Анонсы Политика сирияпосолсшавойнабоевики

Как спасти Сирию от войны?

base article image

6 сентября в информационном агентстве «ГолосUA» состоялась пресс-конференция Чрезвычайного и Полномочного Посла Сирийской Арабской Республики в Украине доктора Мохаммеда Саида Акиля на тему: «Как спасти Сирию от войны?»

Модератор — Юрий Гаврилечко, эксперт «Фонда общественной безопасности».

Юрий Гаврилечко: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня в гостях у информагентства «ГолосUA» Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сирия доктор Акиль. И тема нашей пресс-конференции на самом деле достаточно серьезная, поскольку уже много месяцев в Сирии идет по сути гражданская война. Гражданская война, инспирированная из-за рубежа. И в последние дни было сделано несколько очень жестких и серьезных заявлений со стороны как Госдепартамента США и президента Америки, так и со стороны президента Франции и премьер-министра Великобритании, которые позволяют сделать вывод о том, что готовится военная интервенция против Сирии. То есть, по сути,будет скорее всего развязана война.

Что делать, чтобы этого избежать? От кого в мире сейчас зависит возможность не допустить развития событий именно по такому сценарию? И что в данном случае делать Украине, которая в свое время поддержала войну в Ливии, как мы помним? Об этом сегодня и поговорим. Господин Посол, вам слово.     

Мохаммед Саид Акиль: Спасибо. Я хочу воспользоваться этой встречей, чтобы начать немножко с предыстории. Сирия до этого конфликта была самостоятельной страной, у нас все было: и своя нефть, свой газ, свой фосфат, свои продукты, собственная промышленность — от легкой промышленности, до тяжелой промышленности. Сирия — очень богатая страна по своим ресурсам. И Сирия имела очень хорошую инфраструктуру. В нашей стране выработка электроэнергии единой системой производства электроэнергии охватывала 99,6 процента территории Сирии. Питьевая вода поставлялась до самой маленькой деревни, даже в маленькие поселки. Сеть дорог транспортных дорог была у нас на высшем уровне, даже на уровне многих стран мира и европейских.

У нас образование бесплатное, вплоть до докторантуры. В нашей стране медицина бесплатная вплоть до сложнейших операций. Народ жил в достатке, народу жилось хорошо, мы развивались постепенно и не нуждались ни в какой помощи. Внешний долг нашей страны до этих событий был нулевой. Этим всем и была сильна Сирия, и именно это стало поводом для того, чтобы напали на Сирию. К сожалению, Запад не хочет, чтобы такие страны существовали, которые бы имели свой характер и принимали собственные решения, чтобы были самостоятельными. Им нужны марионетки, которые только слушаются и выполняют приказы своих господ, а Сирия такой не была.  

Притом, настоящая власть у нас поддерживает очень хорошие отношения с Ираном, с Россией, с Китаем и вообще со странами БРИКС и со многими другими странами мира. Это опять-таки является причиной для того, чтобы разорвать эти связи каким-то образом, именно потому, что у нас очень хорошие отношения с Ираном. А вы все знаете, что сейчас Запад, в основном США и страны НАТО тоже выступают против Ирана и грозят Ирану тоже, говоря о наличии атомной программы у Ирана и так далее.

Исходя из этого и потому, что Сирия занимает очень важное геополитическое положение не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире. И то, что Сирия обладает ресурсами, и то, что через Сирию проходят газопроводы, нефтепроводы, и должны будут проходить также и другие газопроводы и нефтепроводы, и то, что обнаружились на берегах Сирии в Средиземноморье колоссальное количество газа и нефти, в основном у берегов Сирии, это послужило причиной, чтобы сменить нашу власть. Потому что наша власть не устраивает Запад, который хочет, чтобы в Сирии была такая власть, которая подчинялась бы Западу и выполняла бы их приказы.

Поэтому, к сожалению, два с половиной года назад и начались беспорядки в Сирии. В начале этих событий многие говорили, что в общем народ не доволен, народ требует улучшения образа жизни, что народ требует большей демократизации страны, и начались демонстрации в некоторых городах Сирии. Но это была явная провокация, потому что народ Сирии сам на это не пошел бы, а провоцировали это именно те, которые хотели, чтобы народ бунтовал, чтобы выступил против власти. Когда этот сценарий не прошел, потому что мало кто выходил на демонстрации против власти, в основном были демонстрации в поддержку власти, миллионные демонстрации выступали в поддержку нынешней власти.

Поэтому Западу пришлось сменить свой сценарий, они перешли к другому сценарию, когда стали использовать оружие против нашей власти, против наших полицейских, охранников порядка, чтобы потекла кровь, и на этом основании посеять рознь среди населения, чтобы происходили столкновения, уже на основе религии, на основе разных конфессий. Пробовали такой сценарий, но такой сценарий тоже не прошел, потому что наша власть выступала очень хорошо тогда, успокаивали народа, в общем делала все возможное для того, чтобы требования народа даже первоначальные были исполнены.

И наша власть и в основном наш президент осуществили очень много реформ в Сирии в начале этих событий. Была принята у нас новая конституция и очень много принято новых законов, которые удовлетворяют требованиям народа. Мы все видели, как все эти события развивались. Потом уже к нам стали перебрасывать всех террористов и наемников мира на территорию Сирии, которые проводили террористические акты во многих районах страны, стали уничтожать и взрывать инфраструктуру страны, начали убивать наших ученых, наших военных. Они уничтожают, сжигают церкви.

Между прочим, Сирия, думаю, вы все знаете, это колыбель мировых цивилизаций, это музей под открытым небом, и Сирия — страна светская, где живут и мусульмане разных конфессий, и христиане разных конфессий, даже есть у нас и евреи, и все они живут вместе прекрасной жизнью и одной семьей. Этим в общем-то и славилась Сирия, и славится до сих пор. Но, к сожалению, Запад решил прибегнуть именно к такому сценарию с террористами.

Вы, думаю, все знаете, что на территории Сирии сейчас участвуют террористы из многих стран мира, они совершают самые зловещие преступления против нашего народа. Есть у нас город, который называется Малюля. Малюля — это единственный город мира, где население говорит на древнейшем арамейском языке — языке Иисуса Христа. Я был губернатором в свое время Дамаской области и там способствовал открытию института для изучения и преподавания этого языка. И, вы представляете, вчера преступники напали на этот город, где большинство населения христиане, бомбили церковь, главную церковь в этом городе, сожгли ее, и очень много людей погибло в результате этой операции. И до сих пор город находится под угрозой этих террористов. К сожалению, такой сценарий сейчас разыгрывается. 

Но опять-таки, то, что наша армия остается сильной, наша экономика остается сильной в течение этих двух с половиной лет, им надо было уже перейти к иному сценарию, о котором мы все сейчас слышим, весь мир уже об этом говорит. Теперь нам уже угрожают военным ударом по Сирии (США, конечно) из-за якобы наличия химического оружия в Сирии. Конечно, же это, и я заявляю перед вами всеми, что это ложь, это чушь, это совсем неправда и клевета. Не могла наша армия и не может власть Сирии прибегнуть к применению химического оружия. Именно потому, что, во-первых, по человеческим принципам мы не можем делать этого. Во-вторых, потому, что наша армия сейчас одерживает победу над этими террористами. В-третьих, потому, что комиссия инспекторов ООН прилетела к нам в Сирию накануне применения террористами химического оружия.

Представляете, что только прилетела комиссия, и на следующий же день было применено химоружие! Это явная провокация. Тем более было использовано это химическое оружие на расстоянии трех километров от того места, где находилась эта комиссия, хотя представители должны были ехать на север в провинцию Алеппо для инспектирования применения химического оружия еще пять месяцев назад. О таком применении химоружия заявляло наше правительство и призывало ООН, чтобы они отправили нам своих представителей для проверки того места, где применялось химическое оружие, потому что было использовано именно террористами и это было доказано. Даже в то время член комиссии Карла дель Понте говорила о применении химоружия террористами.

И вот поэтому сейчас угрожают Сирии военным ударом, США старается всеми силами собрать какой-то союз против Сирии, но все говорят, что конгресс должен совещаться девятого сентября и принять решение. Весь мир ждет теперь решения Конгресса США. Вот так коротко я изложил информацию о Сирии. Если какие-то вопросы, прошу вас, я готов отвечать.

Юрий Гаврилечко: Господин Посол, сначала у меня как у модератора будет к вам несколько вопросов. Европа очень давно не воевала. И на самом деле то, что происходило в Ираке, то, что относится к событиям «арабской весны» и события сейчас в Сирии (уже 2,5 года войны), для нее это шоу, одна из разновидностей шоу-бизнеса — война по телевизору. Очень удобно. Но при любом развитии событий, либо вашему правительству удастся что-то сделать с террористами и они уйдут, то они уйдут в Европу, потому что отдыхать лучше там, где их принимают, снабжают, и на самом деле там, где безопасно. Все-таки сирийская армия уже несколько лет ведет войну с партизанами, собственно говоря, в городских условиях. Ни одна европейская армия подобного опыта не имеем в принципе даже теоретически.

В случае же, если коммуникации в Сирии будут разрушены, даже если не будет наземной операции, а будет военная интервенция, уже сейчас видно, что часть людей уходит, появляется масса беженцев, все-таки в Сирии живет больше двадцати миллионов человек. И какая-то часть бизнеса безусловно окажется в той же самой Европе. То есть в любом случае, при любом развитии событий, все-таки европейцы ощутят на себе, что эта война пришла к ним домой. Насколько они, как вы считаете, оценивают подобные риски? Это первый вопрос.

И второй. Поскольку на стороне оппозиции воюет, вы говорили, да и, может быть, многие эксперты это отмечали, изобильное количество наемников, не может ли Сирия в случае начала действительно военной интервенции стать неким аналогом Испании тридцатых годов прошлого века? Когда на стороне правительства будут сражаться добровольцы, волонтеры и так далее из других стран, о чем тоже уже говорят. То есть, как вы оцениваете перспективы и возможности такого развития событий?    

Плюс, если будет проведена в принципе военная операция, откуда вы ее ожидаете? Ни Израиль, насколько я знаю, своих баз не предоставлял для размещения интервенционного корпуса и не заявлял об этом. Турция не очень хочет, чтобы с ее территории шли иностранные войска, поскольку она уже имеет прецедент создания иракского Курдистана, по сути квазигосударства. И если сирийскому правительству не удастся сдерживать ситуацию или возникнуть подобные проблемы, она получит еще одно квазигосударство курдов, теперь уже со стороны Сирии, и возможную перспективу войны на территории Турции. Ей это тоже не очень надо. Откуда может начаться именно наземная операция? Откуда можно ожидать агрессию?       

Мохаммед Саид Акиль: Во-первых, то что сказано насчет удара, насчет войны, насчет возможностей, конечно, такого военного сценария, я вам скажу, что дело не в беженцах, которые придут в разные страны мира, особенно в Европу. Дело совсем не в беженцах. Дело именно в этих наемниках, преступниках, которые воюют в Сирии против сирийского народа. Они вернутся назад в те страны, откуда их послали в Сирию. И они поедут туда с такой идеологией и с таким опытом, что они не будут там просто сидеть и жить нормальной жизнью. Это преступники и они будут заниматься и дальше преступностью в тех странах, из которых они поехали воевать в Сирию. Это самое главное.

А то, что будут беженцы, это, конечно, беда для народа, что людям приходится покидать свою страну и куда-то уезжать для того, чтобы мирно жить. Конечно, это очень плохо отразится на нашем народе, и то, что сейчас в данный момент уже есть беженцы в соседних странах, хотя некоторые источники говорят, что их уже больше двух миллионов, но я бы такого не говорил. Есть, конечно, сейчас беженцы из Сирии на территории Турции, на территории Ливана, на территории Иордании в основном, где уже созданы лагеря для этих беженцев. Но очень много нашего народа сейчас покинуло Сирию не как беженцы, а просто много у нас бизнесменов, много  людей, которые имеют возможность жить в других странах временно, пока в Сирии не успокоится. Их нельзя считать беженцами.

Но дело даже и не в этом. Самое главное, чтобы предотвратить этот удар. Если военное нападение будет, то оно уничтожит не только страну, не только Сирию и ее учреждения, этот удар убьет многих людей, это будут человеческие страдания. И если кто-то думает, что это просто прогулка, что бросили несколько бомб и на этом все закончится, то это совсем неправда. Во-первых, для народа, для страны будет большая беда, страдания людей большие будут. Во-вторых, никто не знает, и тот, кто начинает войну, не знает, кто закончит эту войну, и чем закончится эта война. Это самое страшное.

Сирия занимает очень важное геополитическое место в мире, как я уже говорил, и поэтому, не дай Бог, если они применят такой удар, то тогда эта война может расшириться и охватить очень много соседних стран. И тогда эта война может дойти даже до Европы, и не беженцами, а именно результатом этой войны и такой агрессии. Потому что если будет такое вторжение, тогда, конечно, Сирия молчать не будет, а будет защищаться, и Сирию будут защищать тоже дружественные страны, которые поддерживают нашу страну. И этим война может расшириться, не дай Бог, и она может охватить не только наш регион, а может продвинуться дальше, расшириться больше. Тогда, я думаю, весь мир будет страдать. Не дай Бог, начнется еще третья мировая война. Вот чего нужно опасаться. А насчет беженцев, думаю, проблема не в них.

Второй ваш вопрос был насчет наемников. Я уже говорил, и практически ответил, что эти наемники в общем могут создать угрозу и для своих стран, когда они будут возвращаться назад. И в общем сейчас лидеры многих стран Европы говорят об этом, они боятся, что эти террористы вернуться к ним обратно, и будут совершать теракты в их странах, не дай Бог. Конечно, мы желаем другим народам ничего плохого абсолютно.  

Юрий Гаврилечко: Господин Посол, правильно ли я вас понял, что если начнутся активные боевые действия, то вашу страну могут военным образом поддержать ваши союзники — тот же Иран, возможно, Россия, Китай?

Мохаммед Саид Акиль: Чтобы сказать конкретно и точно, поскольку мы находимся перед представителями средств массовой информации, Иран заявил несколько раз, и заявлял неоднократно, что будет защищать Сирию. Хезболла — это организация ливанского сопротивления — явно заявили лидеры этой партии, что Сирию не оставят в беде, и будут защищать Сирию. Так что по крайней мере эта ось будет задействована каким-то образом, если, не дай Бог, будет предпринят удар. Это одно.

Конечно, и я уже говорил, что у Сирии тоже есть дружественные страны, с которыми у нас очень хорошие отношения. Но как они будут себя вести, я не знаю, выбор остается за ними. Как будет действовать Россия, как Китай, но мы знаем, что сейчас к берегам Средиземного моря, к берегам Сирии сейчас продвигается очень много разного типа кораблей. Но мы не знаем, как они будут действовать, как я уже говорил, если начнется эта война, и чем она закончится. Эти страны пока ничего не заявляли о возможности принимать непосредственное участие в этой войне. Чтобы вы это четко и ясно понимали.

Юрий Гаврилечко: И насчет плацдарма, откуда Сирия может ожидать наземной военной операции? 

Мохаммед Саид Акиль: Вы знаете, этого нужно ожидать со всех сторон. Между прочим, есть американские базы в странах Арабского залива, размещаются базы на Кипре, есть на Мальте. Как известно, сейчас находятся американские военные, хотя они говорили о небольшом количестве, в Иордании, в Турции распложены американские базы. И сам премьер-министр Турции Эрдоган грозил тем, что если откроется удар против Сирии, то Турция будет принимать участие в нанесении такого удара. То есть можно ожидать удара со всех окружающих мест, что он будет нанесен против Сирии. Но мы надеемся до сих пор, что мир прибегнет к разуму, и такого удара не будет, потому что от этого всем будет плохо, не только сирийцам. И поэтому, не дай Бог, США применит такой шаг. 

Юрий Гаврилечко: Большое спасибо. Вопросы, пожалуйста.

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: Вы сказали, что ИРА, Хезболла уже заявили о возможной поддержке Сирии. Скажите, пожалуйста, а сама Сирия уже к кому-то обращалась за помощью и поддержкой, вели уже какие-то переговоры в этом русле? Предположим, вы, может быть, уже были уже на аудиенции у Виктора Федоровича Януковича и разговаривали о какой-то поддержке Сирии. Либо у других стран руководство Сирии уже просило помощи или нет?

Мохаммед Саид Акиль: Если говорить о помощи, то помощь может быть разной. Во-первых, даже не буду говорить о помощи, а о поддержке, наверное. Есть поддержка существенная со стороны очень многих стран мира. Во-первых, есть политическая поддержка, есть дипломатическая поддержка и такую поддержку оказывают многие страны мира. В том числе и Украина, поскольку Украина заявила, и сам господин президент, господин Янукович заявил, что Украина категорически против внешнего вмешательства в дела Сирию, и Украина за то, чтобы этот вопрос решался политическим и дипломатическим путем. Само по себе это тоже поддержка, и это означает, что мы не поддерживаем эту войну или этот удар. Конечно, много других стран мира тоже оказывают подобную поддержку.

А если вы спрашиваете насчет военной поддержки, то я уже говорил, что Иран заявил, что они готовы защищать Сирию. Но каким образом, это они решают. Также ливанское сопротивление Хезболла тоже заявило о том, что защищать Сирию будут, но каким образом, я не знаю. А вот другие страны, как страны БРИКС или другие, как будут себя вести, выбор остается за ними.

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: А просило ли руководство страна о такой помощи? Мой вопрос заключался в том, обращались ли уже за помощью к кому-то или нет?

Мохаммед Саид Акиль: Знаете, есть…

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: Я поясню. Вот США собирает, как вы говорите, какую-то группировку или альянс для того, чтобы их решение в отношении Сирии поддержали. А Сирия ведет переговоры, чтобы создать какой-то альянс в противовес этому или нет?  

Мохаммед Саид Акиль: Я могу говорить только о политических и дипломатических шагах, а о том, что могут вестись какие-то именно военные переговоры я не могу, я не имею такой информации. А то, что политические и дипломатические наши ведутся позитивные переговоры и хорошие связи, я в курсе дела, а насчет военных действий я не в курсе.

Ангелина Карякина, «Евроньюз»: Вы ранее заявляли о том, что на стороне оппозиции воюют также и украинцы. Скажите, пожалуйста, вы могли немного пояснить, что это за люди, откуда эта информация, откуда они приезжают, почему там находятся? Идет ли речь, скажем, исключительно о боевиках или там есть еще какие-то наемники? Есть ли там исламистские радикалы, которые воюют по каким-то идеологическим или религиозным убеждениям?

Мохаммед Саид Акиль: Хорошо, что вы задали такой вопрос. Я хочу здесь сделать поправку. Во-первых, я такого не заявлял, чтобы вы знали. А то, что было на пресс-конференции позавчера, там было следующее. Меня спросил один журналист. Он говорил, что имеется такая информация, что некоторые украинцы, в том числе и татары воюют на стороне вооруженной оппозиции или на стороне террористов на территории Сирии. Имеется ли у нас статистика об их численности, и знаем ли мы, если кто погиб, то сколько их погибло? Вот такой вопрос мне был задан.

Я сказал, что если посмотрите этот видеосюжет, то я ответил, что слышали об этом, но из многих стран мира, я даже назвал цифру, из восьмидесяти трех стран есть боевики-террористы, которые воюют против нашей власти в Сирии. Но мы не можем знать, откуда они, потому что сами террористы сжигают тела своих погибших, чтобы их нельзя было опознать. И у нас нет такой статистики.

Поэтому я и вам повторяю, что у нас официальной информации об участии украинцев в Сирии нет, и не имеется. Такая информация была опубликована в украинских СМИ, во многих украинских СМИ, и вы сами можете убедиться в такой информации, что есть такие сообщения. И даже были названы имена и приведены копии паспортов якобы некоторых из погибших. Но это не моя информация, а это информация в украинской прессе, можете обратиться к интернету и поставить там запрос: «Убит 20-летний парень» и найдете такую информацию. Но это не наша информация, чтобы быть точными.

Ангелина Карякина, «Евроньюз»: У вас нет никакой информации ни о наемниках, ни о боевиках?

Мохаммед Саид Акиль: Нет, никакой. И об украинцах у нас нет такой информации, чтобы вы знали, я это заявляю официально. А то, что я говорил, это не было заявление, а чтобы просто подкорректировать. Я так ответил, и сказал, что мы тоже об этом слышали, если вы обратитесь к записи той пресс-конференции.

Ангелина Карякина, «Евроньюз»: А что значит слышали?

Мохаммед Саид Акиль: Слышали из средств СМИ. Между прочим, было и заявление Мустафы Джемилева об этом, вы, наверное, следили за информацией. Так что это не наша информация.

Юрий Гаврилечко: Прошу следующий вопрос.

Владимир Донец, UBR: Скажите, пожалуйста, господин Посол, есть ли у вас информация о том, поставляет ли Украина оружие в Сирию и в каких объемах?

Мохаммед Саид Акиль: Нет. Относительно вооружения, то у нас соглашение с Россией, и эти соглашения выполняются в срок. А с Украиной у нас не имеется таких соглашений.

Владимир Донец, UBR: И еще один вопрос. Возвращаясь к вопросу беженцев. Вы говорите, что данные ООН не точны по поводу того, что беженцев из Сирии два миллиона или даже больше. Есть ли у вас информация, сколько беженцев выехало из Сирии? И есть ли беженцы в Украине и сколько их тут?  

Мохаммед Саид Акиль: Я не могу назвать цифру, потому что нет такой информации. В общем каждая сторона и многие наводят разные цифры. Кто-то давал информацию уже о пяти миллионах, кто-то говорит о двух миллионах, а кто-то и миллионе. Но такой статистики нет ни у кого на данный момент.

Они как берут эти цифры? Из пограничных пунктов, сколько людей покинуло Сирию. И вот они берут эти цифры и говорят. Но вот я знаю, что  очень многие сирийцы сейчас находятся в Египте, но они не беженцы, они богатые люди, у них достаточные средства для жизни. В Ливане очень много, но в Ливане всю жизнь жили сирийцы, поэтому их нельзя называть беженцами. А которых можно называть беженцами, то это те люди, которые находятся в лагерях, разбитых на границе, на территории Турции, на территории Ливана и на территории Иордании.

Владимир Донец, UBR: Но существует официальный статус беженца, когда вне зависимости от материального состояния он может обратиться к любому государству и попросить убежища у него. Есть ли такие люди в Украине или других странах?    

Мохаммед Саид Акиль: В Украине есть люди, которые просили такого человеческого пристанища, или как это называется гуманитарное убежище, можно сказать. Есть случаи, цифру я не могу назвать, но есть такие. Но опять-таки, я считаю, что они не являются беженцами, по моему мнению. Может быть, среди них есть и такие, кто нуждаются в таком убежище, у меня нет такой информации. Но я думаю, что некоторые просто временно уехали из Сирии, боясь попасть под военные удары.

Владимир Донец, UBR: А сколько сейчас граждан Сирии стоит официально на консульском учете, которые пребывают на территории Украины?  

Мохаммед Саид Акиль: Вообще у нас диаспора большая здесь. Наша диаспора насчитывает больше пяти тысяч наших соотечественников. Но здесь я не могу сказать, кто просил убежища, а кто по иным причинам, у меня нет такой информации. Но наша диаспора в общем большая здесь.

Юрий Гаврилечко: Всего где-то около пяти тысяч сирийцев на территории Украины?

Мохаммед Саид Акиль: Да.

Владимир Донец, UBR: Я так понимаю, что они здесь работают?

Мохаммед Саид Акиль: Конечно, живут, работают. Но это не беженцы, я говорю о диаспоре.

Юрий Гаврилечко: Вы говорили о том, что существуют договоренности с Россией о поставке вооружения, и они выполняются. Что именно туда входит, и что в последнее время получила Сирия? Чем она может ответить на те же самые авианалеты? Потому что очень много информации было о комплексах С-300. Есть они в Сирии или их там нет?

Мохаммед Саид Акиль: Я не могу говорить о наличии такого вооружения на данный момент, потому что я не владею такой информацией, во-первых.

Юрий Гаврилечко: Но спросить надо было.

Мохаммед Саид Акиль: Да, пожалуйста, конечно. Во-вторых, я думаю, что это военные вопросы, которые остаются в секрете. И, в-третьих, было заявлено, что Россия будет поставлять такого типа оружие.

Дмитрий Бабич, информагентство «ГолосUA»: Господин Посол, на протяжении последних двадцати пяти лет Сирия успешно противостояла экономическому давлению со стороны Соединенных Штатов. Насколько удастся противостоять военной агрессии? Насколько Дамаск готов к этому?

Мохаммед Саид Акиль: Хороший вопрос. Конечно, то, о чем вы говорите, об экономической базе Сирии, это так и есть, и это на самом деле дает нам силы сопротивляться. В Сирии была построена очень крепкая экономическая база. Я уже говорил, что Сирия самостоятельное государство и внешний долг у нас был нулевой. Сирийцы едят то, что посеют, и одевают то, что сами производят. И поэтому этим сильна Сирия, конечно.

А относительно того, сможет ли мы противостоять внешним ударам, то, конечно, мы будем защищаться, потому что у нас выбора нет на самом деле — или сдаваться, или защищаться. А мы приняли решение защищаться до последнего. И я думаю, что у нас будет, чем защищаться, и у Сирии есть свои друзья.

Юрий Гаврилечко: Господин Посол, у нас приближается ноябрь, и по многим прогнозам восемнадцатого ноября Украина подпишет соглашение об ассоциации с ЕС и Зоне свободной торговли. Насколько я знаю, у Сирии уже достаточно давно существует аналогичное экономическое соглашение с Евросоюзом, но от враждебных политических действий это никак не спасает. Так, по вашим прогнозам, стоит ли Украине в случае каких-либо сложностей здесь готовиться к волне «демократизации» по типу сирийской после подписания данного соглашения? То есть само по себе такой договор никак не защищает страну от политически недружелюбных действий.

Мохаммед Саид Акиль: Я думаю, что это два разных момента. То, что Украина собирается вступить в Евросоюз, это одно, хотя там будут какие-то нюансы, это политика страны, конечно. А насчет отношений, допустим, по отношению к Сирии или насчет политики, это не должно влиять. Сейчас в Евросоюзе хотя и есть страны-члены, которые выступают против Сирии, мы слышали о том, что Франция ведет такую борьбу, можно сказать, информационную пока против Сирии и готова участвовать в нанесении удара. Но будем надеяться, что народ Франции не позволит руководству вмешиваться в дела Сирии.

Я имею в виду, что есть такие страны, которые выступают против Сирии, но есть и другие страны — тоже члены ЕС, которые недовольны политикой других европейских стран по отношению к Сирии, и некоторые из них не участвуют в таких договоренностях, и даже против нанесения такого удара. Мы слышали о таких заявлениях. Поэтому, я думаю, что это разные вещи. И то, что существуют определенные соглашения между странами, это не должно влиять на политические отношения и на исход событий в будущем.     

Юрий Гаврилечко: Тем не менее, наличие такого соглашения с ЕС о Зоне свободной торговли у Сирии никак не помешало экономической блокаде. То есть по сути это не является некоей панацеей или неким лекарством от экономических блокад? 

Мохаммед Саид Акиль: Конечно, не является. Всякое может быть.

Юрий Гаврилечко: Спасибо.

Мохаммед Саид Акиль: Пожалуйста, какие еще есть вопросы?

Юрий Гаврилечко: Очевидно, вы очень подробно рассказали.

Мохаммед Саид Акиль: Просто я хочу попросить дорогих присутствующих журналистов обратить внимание народа и слушателей на то, что этот удар никому не нужен, нам нужен мир на земле. Наша страна миролюбивая страна, всю жизнь Сирия была за мир.

Я еще одно хочу сказать, что еще пять тысяч лет назад у нас нашли такой камень, на котором было написано, что существовал сирийский бог в то время, пять тысяч лет назад, которого звали Ваал. Он сказал дословно: «Бросайте меч и берите лопату. Давайте засеем землю, посеем добро на всей земле, чтобы не было войны на земле». Это было сказано еще пять тысяч лет назад. Сирия ни на кого никогда не нападала, Сирия всегда была за мир, всегда наш народ, если кто-то из вас ездил туда, может, знает, очень приветливый, очень миролюбивый народ. И как я уже говорил, мы ни на кого не нападали, на нас нападали, у нас отнимали землю, вот Голанские высоты сейчас оккупированы Израилем. А мы ни на кого никогда не нападали.

И поэтому мы не хотим, чтобы была война, мы не хотим, чтобы на нас нападали. И поэтому призываем миролюбивые силы мира поддержать Сирию, они должны объединиться и сказать — нет войне. Эта война никому не нужна. Мы видели, что произошло в Афганистане, и что там происходит до сих пор, мы видим, что произошло в Ираке и происходит до сих пор, что в Ливии. Покажите, пожалуйста, где эта хваленая американская демократия, которую они принесли в эти страны? Я просто мечтаю найти хотя бы одного человека, который сказал бы, что США привнесли демократию в какую-то страну, в которую они вторглись, или что они там защищали права человека. Такого не было нигде, и не будет, потому что они проводят агрессивную политику.

И поэтому я прошу вас, чтобы именно вы донесли своим читателям именно такую картину, что это никому не нужно, что такое нападение грозит миру на земле, не только народу Сирии, а это может дойти и до вашей страны тоже, не дай Бог.

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: Господин Посол, еще короткий вопрос. У меня есть неофициальная информация о том, что в последнее время Украина сирийским гражданам не выдала ни одной визы. Так ли это? Можете ли вы подтвердить или опровергнуть эту информацию?      

Мохаммед Саид Акиль: Нет, я бы такого не сказал. Люди из Сирии сюда приезжают, обращаются к нам, мы их регистрируем. А чтобы был официально такой запрет, я не слышал. 

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: А вот за последний год, например, сколько въехало сирийцев в Украину?

Мохаммед Саид Акиль: Я думаю, что ничего не изменилось, как было, так и осталось. Я не могу назвать цифру на данный момент, но ситуация остается такой, как была раньше. Может быть, у вас есть такая информация, но я такой информацией не владею. 

Юрий Гаврилечко: То есть таких случаев обращений в посольство и к вам лично с просьбой помочь в получении украинской визы, потому что им отказали, не было? 

Мохаммед Саид Акиль: Не было.

Юрий Гаврилечко: Я правильно понял ваш вопрос?

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: Но должна же быть официальная информация, сколько за последний год граждан Сирии стало на учет в консульстве в Украине, если они приезжают на долгий срок? Просто есть информация, что Украина перестала выдавать визы украинцам, так ли это?

Мохаммед Саид Акиль: Я здесь уже почти два с половиной года, но я не заметил, что что-то изменилось в этом отношении.

Виталий Тарасов, ТРК «Украина»: Спасибо.

Юрий Гаврилечко: Спасибо. Будем надеяться, что с помощью и сирийского посольства, коллеги, кто-то из нас попадет в Сирию и, надеюсь, в мирную Сирию, чтобы посмотреть, что там происходит и осветить эту ситуацию. Большое спасибо, господин Посол. Большое спасибо, коллеги. До встречи здесь снова. 

Мохаммед Саид Акиль: Спасибо вам.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.