Публикации Политика минздравминистр

Итоги первого месяца работы нового "народного" министра здравоохранения Олега Мусия

base article image

На днях истекает первый месяц работы нового Кабинета Министров Украины. А вместе с ним и первый месяц работы Олега Мусия на должности главы Минздрава. Несмотря на то, что срок работы нового министра столь короткий, он уже запомнился рядом скандалов и крайне противоречивой риторикой.

Первые публичные заявления Олега Мусия были связаны исключительно с его предыдущей деятельностью – в качестве председателя Всеукраинского врачебного общества, председателя Общественного Совета при МОЗ Украины и руководителя медицинского штаба Майдана - речь шла исключительно о врачебном самоуправлении и "жертвах Майдана".

То, что представители СМИ поспешили окрестить преимуществами нового министра, а именно его многолетний опыт в общественной деятельности и значительный перечень пройденных учебных курсов за рубежом, должно было убедить общество: кадровый врач и общественный деятель – это лучший выбор для одного из самых скандальных министерств.

Олег Мусий убеждал, что имеет достаточный опыт для реформирования отрасли и исправления ошибок Раисы Богатыревой, а также публично пообещал отчитываться о проделанной работе каждые две недели. За прошедший месяц не было ни одного такого публичного отчета, хотя должно быть по крайней мере два.

Реальные результаты прошедшего месяца

Кадровый вопрос:

Несмотря на яростные призывы Мусия к чистке рядов коррупционеров среди чиновников Минздрава, два заместителя Богатыревой (Толстанов и Богачев) до сих пор занимают эти ключевые должности ведомства (причем, Богачев является руководителем аппарата и отвечает за тендерные закупки).

Те же заявления о необходимости очистить всю структуру Минздрава от коррупционеров и их теневых махинаций плавно трансформировались в утверждение, что большинство сотрудников Минздрава к теневым схемам никакого отношения не имеют. И если первое заявление еще претендовало на кредит доверия от общественности (ведь Мусий 10 лет возглавлял Общественный совет при МЗ и вполне мог знать много интересного по теневым коррупционным схемам), то второе заявление вызвало закономерное удивление - неужели только сейчас Мусий понял, что коррупционеров среди чиновников вообще нет? Тогда о ком шла речь раньше?

Популизм, чтобы удовлетворить Майдан? Или изменение риторики в связи с появлением собственных финансовых амбиций?

Также удивляет поведение Мусия в отношении заместителя министра - руководителя аппарата Романа Богачева. Публичные заявления о необходимости увольнения именно этого лица прозвучали только в течение последней недели. Мусий обвинил лоббистов "Семьи" в давлении и попытках оставить коррупционера на должности. Удивляет, почему министр не может уволить своего прямого подчиненного. Более того, обращается к общественности с резкими заявлениями о давлении на него. Может, соглашаясь на должность министра, Мусий ожидал, что всю неприятную работу по очистке кадров за него выполнят другие? Кто эти другие? Или лоббисты, которые до сих пор оставляют у власти Богачева, сумели сразу "заинтересовать" нового министра и он бы с удовольствием оставил Богачева на должности, но СМИ начали задавать много вопросов и пришлось наскоро оправдывать свое бездействие?

Коррупционные схемы:

Заявления Мусия всегда содержат тезисы о необходимости жесткой борьбы с коррупцией. Но прошедший месяц не дал никакого ответа на вопрос, кто, как, когда и в каких объемах воровал государственные средства. Никакой конкретики, ни одного факта до сих пор не приведено. Однако уже есть несколько примеров, когда чиновники, которые не устраивают Мусия по тем или иным причинам, получают от него ярлык коррупционеров без публичных разъяснений.

Например, Олег Мусий в СМИ неоднократно называл коррупционером Алексея Соловьева, руководителя Гослекслужбы, не приводя никаких, даже устных или обобщенных, доказательств своих обвинений. Более того, на своей странице в Фейсбуке министр потребовал от «Правого сектора» разобраться с Соловьевым. С точки зрения общественности, это уже является прямым призывом к силовым методам разрешения ситуации. Еще больше удивляет тот факт, что Мусий требует от Соловьева положить заявление об увольнении на его стол, хотя Соловьев подчиняется премьер-министру Украины, а не министру здравоохранения. Вместо этого он по неизвестным причинам не поднимает вопрос о заявлении своего заместителя Толстанова (и даже публично признается в том, что лоббирует его переутверждение на занимаемой должности) и путается в собственном отношении к руководителю аппарата Богачеву, хотя оба подчиняются непосредственно Мусию и первыми должны были сложить полномочия.

Конфликт с Гослекслужбой Украины:

Если детально проанализировать публичные заявления министра Мусия относительно Алексея Соловьева, то ситуация вокруг Гослекслужбы Украины, которую он возглавляет, выглядит вполне прозрачной и понятной.

Олег Мусий обещал искать виновных в коррупции и высоких ценах на лекарства. Обе эти задачи являются приоритетными задачами министра здравоохранения. Но несколько интервью Мусия четко дают понять, что реальных виновных он искать не намерен.

Министр заявил, что значительной составляющей цены на лекарства являются выплаты взяток, "серых денег" при регистрации лекарств и проверке условий их производства. В этих схемах вроде бы задействованы Гослекслужба и Государственный экспертный центр. Мусий делает вывод, что всему виной именно созданные в Гослекслужбе схемы. Однако Государственный экспертный центр, который регистрирует лекарства, является дочерним предприятием МОЗ Украины и не подчиняется Гослекслужбе. Напротив, он подчинен министерству. Почему Мусий до сих пор не уволил руководителя Центра Елену Нагорную? Или не инициировал расследование коррупционных схем в подконтрольном ему предприятии?

Также удивляет обвинения в адрес Гослекслужбы в нежелании мониторить международные цены на лекарства и обеспечивать их снижение. Ведь функции по регистрации оптово-розничных цен на лекарства, а также инициированию подписания министерством здравоохранения или правительством любых нормативно-правовых документов по регулированию ценообразования положены именно на Минздрав.

В любом случае (если Мусий умышленное отводит удар от коррупционного Экспертного центра либо он не знает базовых законодательных актов, разграничивающих обязанности и ответственность различных ведомств) для украинского общества такое поведение министра неприемлемо. И неясно, кто хуже – саботажник или невежда.

Посредники и фирмы- прокладки:

Также стоит отметить, что в сфере компетенции Гослекслужбы Украины с 2011 года все лицензии (на производство, оптовую и розничную торговлю) являются бессрочными, а с 2013 года бессрочными стали и лицензии на медицинскую технику.

Раиса Богатырева в свое время принципиально не хотела ломать существующие схемы регистрации лекарств и выдачи разрешительной документации через подконтрольный ей Государственный экспертный центр. Ведь в процессе задействованы десятки и сотни фирм-прокладок, посредников и других теневых игроков.

Именно поэтому Богатырева была против бессрочных регистрационных свидетельств для лекарственных средств и бессрочных лицензий на медицинскую практику. Это бы оставило ее структуры без значительного теневого финансирования.

Почему сейчас Олег Мусий также выступает против подобных логических и европейских нововведений? Не собирается ли он приспособиться к существующим механизмам?

Коррупция при закупке автомобилей скорой помощи:

Несмотря на громкие заявления об антикоррупционных мерах, одиозные автомобили скорой помощи, закупленные еще во времена Раисы Богатыревой, постепенно распределяются по регионам.

В то время как Генеральная Прокуратура возбудила дело по факту растраты в особо крупных размерах, министерство почти ежедневно на страницах официального сайта сообщает об очередной передаче автомобилей в различные области Украины.

Мусий утверждает, что тендеры – это дело правоохранительных органов, а машины нужны на местах. Однако забывает, что претензии у общественности и правоохранительных органов были как раз к сомнительному оборудованию в автомобилях, которое было выбрано тендерным комитетом Минздрава Украины из всего предложенного широкого перечня предложений. То есть по сути Мусий полностью продолжил линию поведения Раисы Богатыревой, которой было безразлично качество автомобилей, важно было только отвлечь внимание на местах от беспорядка и бездеятельности в области.

Медицинская реформа:

Во время брифинга в Кабинете Министров Украины министр здравоохранения Олег Мусий жестко раскритиковал принятый Верховной Радой Украины Закон Украины "О введении моратория на ликвидацию и реорганизацию учреждений здравоохранения". За этот закон 23 февраля 2014 г. проголосовало 311 нардепов – конституционное большинство.

"Относительно абсолютно популистского закона Ляшко о запрете закрытия заведений здравоохранения и их реорганизации, который не соответствует никакому пониманию. Взамен я бы предложил таким инициаторам платить собственные средства за пустой воздух, за пустые учреждения здравоохранения, которые нужно содержать в смысле коммунальных затрат, заработной платы врачам. Если такие инициаторы способны оплачивать пустые кровати и отсутствие работы у врачей, такие законы имеют право на существование", - заявил Мусий.

Напомним, пояснительная записка к данному Закону Украины четко определяет причины необходимости его принятия: "Указанный проект Закона Украины разработан с целью недопущения ликвидации и реорганизации учреждений здравоохранения и обеспечения конституционного требования статьи 49 Конституции Украины о запрете сокращения существующей сети учреждений здравоохранения."

Законопроект был зарегистрирован под номером 2201 еще 6 февраля 2013 г. Народные депутаты от тогдашней оппозиции связывали задержку в его принятии исключительно с лобби бывшего министра здравоохранения Раисы Богатыревой и коррупционными схемами, которые инициировались и поддерживались руководством ведомства на местном уровне.

Олег Мусий, который неоднократно заявлял о необходимости детально проанализировать ход медреформы до принятия решения по ее дальнейшей реализации, резко изменил свою умеренную точку зрения и, считая приемлемым закрытие больниц, не желает, чтобы ведомство платило зарплату "лишним" врачам.

Таким образом, как видим, никакого анализа так проведено и не было. Напомним, все данные Мусий обещал обнародовать каждые 2 недели – никакой публичной информации о реальном ходе медицинской реформы до сих пор не получено. Но это не мешает министру менять свою точку зрения на прямо противоположную.

Государственные программы:

Публично заявляя о необходимости сохранения всех действующих государственных программ в сфере здравоохранения, Олег Мусий либо не проводит никакой работы по их реальному сохранению, либо путем умышленной бездеятельности сводит к минимуму шанс дальнейшего существования таких программ. Фразы о сохранении программ, которые исходят из уст министра, не имеют никаких подтверждений, зато все опубликованные проекты финансирования так или иначе содержат такое сокращение (от моратория на ремонты/строительство до сокращения надбавок медперсоналу). Если же министра спрашивают прямо, и невозможно уйти от ответа, он тоже, в конце концов, говорит об урезании зарплат и ликвидации больниц.

Такая противоречивая риторика двулика и недопустима для министра.

Взятки врачам:

В свое время жесткую критику со стороны общественного мнения претерпела пролоббированная Раисой Богатыревой норма законодательства, разрешающая официальные благотворительные взносы в пользу заведений здравоохранения. Ключевой проблемой общественность назвала то, что эта норма фактически узаконивает взятки. Сейчас без благотворительного взноса, сумма которого начинается с 50 грн. и выше, невозможно попасть к врачу узкой специализации (только к терапевту).

Олег Мусий не инициировал отмену такой нормы, однако популистским образом заявил, что врачи не имеют права требовать деньги с пациентов. Такими врачами должны заняться правоохранители.

Причем, похоже, что министр даже не знает, что реально взятки требует руководство больниц, а врачам не разрешается обслуживать пациентов без денег (иначе надо доплачивать собственные средства в кассу главному врачу).

Более того, Мусий считает "абсолютно нормальным, если после оказания медицинской помощи пациент финансово благодарит врача". Такое публичное заявление министра прямо наводит на мысль о попустительстве взяточничеству и нарушении норм Конституции Украины относительно бесплатной медицины.

Фармацевтический рынок:

Отдельно следует отметить неоправданно пристальное внимание министра Мусия к фармацевтическому рынку Украины. Предыдущий опыт его работы отнюдь не был связан с фармацевтикой. Однако вместо того, чтобы заниматься медицинской реформой и другими насущными проблемами здравоохранения, все свое время Мусий посвящает именно рынку лекарственных средств.

Индийские лекарства:

Резко и неэтично прозвучало его заявление относительно качества индийских лекарств. В частности, все лекарства индийского производства в интервью СМИ были названы Мусием препаратами сомнительного качества.

Подобные слова крайне негативно характеризуют министра, ведь он бездоказательно обвиняет производителей в грубом нарушении действующего законодательства Украины.

Олег Мусий не мыслит как государственный деятель, который несет ответственность за экономическую ситуацию в государстве. Такая низкопробная и явно популистская риторика может негативно отразиться на торговых взаимоотношениях между Индией и Украиной, в частности на состоянии внешнеторгового баланса между нашими государствами.

В то время как экспорт Индии в Украину состоит преимущественно из поставок лекарственных средств на сумму 200-250 млн. долларов США в год, украинские товаропроизводители ежегодно экспортируют в Индию товаров из разных отраслей промышленности на сумму около 3 млрд. долларов США.

Остается лишь надеяться на то, что Индия, которая неоднократно поддерживала Украину в последние месяцы и уже сегодня является огромным рынком сбыта для украинской продукции, не будет считать публичное заявление Мусия официальной позицией правительства Украины.

Отечественные лекарства:

В первые дни на новой должности Олег Мусий утверждал, что намерен опираться на прочную и мощную отечественную фармацевтическую отрасль. Но уже через несколько недель Мусий в прессе назвал отечественных производителей фирмами-"разливайками" того, что изготовлено за рубежом. Эти слова вызвали недоумение не только у профессиональной фармацевтической и медицинской общественности, но и у многих пациентов, которые не понимают, какие именно "5% продукции" Мусий считает "истинно отечественными", и пытаются сопоставить данные продаж отдельных производителей, чтобы понять, чьи конкретно интересы так безоговорочно лоббирует Олег Мусий.

Кодеиновая наркомания:

Олег Мусий: "Кодеиносодержащие препараты сегодня используют с целью наркомании. И эта проблема уже поднималась мной в Минздраве при встрече с производителями – «Интерхим»... Уже мной подписаны письма к Управлению здравоохранения и Гослекслужбе (чтобы они обнародовали это в аптеках) о строгом контроле отпуска по рецептам кодеиносодержащих препаратов. Они не будут поставлены на предметно-количественный учет, но контроль за их отпуском будет чрезвычайно серьезный. И тут я вижу большую роль общественности. Следить должны организации, которые борются с коррупцией, с наркоманией. При выявлении факта продажи без рецепта хотя бы одной упаковки кодеиносодержащего препарата – я буду инициировать и настаивать, чтобы такие аптеки лишались лицензии на право осуществления деятельности."

Обращаем внимание, строгий контроль в соответствии с действующим законодательством Украины – это исключительно предметно-количественный учет. Министр здравоохранения не может не знать, что во всех других случаях рецепт не остается в аптеке, а потому не может быть проконтролирован и отпуск препарата с кодеином.

Олег Мусий пытается лоббировать интересы завода "Интерхим" и всячески избегает вопроса предметно-количественного учета кодеиносодержащих препаратов. Зато придумывает какие-то письма для аптек (не предусмотренные действующим законодательством) и перекладывает ответственность за контроль над оборотом этих препаратов на общественные организации. Это является абсурдом с точки зрения работы органа исполнительной власти.

ВЫВОДЫ

Олег Мусий в течение десятилетия мирно сосуществовал рядом с преступной властью и ее коррумпированными чиновниками. Этот человек никак не мешал действиям власти (его ни разу не пытались отстранить от занимаемых должностей). Он был удобным для любых властей.

Мусий не имеет никакого опыта и знаний, связанных с функционированием фармацевтического рынка, однако всячески пытается сосредоточить полноту власти над этим рынком в своих руках (в руках своих советников). Это наводит на мысль о существовании кулуарных коррупционных договоренностей с рядом производителей и посредников, которые требуют такого полного контроля над отраслью.

Олег Мусий также дал возможность убедиться в собственной неспособности навести порядок в области здравоохранения. Ним не инициирован ни один процесс, который бы реально был призван изменить ситуацию с медицинской реформой, кадровым обеспечением отрасли. Вместо этого – ряд прямо противоположных заявлений, которые множатся в зависимости от заданных вопросов и невозможности избежать прямого ответа на них.

Более того, складывается впечатление, что министр не имеет никакого желания заниматься непосредственно проблемами отрасли, ведь все его заявления не содержат никакой конкретики, а являются только жалобами на неподконтрольных ему чиновников либо лоббированием чьих-то бизнес-интересов.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.