Интервью uncategory образованиевступительная кампанияреформавузпоступление

С. Николаенко: «В Украине напрасно ввели систему электронного поступления – для нас она неэффективна»

base article image

12 июля в Украине официально стартовала вступительная кампания. Около 40 тысяч заявлений абитуриентов для поступления в ВУЗ исчезли из-за сбоя в системе Единой государственной электронной базы по вопросам образования (ЕГЭБО), что дало повод критикам нынешнего руководства Минобразования сразу же заявить о провале кампании и даже о намеренном ее срыве. ГолосUA обратился к экс-министру образования и науки, председателю общественного Совета педагогов и ученых Украины, ректору Национального университета биоресурсов и природопользования Украины Станиславу Николаенко, чтобы узнать, как идет прием документов в условиях неработающей электронной системы, как обстоят дела с госзаказом в нынешнем году и как это отразится на количестве абитуриентов.

- Станислав Николаевич, как сейчас работают приемные комиссии и что предпринимают для приема документов абитуриентов?

- Сейчас где-то около ста человек у нас днем сидят принимают живые заявления – в бумажном виде. Потом сами вводим, потому что дети из села, там интернет не стабильный, проблемы. У нас тут зависает, а у них так вообще. Мы работаем с этими детьми, но эта работа начинается где-то после 8 вечера и продолжается до 2-3 ночи. То есть люди работают на истощение: днем работают с абитуриентами, а ночью – с документами. Есть еще досадные недочеты. Например, справка о том, что абитуриент приехал из сельской местности, которая дает ему право претендовать на 3%-ные льготы. Не указана, какой она должна быть формы: кто-то сфотографирует паспорт (прописку), кто-то другую справку дал. Все это требует дополнительной работы, волнение.

- Это была спланированная акция по срыву вступительной кампании?

- Я думаю, тут просто перешли от одной фирмы к другой. И та компания, которая выиграла тендер, она просто оказалась не готовой к этой всей вступительной кампании. Элементарная расхлябанность и бардак. Мне кажется, мы напрасно влезли в эту систему электронного поступления. Есть ВНО, есть результаты – и пусть университеты решают эти вопросы. Распишите госзаказ, финансирование, и пускай каждый набирает своего специалиста. Потому что формирование единых списков не целесообразно, особенно в экономике, потому что уровень знаний детей из сельской местности вдвое ниже, чем в городах – это данные Украинского центра оценивания качества образования по прошлому году. И они на такие специальности, как экономика, менеджмент и так далее просто не попадают.

- Но это европейская практика, такая система успешно работает в развитых странах…

- Она может эффективно работать в маленьких странах – таких, как Грузии. Для нас она безликая, не эффективная. Я с точки зрения поступающего – бухгалтер. Мне дали контрольные цифры, довели лицензионный объем, и я работаю с теми, кто к нам пришел, экзамены не принимаю, и коррупции тут нет никакой. Но вопрос в том, что нет этой нервотрепки – пускай студенты сдают мне в электронном виде в университет. Не надо также и 9 заявлений. Три университета по два заявления – достаточно, или два университета по три заявления. С головой, и не надо этих десяти. Один – ближайший, один – в областной центр, а один уже в Киев, Харьков или Львов.

- Какие прогнозы у вас по количеству абитуриентов?  

- И вот мы на сегодняшний день имеем где-то 4,5 тысячи на базе школ, еще где-то полторы тысячи заявлений обрабатываем. По сравнению с прошлым годом мы отнимаем процентов 15-20.

- С чем связана эта ситуация?

- Заявлений будет меньше, потому что, согласно правилам, раньше можно было подавать 15 заявлений, а теперь 9. Еще у нас сократили госзаказ: в прошлом году мы имели около 700 человек, в этом году имеем около 500. Очень существенно. Самое обидное то, что порезали очень серьезно экономику, бухгалтерский учет, менеджмент. По поводу права я молчу, но относительно экономических специальностей подход не правильный: до 9 тысяч сельсоветов, еще около 700 районных, областных управлений сельского хозяйства, 39 тысяч фермерских хозяйств, куча предприятий других АПК и так далее. По нашим данным, таких специалистов бухгалтерских служб нужно около 2 тысяч в год, потому что люди болеют, идут на пенсию и так далее. В том году где-то 2-3 сотни набрали на эти специальности по госзаказу – то есть, фактически 15-20% от необходимо. А дети из села не поступают по единым спискам на базе школы. То есть городские дети позаходили все, а сельские дети, которые ориентированы на работу в селе, – не попали. А кто ж будет работать в 39 тысячах фермерских хозяйствах? А кто будет работать почти в 9 тысячах сельских и поселковых советах? Кто будет работать в лесничестве и так далее. Мы практически сельских детей отсекаем от популярных специальностей. Хорошо еще, что есть хоть госзаказ на инженера, агронома, ветеринара, лесника. Экономисты же, получается, - только контрактники. А какие контрактники при такой бедности нашего села?

- Госзаказ в целом по стране был сокращен на 12%?

 - Я боюсь, что больше – около 20%. Я считаю, что это путь в никуда. Мы интегрируемся в ЕС, открываю «Образование-2020» - так называемую Лиссабонскую стратегию развития высшей школы. Пункт: 1. Увеличение количества студентов; пункт 2. Повышение качества подготовки специалистов… и пошли дальше: усиления взаимодействия в сфере инновационного треугольника «образование-наука-производство» - то есть, практическая, научная составляющая. А мы что делаем? Мы сокращаем количество студентов, сокращаем финансирование университетов – мы же лишаем будущего наших детей. И все эти разговоры о том, что у нас не такие школы, не такие студенты – это диверсия наших западных партнеров. Чего ж тогда наших школьников, студентов, специалистов переманивают в Польшу, Чехию, Германию и так далее?!

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.