израиле обходится в сумму от ста тысяч долларов и выше. Это в таких больницах как «Ихилов», «Шиба», которые принимают на лечение детей из Украины.

Причем, по информации израильских медиков, две трети — это дети из промышленных регионов Украины: Днепропетровской, Запорожской, Донецкой, Луганской областей. Сумма на такое лечение для средней украинской семьи просто астрономическая и, по-моему, в комментариях не нуждается. Родители онкобольных детей просят помощь через СМИ, продают квартиры, собирают… приходилось не раз наблюдать, как люди просто распродают все свое имущество, чтобы спасти жизнь ребенку. Но при этом в Украине сотни детей умирают так и не получив медицинской помощи, потому что у их родителей элементарно нет денег на эти дорогостоящие операции.

Поэтому идея построить больницу, отвечающую лучшим мировым стандартам, была принята обществом «на ура». Планировалось, что это будет многопрофильное лечебное учреждение на триста коек, причем, обещали, что в этой больнице будут сосредоточены лучшие и самые профессиональные медицинские ресурсы, самые лучшие медицинские технологии.

В частности, в центре планировалось предоставлять помощь детям с очень сложными патологическими случаями: солидные опухоли, онкогематология, сложные соматические, хирургические случаи, перинатальные поражения. Также предполагалась медицинская помощь беременным и роженицам.

Но суть в том, что проект должен был стать самым дорогим и масштабным начинанием в социальной сфере за годы независимости. А материальным фундаментом такого проекта должно было стать объединение материальных усилий государства, бизнеса и простых граждан. Почти пять лет тому назад — в декабре 2006 года вся страна у телеэкранов, замерев перед телеэкранами, наблюдала за благотворительным марафоном по сбору средств на строительство Всеукраинского центра здравоохранения матери и ребенка, больше известного как «Детская больница будущего».

Непосредственно курировала эту акцию супруга Президента Украины Виктора Ющенко и сам этот факт очень многим внушал доверие, уверенность в том, что это будет доведено до конца. Фигурируют разные цифры о сумме собранных средств. Причем, отмечу, что большую часть — 119 миллионов гривен собрали такие известные бизнесмены как Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Константин Жеваго, Костелин, Новинский, Шифрин, Борис Колесников и другие. Кроме того, более пятисот тысяч граждан Украины отправили благотворительные sms-сообщения стоимостью по пять гривен, итого, по разным оценкам, назвали суммы около двухсот миллионов гривен, что была собрана на строительство этой больницы.  Можно дискутировать о сумме, но факт остается фактом, что деньги были собраны и принять первых пациентов больница должна была уже в 2009 году.

Сначала ничто не вызывало сомнений. Казалось, исполнители проекта взялись за дело «засучив рукава». С помпой была заложена Екатериной Ющенко капсула в фундамент будущей больницы, заказали лучшим французским и английским архитекторам проект этой больницы. Действительно, проект нестандартный с точки зрения архитектуры, можно сказать, отличный. Расписали штат врачей, составили детальный список оборудования, начали вояжировать за рубежи Украины с целью знакомства с передовым опытом. Проектирование, закупку оборудования предполагалось произвести за счет благотворительных средств.

Государство, являясь заказчиком данного проекта, еще в 2006 году взяло на себя функцию выделения земельного участка под здание больницы, а также финансирование части строительных работ. Сомнения стали возникать, когда государство не выполнило взятых на себя обязательств по финансированию в относительно благополучные докризисные 2007-2008 годы. Ни правительство Азарова, ни правительство Тимошенко не заложили в бюджет деньги на этот проект.

Дальше пошли непрерывные жалобы со стороны представителей фонда на объективные и субъективные трудности. Оказалось, что выбранный земельный участок рядом с больницей «Феофания» — это заповедный лес, где нельзя рубить реликтовые деревья даже во имя детей. И пришлось искать другой. Потом пришлось долго выслушивать жалобы представителей фонда на бюрократические процедуры, дескать, надо пройти 211 инстанций. Также жаловались на смену министров здравоохранения, на то, что за пять лет их сменилось шесть. Ну, и с каждым, дескать, приходилось начинать заново, с «чистого листа» . Странно одно. Мы знаем,  как в нашей стране активно используются телефонное право. И тут, по-моему, был как раз тот случай, когда использование административного ресурса и телефонного права общество бы поняло и простило.

Но самые громкие скандалы были еще впереди. В 2009 году «Трансбанк», который аккумулировал собранные средства, оказался на грани банкротства, фонд обвинили в хищении средств. Пикантности ситуации добавляло то, что собственником банка был Владимир Костелин, близкий к Виктору Ющенко. Но это отдельная история ситуация вокруг «Трансбанка», который прекратил свое существования еще в 2010 году.

Тогда же начало лопаться и терпение меценатов. Корпорация «Индустриальный союз Донбасса», которая должна была стать крупнейшим донором проекта, выделив пятнадцать миллионов на строительство лабораторного комплекса. Увидев, что дело не движется с мертвой точки, отказалась поддерживать проект финансово. Также поступили и ряд других доноров проекта.

Итого, по прошествии пяти лет имеем по факту: больницы — нет, есть выделенная земля, заброшенная стройплощадка и деньги, в сумме около восьмидесяти миллионов гривен на счете в «Укрэксимбанке», которых не хватит теперь даже на фундамент. В итоге из-за длительной и непрофессиональной, непрозрачной процедуры реализации проекта, подчеркну — из-за непрофессионализма лиц, стоявших у руля проекта, остальное должны сказать правоохранительные органы, в общем сама идея данного проекта была полностью дискредитирована в обществе.

Поэтому проблема остается. Ясно одно, что  такая больница Украине нужна, она должна быть достроена, для многих детей, прежде всего из малоимущих семей, это вопрос жизни и смерти, во-первых. И для любого украинца, это прежде всего проект Катерины Ющенко, на которой лежит ответственность за его воплощение в жизнь. Если Катерина Михайловна не смогла реализовать такой проект национального масштаба, когда ее супруг был главой государства, где гарантия, что она доведет этот проект до ума теперь? Передав проект в другие руки, Катерина Ющенко, если у супруги экс-президента нет корыстным мотивов, то она должна, по-моему, уйти из этого проекта. Это было бы, по крайней мере, честно.

Во-вторых, должна быть смена управления проектом. Те, кто управлял проектом на протяжении пяти лет, расписались в своем непрофессионализме. Эти люди вели сытую безбедную жизнь за счет тех, кто хотел помочь детям.

И, в-третьих, необходимо вернуть доверие к самому проекту. Концепция реализации самой больницы должна быть скорректирована, заявлены реальные сроки ее строительства и должна быть проведена активная информационная кампания для реализации этого проекта. Если будут выявлены нарушения, реакция правоохранительных органов должна быть молниеносной и жесткой. Во всяком случае, внимание к этому проекту со стороны общественности, я думаю, никуда не исчезнет и оно будет поддерживаться на высоком уровне. То есть остается одно: «Больница будущего» должна стать национальным проектом, и как бы там ни было, депутаты, президент должны включить ее в утвержденный и презентованный список прочих приоритетных национальных проектов.

Оксана Ващенко: Дякую вам. Звертаюся до Кирила Куликова. Пане Кириле, щодо політичної відповідальності передусім. Дуже багато представників вашої політичної сили часто публічно та й у приватних розмовах говорять про те, що не готові ми говорити про «Лікарню майбутнього», не готові відповідати, особливо ті, хто працював на той час в міністерстві охорони здоров’я, хто був безпосередньо причетний до цього проекту. Якщо по-людськи, то можна зрозуміти, чи  чесно людина говорить - соромно, не можу нічого сказати. Але, ви знаєте, це помилки, які не можна пробачати просто так. Якщо людина винна, і якщо тут є дійсно кримінал, мають бути покарані й має хтось відповідати, якщо «закон — один для всіх». Чому так сталося? Чому проект виявився неуспішним?

Кирило Куликов: «Прекрасный» вопрос мне, что я должен попытаться ответить за Виктора Андреевича Ющенко. Но я являюсь автором законопроекта о создании временной следственной комиссии по поводу расследования, куда исчезли деньги на проект «Украина 3000», а также других нарушений Конституции, совершенных Президентом Украины Виктором  Ющенко. Почему-то об этом больше всего говорили известные политические силы, но зарегистрировали такой законопроект мы. Потому что надо получить ответ на эти вопросы.

Прежде всего, огромное спасибо коллеге Золотареву за такую четкую оценку ситуации. Элементарные цифры: действительно, фонд собрал где-то порядка 143 миллионов гривен. Менеджмент фонда, административный ресурс, что они подтверждают официально, — потратил 7 миллионов 67 тысяч. То есть вот эти колоссальные усилия менеджмента, вот тот опыт, знания, которые они применили в постройке клиники «Украина 3000», обошлось всем людям, которые собирали эти деньги в семь миллионов гривен. Это первое, что хочется узнать действительно, каким же образом работала эта «замечательная» команда. 

Второй вопрос, который необходимо понять, это ответ на поставленный мною вопрос, куда же исчезли деньги. Ответ прозвучал достаточно, скажем так, хамовито, что вообще «от обычных людей поступило всего лишь порядка пяти процентов всех собранных средств, а остальное заплатили олигархи». У меня возникает второй вопрос к Виктору Андреевичу: его таким образом покупали олигархи? Потому что в любой другой нормальной стране это было бы четко ограничено: если это благотворительность — то это благотворительность, если это желание находиться рядом с Президентом —  это другой вопрос.

Третий вопрос, который у меня возникает. Но это же не единственная клиника. У нас в прошлом году было выделено порядка 230 миллионов на реконструкцию детской клиники в Киеве под названием «Охматдет», это была первая очередь. Почему-то неожиданно эти средства передали агентству по подготовке к «Евро-2012», наверное, есть проект. Старые корпуса снесены, но на следующий год в бюджете не заложены деньги на постройку этой клиники. То есть, и этой клиники нет! Которая единственная в Украине. Плохо работала, была масса вопросов, но тем не менее… Но ее снесли, а для того, чтобы строилась клиника, надо в бюджете предусмотреть 600 миллионов. Комитет по «Евро-2012» отказывается от проведения строительных работ там, они говорят, что они выполнили свою задачу, как главный распорядитель средств, и больше никто за это не отвечает.

Следующая клиника, о которой мы с вами неоднократно говорили, и коллега упоминал нашего пресловутого киевского мэра, когда строился Киевский ПИТ-центр с позитивными инвестиционными технологиями — то есть раннего обнаружения онкологических заболеваний.Что все премьер-министры, которые там были, несколько раз уже перерезали ленточку, а центр так и не работает. Почему не работает? Потому что результаты тендера на покупку оборудования, создание этой клиники были отменены, стояла во главе этого госпожа Кильчицкая, было закуплено оборудование, которое между собой не коммуницируется. Строила и вводила в эксплуатацию центр строительная фирма, и, насколько я понимаю, как глава временной следственной комиссии по Киеву, вводить должна фирма, которая может обучить профессионалов работать на этом оборудовании и так далее. А это отнюдь не строительная фирма. И люди, которые попали в победители этого тендера, на следственной комиссии давали показания, что происходило на самом деле с этим центром. На этот центр было потрачено порядка 900 миллионов из бюджета! Вот такая у нас ситуация в области медицины, детской медицины.

Поэтому я хочу сказать, что я не имею ничего личного… Точнее, правильно будет сказать, что я лично имею много вопросов к Виктору Андреевичу Ющенко. Поэтому, зарегистрировав постановление, я не включил себя в состав этой комиссии. Я хочу выяснить два вопроса: куда подевались деньги, и второй вопрос — я хотел бы, чтобы все-таки эта клиника была построена. Потому что, я полностью согласен с коллегой, нашим детям это очень нужно.

Оксана Ващенко: Валерія Коновалюка залучаємо до розмови. Пане Валерію, Прем’єр-міністр говорить про те, що гроші будуть знайдені. Але є ще й необхідність вкладати величезні кошти в існуючі лікарні, оскільки вони просто в жахливому стані. Думаю, що будь-яка мати, яка з дитиною потрапляє на ліжко в стаціонар, це не залежить від жодного соціального статусу, від коштів, вони всі потрапляють в однакові умови, в систему, яка зараз склалася, на жаль, в Україні. Що буде й що можна тут зробити в кризовий період у нашій державі? Коли ми не можемо керувати, не можемо зібрати й раціонально витратити те, що маємо.

Валерій Коновалюк: Начну с того, что я много лет опекаю детскую больницу «Охматдет» и стараюсь максимально сконцентрировать внимание не только на тех проблемах, которые сложились в вопросах детской смертности в Украине, которая самая высокая в Европе - вот все данные, которые говорят об этом. И поэтому, безусловно, проект «Детская больница будущего» получил колоссальную поддержку.

Хочу сказать, что сдавали деньги не только успешные бизнесмены, но и малоимущие семьи, дети-инвалиды, те, кто рассчитывал действительно получить, скажем так, новую клинику, где им будет оказана экстренная медицинская помощь. Сколько умерло детей за эти пять с половиной лет, такую статистику, думаю, тоже можно привести - это тысячи детей. И кто был в «Охматдете», прекрасно видел, в каком состоянии находится отделение, где наши детки онкологические больные находятся. 

Поэтому у меня по этому поводу возникало очень много вопросов: а как же используются средства? И эти обращения звучали на протяжении многих лет. Тогда, знаете, у провластных депутатов не возникало желания создавать следственную комиссию. Но смысл в том, мне кажется, что изначально вообще-то Ющенко и не планировал строить никакую «Детскую больницу будущего». Почему? Потому что у меня есть большие сомнения и подозрения на тот счет, что эти деньги участвовали в финансовых операциях по девальвации гривни, когда Ющенко прекрасно знал, что будет обесценивание гривни и на этих операциях можно, собственно говоря, заработать.Сумма-то немаленькая. Конвертировать ее в доллар по пять гривен, а потом ту же гривну получить по восемь. Поэтому я бы хотел, чтобы Генеральная прокуратура в этом очень предметно разобралась,.

Что мы имеем на сегодняшний день. Безусловно, проблемы здравоохранения, скажем так, равнозначны тем объемам коррупции, злоупотреблений, которые существуют. Вот справка Счетной палаты, где указано, что за последние два года финансовые нарушения составили 214 миллионов гривен. Как используются деньги в здравоохранении, я неоднократно на этот счет тоже проводил определенные проверки как глава подкомитета по вопросам контроля над использованием бюджетных средств, и масса, масса негативных фактов и данных о том, что коррупция как была на таком высоком уровне, так она и остается.

Что, на мой взгляд, целесообразно сегодня сделать безусловно, чтобы для нас это не было предметом национального позора, потому что когда уже воруют у больных детей, то тогда о какой морали и нравственности вообще можно говорить в нашем обществе? Когда мы слышали заявления четы Ющенко о том, что вроде бы годами не дается разрешение на отвод земли, что нет разрешения на начало строительных работ и так далее. Знаете, это уже просто был вызов и цинизм такого уровня и масштаба сложно себе представить.

Безусловно, определенные работы сделаны, но все это, знаете, выглядит комично, потому что когда в отчетности Фонда «Украина 3000» указывается, что месячные расходы составили такую-то сумму на командировку в США двух врачей, или на какое-то месячное их содержание, то понимаете, это просто вызывает, скажем так, улыбку на лице.

Я думаю, что сегодня необходимо, прежде всего…Сейчас принято решение о строительстве девятиэтажного корпуса на территории больницы «Охматдет» и, я считаю, что в рамках уголовного дела нужно обратиться к широкому кругу наших меценатов, извиниться перед ними, извиниться перед теми малоимущими семьями, которые отдавали свои копейки — по двадцать гривен перечисляли на строительство «Детской больницы будущего», просто извиниться и сказать, что давайте мы оставшиеся деньги используем вместе с государственным финансированием на строительство этого ультрасовременного корпуса девятиэтажного больницы «Охматдет». И чтобы уже сама больница «Охматдет» была распорядителем этих денег. Тогда, я убежден, что все вопросы отпадут.

Потому что доверия к этому фонду, который возглавляет Катерина Ющенко, никакого нет. Потому что ее  дети получат любую квалифицированную медицинскую помощь в клинике в Чикаго, это понятно, потому что они граждане Соединенных Штатов Америки. А мы бы хотели, чтобы все-таки этот проект «Детской больницы будущего», может быть, в виде, скажем так, ближайшей перспективы строительства этого корпуса в больнице «Охматдет» дал бы какую-то возможность сегодня все-таки проводить эти операции по пересадке костного мозга для того, чтобы мы просто не теряли наших детей.

А уже тот фундамент, провести полную ревизию на соответствие проекту и потом государство, безусловно, должно найти средства и возможность все-таки ее достроить, чтобы этот позор не оставался тем черным пятном на репутации нашей страны.

Оксана Ващенко: Далі Юрій Гайдаєв. Пане Юрію, зараз решта тих коштів, у принципі, ми всі маємо можливість прочитати про це на відповідному сайті фонду «Україна 3000», де  зараз активно публікується інформація щодо останніх новин, яка решта коштів залишилася на рахунках банку, куди вони витрачаються, оскільки публічно зараз за цим дуже активно стежать. Рештою суми, це близько вісімдесяти мільйонів гривень, зараз фонд хоче розпорядитися так: допомогти Інституту акушерства та гінекології на одну програму, потім витратить, я так розумію, на свій розсуд, на іншу програму. Що це буде — це допомога? Якщо люди збирали на будівництво нової лікарні, а не на окремі програми, то як тоді тут бути?

Юрій Гайдаєв: Нужна ли нам «Больница будущего»? Вне всякого сомнения нужна — очень много детей нуждаются в высококвалифицированной медицинской помощи. Для примера я вам хочу сказать, что я буквально сейчас уточнил одну цифру. Так вот, у нас в Украине в среднем в год нуждается 250 детей в донорской пересадке костного мозга. Умножьте это на сто тысяч долларов, о чем говорилось, что столько пересадка стоит в Израиле, вы получите эту сумму.

Нужны ли нам другие больницы детские хорошие, хорошо оборудованные и так далее? Вне всякого сомнения нужны. Вы зайдите… Я не говорю об «Охматдете», об этой больнице говорят много, и то, что ее развивать необходимо, сто процентов. У нас есть прекрасная в Киеве Первая детская больница с великолепнейшими специалистами. Но вы посмотрите на условия, в которых лечатся там дети. Вы знаете, что там практически нет медикаментов? Чуть-чуть осталось. Я просто это знаю, потому что недавно там был, я разговаривал с врачами — тяжеленное положение. Зайдите в любую инфекционную больницу, особенно в детскую инфекционную больницу. В центре города находится детская инфекционная больница,  это просто ужас! Я уже не говорю об условиях, я говорю о том, что даже лечиться там нечем.

Поэтому тема эта чрезвычайно актуальная. Оставшиеся деньги - около восьмидесяти миллионов гривен, можно потратить и на другие цели, но, мне кажется, что детское здравоохранение вообще и проект «Больницы будущего» необходимо проводить, необходимо узнать, куда делись оставшиеся деньги, а это очень большая сумма.  И я уверен абсолютно, что этим должны заняться очень серьезно правоохранительные органы. Знаете, немножечко как-то это низковато. Ведь люди, основная масса, много меценаты передали, основную сумму, но люди собирали по пять гривен, вдумайтесь, по эсэмэскам, и брать уже эти деньги, мне кажется, что это уже последнее и с этим нужно капитально разбираться.

Вообще в бюджете в данный момент необходимо значительно увеличить количество денег, выделяемых на детей, потому что смертность детская в Украине достаточно высокая и если говорить о демографической ситуации, то значительно больше людей умирает — более восьмидесяти, и чуть более пятидесяти рождается каждый день. Вдумайтесь! Потому что государство, которое не думает о детях, у него нет будущего.

Оксана Ващенко: Будь ласка, шановні колеги, ваші запитання?

Журналіст, «Українські новини»: У мене запитання до пана Куликова. Ваш проект постанови називається «Про створення слідчої комісії по розслідуванню факту зникнення коштів і інших порушень Конституції та законів України Ющенком», так? Скажіть, будь ласка, які ви вбачаєте порушення Конституції та законів у діях Президента Віктора Ющенко? І які інші порушення, можливі порушення Конституції та законів буде розслідувати ця комісія?

Кирило Куликов: Відповім на це запитання, тому що це не я робив гучні заяви про порушення Конституції екс-президентом України Віктором Ющенком для того, щоб відповісти на це запитання, то це робила частина зали, яка зараз при владі. Чомусь вони забули про це. Тобто чомусь весь той запал, який був, уся та енергія, яка виходила від депутатів від провладної більшості, кудись поділася.

Тому буде працювати комісія, й більшість у цій комісії буде згідно до регламенту формування таких комісій  - представники більшості. Нехай приймають таке рішення: були порушення — добре, нехай докажуть це, не було порушень — це теж. Я хочу з’ясувати. Я вважаю, що зі мною є багато людей, які разом хочуть з’ясувати, що це було. А з грошима - це втрачені не гроші, це втрачена віра, що можливо в нашій країні збудувати такий проект. Люди в це повірили, й ми не повинні вбивати їхню вірю в те, що ми можемо рятувати дітей, в те, що ми можемо робити добрі справи. Тому що це добра справа і я хочу, щоб вона продовжувалася.

Журналіст, «Українські новини»: І ще одне запитання в мене стосовно «Охматдиту». Ви говорили, що там певні порушення були. Які будуть дії стосовно цих порушень?

Кирило Куликов: Так там не порушення, там нічого не робиться. По-перше, є підприємство, яке виграло тендер на проведення проектно-будівельних робіт. Після того Бюджетний комітет, у якому провладна більшість приймає рішення передати ці кошти головному розпоряднику коштів міністерству інфраструктури з підготовки до «Євро-2012». У мене виникало запитання, яке відношення має до лікарні цей комітет? Відповідь була простою: вони більш швидко це збудують. Тобто після того, коли проектувався бюджет на наступний рік, я запитав, а де закладені кошти на будівництво «Охматдиту»? Тому що ми знаємо, що декілька корпусів на території вже знесли. Відповідь була, що комітет із підготовки до «Євро-2012» вже не відповідає за це, вони своє зробили — кошти використали, й більше запитань до них немає, запитуйте у мністерства охорони здоров’я. У міністерстві охорони здоров’я цих коштів немає, запит до міністерства фінансів — ви знаєте, як відповідають наше міністерство на запити.

Тобто є одне, про що я хотів би запитати. Коли проводився тендер на будівництво ПІТ-центру, який знаходиться у Святошино, керувала проведенням цього тендеру Ольга Міхньова, після того вона стала керівником підприємства «Інфраструктурні проекти», який є складовою Комітету з підготовки до «Євро-2012». Тобто як було збудовано ПІТ-центр, так може бути збудований і «Охматдит». Тобто у мене немає запитань і це не моє питання, що там робив Комітет з підготовки до чемпіонату з футболу, у мене запитання: буде чи не буде будуватися «Охматдит», ким, і як це буде фінансуватися?

Оксана Ващенко: Будь ласка, наступне запитання.

Наталья Виноградская, информационное агентство «ГолосUA»: На строительство «Клиники будущего» сейчас необходимо 1,3 миллиарда гривен, на «Охматдет» - сумма немногим меньше. Но все-таки, Премьер-министр сказал, что, возможно, будет поддержка со стороны государства. На что реально можно рассчитывать, и в какие сроки государство все-таки выделит деньги и на что: на строительство «Охмадета» или на строительство «Клиники будущего»? 

Юрій Гайдаєв: Я считаю, что в данный момент строительство «Больницы будущего» еще стоит под таким вопросом, по-моему, его явно и на бумаге еще не существует, даже начало ее строительства. Вне всякого сомнения, деньги на строительство «Охматдета» выделить необходимо обязательно. Это единственное, в принципе, учреждение высококвалифицированной помощи, консультативной помощи, которая оказывается.

По поводу «Больницы будущего». Конечно, нам необходима такая больница с высочайшими технологиями. Очень много детей выезжают лечиться за рубеж, родители которых имеют возможности это сделать, но на порядок больше детей не могут лечиться, они не могут получить ту медицинскую помощь, которая в Украине, к сожалению, не оказывается. И эти дети, к сожалению, рано или поздно заканчивают плохо — они умирают.

Оксана Ващенко: У продовження цієї теми, пане Андрію, скажіть, а чому звіту не вимагають ті люди, які вкладали в «Лікарню майбутнього» величезні кошти?  І якщо підірвана зараз репутація, чи варто тепер очікувати, що ті самі люди захочуть заплатити за цю саму лікарню? Будь ласка.

Андрій Золотарьов: Наша семья, отправившая несчастных двадцать гривен, имеет такое же морально право требовать отчета, как и те, кто жертвовал миллионы на строительство этой больницы. И я хочу адресовать вопрос отсутствующим здесь представителям Фонда «Украина 3000»: понимают ли они, что зубную пасту в тюбик уже затолкать не удастся? То есть скандал уже налицо и должен быть ответ.

Оксана Ващенко: Є ще запитання?

Ірина Романова, телеканал «Інтер»: Власне, пан Кирило вже сказав, що у нас будувалося два медичних об’єкти й не добудувалися. Тобто це вже така «хороша» тенденція в нашій країні. Але ми не почули відповіді сьогодні. Ви всі говорите сьогодні, що ця лікарня має бути добудована. Власне, яким чином, за чиї гроші? Тетяна Бахтеєва ще минулого тижня сказала, що держава грошей давати не буде. Хто буде давати на це гроші?

Кирило Куликов: Вы знаете, для этого есть фонд. Для этого и создается фонд, чтобы эти деньги поднимать, и туда приглашаются специалисты, которые в состоянии эти деньги привлечь. Существует масса разных иностранных фондов, которые помогают Украине, например, Фонд Католического университета. Я уверен, что благое дело в состоянии привлечь эти деньги, только не надо убивать надежду. То есть «Охматдет» должен быть построен, это раз. А «Клиника будущего» — это вызов всем нам, как это сделать. Это вызов нам, вам, мне, коллегам и так далее. Это наш проект.

Ірина Романова, телеканал «Інтер»: Розумієте, наскільки я бачила документи, які нам показували, зараз лікарня на балансі  не у фонду, вона на балансі Державного управління справами, правильно?
Тобто, в принципі вже на державному рівні повинно прийматися рішення, або ми, скажімо, закриваємо все це, фундамент накриваємо й будемо чекати, невідомо скільки. Або ми продовжуємо будівництво, або ми добудовуємо «Охматдит» і на цьому ставимо крапку.

Юрий Гайдаев: Давайте мы посчитаем просто на пальцах или запишем. Говорилось о сумме сто сорок три миллиона гривен. Тогда эта сумма была значительно больше, чем сейчас. Мы же считаем в отношении к доллару. Скажите. Пожалуйста, почему эти деньги не освоены? Почему не построена хотя бы коробка, почему эти деньги не тратились, а лежали на счетах? Если деньги лежат в банке, это и проценты и так далее, и тому подобное. Почему же не проводятся эти работы, а мы занимаемся только говорильней? И «Больницу будущего» давайте не связывать с «Охматдетом».

Клиника «Охматдет» — это государственное учреждение, напрямую подчиненное Министерству здравоохранения Украины, это один момент. Это бюджетные деньги. Здесь же вопрос стоит о тех деньгах, которые нами с вами, всеми были собраны. Где деньги? Вот и все. И почему не ведется строительство, это второй вопрос. Очень важный вопрос. Вот вы бы задали этот вопрос также, но мы сейчас будем говорить и о другом — давайте заниматься и другими больницами. «Больница будущего», мне кажется, что это слишком отдаленное будущее, это какая-то темная история. Давайте мы с вами все вместе, возьмем ваши камеры и пойдем на экскурсию в детскую инфекционную больницу. Вы ужаснетесь. Давайте мы зайдем в некоторые другие детские больницы. Давайте во взрослые не ходить, у всех у вас есть дети, дети-родственники, племянники и так далее. Ведь если, не дай Бог, они заболеют, они туда же попадут. Просто лучших больниц нет. Есть частные, но их совсем немного.

Ірина Романова, телеканал «Інтер»: Но вы вообще за то, чтобы государство давало деньги? В бюджете на следующий год заложено хотя бы миллион гривен на достройку этой больницы? 

Кирилл Куликов: Нет. 

Журналіст, «1+1»: Кирилл, вопрос к вам, вы говорите, что вы работаете в подкомитете по вопросам бюджета, да?  Вы там эти вопросы рассматриваете. Скажите, есть ли какая-то статья в бюджете, под которую можно выделить, если будет политическая воля, эти деньги?

Кирилл Куликов:  Статья такая есть, против которой мы массу раз выступали, которая называется «Капітальні видатки уряду». В отмену, так сказать, Бюджетного кодекса вводится определенная статья, в которой губернаторы или депутат, который будет баллотироваться на следующих выборах, должен прийти, к примеру, и сказать, что я буду выполнять все ваши требования, выделите, пожалуйста, деньги на какой-то там округ. И вот из этой статьи деньги выделяются. И можно посмотреть бюджет, есть к нему приложение, на какие округа эти деньги выделены, кому, куда и так далее.

Там заложено два миллиарда. Запланированных, имею в виду, что это еще. так сказать, два миллиарда на бумаге. Тем не менее, это те средства, которые могут быть четко целевой программой выделены, например, на ремонт «Охматдета» или… Опять же, я бы отделил все-таки «Клинику будущего» от всего того, что происходит. «Клиника будущего» — это был, скажем так, общий порыв людей сделать ее. Общий благотворительный порыв. Думаю, что если навести порядок, узнать, куда девались эти средства…

Поэтому мы и занимаемся этой проблемой, хотим понять, что произошло с этим и деньгами. И наш единственный инструмент — парламентская следственная комиссия и дальше наработать свои рекомендации, каким образом выйти из этой ситуации.

Журналіст, «1+1»: Но дело в том, что бюджет этого проекта с каждым годом все больше. Если нам сначала говорили, что нужно триста миллионов, то сейчас уже называют цифру в миллиард триста миллионов. А в следующем году будет, возможно, два миллиарда. Как вы видите будущее этой «Больницы будущего»? Она будет достроена или нет? Если да, то за какие деньги — за деньги инвесторов, деньги бюджета? 

Юрий Гайдаев: Я абсолютно уверен, что «Больницу будущего» надо достроить, какие-то деньги остались, их нужно использовать. Я абсолютно уверен - эта больница нужна всем, и нам с вами, между прочим. Надо делать что-то, нужно деньги, которые лежат на счетах, чтобы работали, не болтать все время, а начинать что-то делать. 

Оксана Ващенко: І тут треба починати все з чистого аркушу, чи як?

Юрий Гайдаев: К сожалению, да. Я так себе это представляю. Вдумайтесь, осталось там около семидесяти миллионов — это же громадные деньги! Их надо сейчас просто использовать. Я абсолютно уверен, что появятся меценаты, может и государство включиться в эту ситуацию, и тоже будет выделять деньги. Но начать и делать это необходимо.  

Оксана Ващенко: Давайте будемо завершувати. Пане Андрію, вам заключне слово.

Андрей Золотарев: Я перечислил предпосылки того, чтобы вернуться к этому проекту. Повторять не буду. Сама концепция была абсолютно верная, ее никто не ставит под сомнение: объединение усилий государства, частных инвесторов и физических лиц. Но вопрос заключается в доверии. Пока не будет доверия, этот проект не имеет шансов на жизнь. То есть, давайте сделаем первые шаги по восстановлению доверия. Теперь ход со стороны законодателей, но надо начинать с этого, потому что не будет доверия, никакой больницы будущего не будет.

Оксана Ващенко: Якщо буде суспільний резонанс, то так само — буде діло. Якщо не буде такого суспільного резонансу — все воно так і ляже мертвим каменем. Дякую вам! Дякую, що були в агентстві «ГолосUA». До побачення! 

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.