Блоги uncategory

День, когда российский президент был украинским

Накануне дня независимости поневоле вспоминаешь о главных предпосылках ее появления, а именно -  о событиях 18-21 августа в Москве.

О путче и попытках захватить власть в последние дни СССР кучкой кремлевских геронтократов написано немало.

Сегодня их роль в России со знака «минус» переведена на знак «плюс», мол, они хотели сохранить империю. Но они же ее и угробили.

Я хорошо помню те дни на уровне ощущений подростка, впитавшего в себя все выпуски программы “Взгляд” и глянцевые страницы журналы “Огонек” времен Коротича.

В воздухе носилась идеи независимости. Изнутри Украина к ней созрела, как спелое яблоко.

Но спелому яблоку гравитация может не помочь, и оно так и сморщится, останется гнить, удерживаемое на  ветке сухим и прочным корешком.

Этой веткой тогда была Россия-СССР, а корешком - Леонид Кравчук, наш первый президент.

Это сегодня он всеми почитаемый патриарх Независимости, меряющий на себя тогу отца нации.  

В те критически важные для страны дни это был перепуганный в смерть партаппаратчик, живший по формуле “якось воно буде”, “якби чого не вийшло”.

Единственным человеком, взявшим на себя ответственность, был Борис Ельцин. - танк на танке. Именно он волевым усилием разогнал, таких же, как и Кравчук выродившихся красных комиссаров в Москве.

Когда жареным пахнуть перестало, Леонид Макарович уже вовсю махал желто-голубым флагом.

А в те жаркие дни августа, самым крутым в Киеве, самым любимым и почитаемым был Борис Ельцин. Его календарики на фоне российского флага разгребали на Крещатике, как горячую «перепичку».

И да, я помню свои мысли: российский президент лучше нашего.

Сегодня очень многое поменялось, но вот эта кравчуковская страусиная политика, этот, я бы сказал, селекционный признак послушного и безвольного раба характерен для  нашей украинской элиты и сегодня. Все те же оглядки и поездки в  Москву, не смотря на войну, и безвольное блеяние перед западными партнерами.

В последней колонке Мостовой, нашумевшей в фейсбуке, хорошо по этому поводу сказано: “За двадцать шесть лет лишь немногие поняли, что "меншовартість" — это не только по отношению к России, но и к Западу тоже. Власть так и не научилась говорить твердое "да" и твердое "нет", когда речь идет о национальных интересах.”

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.