Интервью uncategory книгидосугукраинаиздатель

А. Афонин: «90% издающейся отечественной литературы - для досуга»

base article image

Книг, посвященных глубоким прикладным исследованиям в той или иной области, в Украине практически не выпускают. 95% того, что предлагает отечественный издатель – это литература для досуга. Об этом и о том, как живет и куда движется наша книга и издательский бизнес в интервью корреспонденту ГолосUA рассказал Президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр Афонин.

- В одном из интервью вы сказали, что в Украине существует оборудование, которое позволяет печатать книги от 10 экземпляров. Это что, «самиздат» 21-века?

- «Самиздат» – это когда люди сами издают и печатают книги, продавая свой интеллектуальный труд. Тут же мы имеем принципиально другую ситуацию. Люди продают чужие книги без соблюдения авторских прав. Эта продукция печатается без разрешения автора и издательства. Это контрафакт. Он во всем мире запрещен законом, и у нас, кстати, тоже – существует закон об авторском праве и смежных правах.

- Мы были частью самой читающей страны в мире, как считалось. Поэтому совершенно логично спросить, а что сейчас происходит с библиотеками и библиотечными фондами?

- Библиотечные фонды постепенно вымываются. Точных цифр сейчас не назову, но по последним данным, их содержание за прошедшие полтора десятка лет сократилось с 380-400 миллионов до 220 миллионов книг. Библиотечные фонды у нас практически не восполняются. В то же время как в европейских странах библиотеки финансируются в основном государством. В Европе государство закупает для библиотек приблизительно 25% всех тиражных книг. В отдельных штатах США эта цифра доходит до 40%. Таким образом, государство заботится о своих гражданах и дает им возможность именно через библиотечные фонды получить практически любую книгу. Это касается не только художественной или отечественной литературы, но и любой другой, в том числе и специализированной, которая нужна людям для карьерного и профессионального роста. Наши же библиотеки за годы независимости Украины чаще всего находились в роли просителей. Государство же, как могло, финансировало только их содержание – штат, тепло и помещение. Самая большая закупка за годы независимой Украины была в 2008 году, когда было приобретено для библиотечных фондов 2,7% книг, вышедших в тот год в стране. В России, к примеру, в год издается полмиллиарда книг, из них 18-19% попадают в библиотечные фонды. У нас издается 35-38 миллионов книг. Из них пусть даже 2,7% попадут в библиотечные фонды. Разница, согласитесь, колоссальна и разительна.

- А вообще, в наших библиотеках свежая книга есть?

- Есть. Где-то что-то выделяется. В одном регионе 1 миллион гривен, в другом – 600 тысяч. В прошлом году было закуплено книг на 40 миллионов гривен. В этом году предполагается, что цифра вырастет до 48 миллионов гривен. Но это капля в море, которая не решает проблем. Для того чтобы компенсировать уход книги из библиотек и наполнить их не только художественной книгой, нам нужно 400-500 миллионов гривен ежегодно. И это мы говорим только о публичных библиотеках. Поскольку состояние школьных библиотек, где дети могли найти и советскую классику, и лучшие мировые образцы литературы, просто ужасающее. Кроме учебников, по факту, там ничего нет. Да, есть программа «Школьная библиотека». Но это мизер. Таким образом, можно говорить о тотальном дефиците умной, честной, доброй книги, которая должна присутствовать в школьных библиотеках.

Интересно, как и кто выбирает, чем наполнять библиотечные фонды?

- На днях заседала экспертная комиссия Министерства культуры, которая выбирала наименования литературы для закупок в этом году. Всего более 200 издательств подали более 2600 наименований книг. И вот экспертная комиссия в количестве 22 человек, выбирала из этого числа литературы, сведённой в единый список, что же государство закупит. 60% состава этой комиссии – это работники библиотек со всей Украины, и ориентируются они на статистику неудовлетворенного читательского спроса, которую ведут библиотеки. Особое внимание при анализе этого списка и выборе наименований из него уделялось детской литературе, переводам зарубежных авторов, и литературе в жанре нон-фикшн, который, к слову, практически никак не воспроизводится отечественными авторами. Те, кто был, умерли. Те, кто есть, пока недостойны должного внимания. По каким-то книгам эти 22 человека находят консенсус, где-то нет. После этого, отработанный комиссией список рассылается в публичные библиотеки на места, где еще раз сверяется с тем, что запрашивали, с наличием, что есть, чего нет. После чего коллегия министерства культуры принимает финальное решение о закупке литературы.

- Есть ли читатели в библиотеках?

- В последние два года мы наблюдаем некую тенденцию, когда люди возвращаются в библиотеку. При этом интересуются они, как рассказывали мне в частных беседах руководители библиотек, не художественной, а специальной литературой. О чем свидетельствует всплеск этого интереса – пока говорить трудно.

Кстати, где мы находимся с точки зрения издания профессиональной литературы и литературы из области специальных знаний?

- На дне. Или около дна. Я вспоминаю, что лет 10 назад в Национальной научно-технической библиотеке Украины была конференция, где представитель такой же библиотеки из Германии сказал, что сегодня не надо засылать специальных агентов, чтобы понять, какие стратегические направления своей экономики будет в первую очередь развивать то или иное государство. По его словам, достаточно посмотреть на то, какую литературу закупают библиотеки, и какова динамика спроса. Как только в библиотеках или на прилавках появляется узко-профильная литература по инженерии, судостроении, ракетостроении, современным технологиям – это означает, что страна взяла курс на техническое перевооружение. В нашей стране такая литература в течение последнего времени востребована не была. А если посмотреть на меню, которое предлагается нашими издательствами, то можно сделать вывод, что Украина отдыхает, поскольку 95% того, что предлагает отечественный издатель – это детская литература и литература для досуга. И совсем немножко политической литературы, научно-популярной, касающейся в основном исторической тематики, никак не технологий, и чуток прикладной, которая ограничивается сборниками выступлений на различных научных конференциях. А литературы, посвященной глубоким прикладным исследованиям в той или иной области практически нет.

Насколько украинский издатель готов платить за права на иностранную литературу?

- К сожалению, издательская отрасль Украины наименее капитализированная. Во-первых, она производит специфический продукт, который нужно готовить весьма продолжительный период. Во-вторых, этот продукт долго реализуется. А с учетом платежной способности населения реализуется он плохо. Жаждущих участвовать своими деньгами из других сфер бизнеса в развитии книгоиздания очень мало. Со стороны государства действий нет. Те деньги, которые даются – ничтожно малы. Что такое 40 миллионов гривен? Это полтора миллиона долларов, грубо говоря. По нашим подсчетам, в Украине в прошлом году было произведено – именно произведено, не реализовано – книжной продукции на 112 миллионов долларов. Это в издательских ценах. В ценах реализации эта цифра может быть в 2-2,5 раза больше, потому что в отдельных торговых сетях накрутка к издательской цене составляет 100, 120 и даже 150%. Сами видите, что сумма в 1,5 миллиона долларов – крохотная, даже по сравнению с тем, что печатается. Я не беру во внимание учебную литературу, там выделяется значительно больше денег. Но это специфическая литература для узкой категории потребителей. Она дает основы знаний, но никак не работает на умственное и профессиональное развитее человека. В мире учебная литература для базового образования - учебники и сопровождающие пособия - в общем объеме литературы, которая выходит в течение года, составляет не более 20-25%. Повышение этого процента свидетельствует о том, что общество не развивается, не модернизируется, и ему дается только базовое образование: умение читать, считать, ориентироваться между звездами и солнцем, травой и деревьями. В Украине объем литературы для общеобразовательной школы в прошлом году составил 54%. Это очень много. Я не говорю, что учебной литературы должно стать меньше. Я говорю о том, что другой литературы должно стать больше. Но для того, чтобы появилась такая литература, у издателя должны быть деньги. И не обязательно это должны быть бюджетные деньги. В мире вообще напрямую из бюджета издателя не финансируют. Но там обеспечивают доступ к кредитным и инвестиционным ресурсам, создаются условия, когда издатель может пойти в банк, взять деньги и потом вернуть их.

Александр, а какой в Украине объем «серой» литературы?

- Среди всего массива пиратской литературы, наиболее востребована именно учебная литература. Ее в этом конгломерате порядка 40%, так как независимо ни от чего, дети растут, детский сад сменяется школой, а школа высшим учебным заведением. Вот и нужны учебники. Справедливо сказать, что война на востоке Украины в какой-то степени помогла уменьшить поток пиратской литературы. Раньше эти объемы были невообразимы. За определенный коррупционный процент фуры переезжали через границу, подъезжали прямо к рынкам, разгружались, и литература оказывалась на прилавках. Сейчас, поскольку контроль на границе все же усилился, этот поток ослаб. Тем не менее, и сейчас ничто не мешает привезти книг на 250 евро. И везут челноки сумками, баулами на харьковскую «Балку» и киевскую «Петровку». Уверенно можно сказать, что на «серую» сторону книжного бизнеса вернулись 90-ые. Правда, эта литература вследствие принятия закона об ограничении доступа в Украину иностранной печатной продукции антиукраинского содержания, достаточно сильно подскочила в цене. Вместе с тем, если челноки продолжают мотаться, значит это по-прежнему выгодно. Реальные объемы посчитать сложно. Но по сравнению с 2010-12 годами этот импорт уменьшился в разы совершенно точно.

Какой «урожай» от принятия в прошлом году закона об ограничении доступа в Украину иностранной печатной продукции антиукраинского содержания?

- «Урожай» от принятия этого закона мог бы быть значительно больше, если бы помимо запретительных мер, которые в нем содержатся, в него включили предложения по развитию и стимулированию собственного рынка. Президент сказал, что нужно увеличивать ассигнования на закупку книг для библиотек. Однако как это будет реализовано на практике, пока не ясно. Это зависит от Министерства культуры, которое по факту становится главным опекуном книжной отрасли. Появился недавно Институт книги. Правда, там пока только избрали директора, и формируется штат. Среди полномочий, предусмотренных законодательно для этого института, - анализ рынка, и притом, не только статистики печати, но и анализ наполнения жанровых ниш.

Кроме того, именно этот институт должен взять на себя миссию по координации деятельности всех субъектов издательского бизнеса. У нас за все 26 лет независимости не было осознанной системной политики в области отечественной книги как главного инструмента формирования государства и нации. История у нас игнорируется. А впереди любого прогресса всегда шло знание. Люди не что-нибудь делали, а потом думали. Они вначале осмысливали, осознавали, как делать, писали, а потом действовали. Китай, 30 лет назад бывший абсолютно захолустным государством, где люди ходили в одинаковых одеждах и работали за мисочку риса, сделал свой рывок именно благодаря книгам. Когда мне во время визита в Китай рассказали, как происходят закупки книг для их библиотек, меня это поразило.

Там у них сидит мониторинговая группа, которая через интернет видит весь мир. В конце месяца она делает выборку необходимой литературы. В течение двух недель, максимум месяца, книги появляются в Китае на языке оригинала. Еще через 4 месяца или полгода, если книги действительно нужны, они появляются, благодаря министерству образования, на китайском языке. И после этого книги становятся основой учебного процесса в том или ином профильном учебном заведении.

- Как вы оцениваете перспективы введения в Украине акцизных марок на книги из РФ?

- Это попытка защитить наш рынок и нашего книгоиздателя и перекрыть каналы нелегальной контрабанды. Существует некоторая группа людей, в основном рыночных торговцев, которые полагают, что зарегистрировав 10 -20 названий книг, легально заплатив за них ввозное НДС и таможенную пошлину, они смогут выложить на лоток разрешение, и под него завезут 110 или 1010 книг, за которые государству не заплатят совершенно ничего. В то же время легальный импортер должен и обязан регистрировать и заявлять всю партию, и соответственно платить с нее налоги. Из этого следует, конкуренция получается нечестная. Пошлина легальным импортером сейчас платится с каждой ввезенной книги. Введение акцизных марок, в таком случае, - это попытка отсечь контрабандный сегмент рынка, и его запуск в цивилизованное легальное русло. Правда, перспективу введения акцизных марок с нами никто не обсуждал. Я впервые узнал о том, что существует такой проект, совсем недавно, поэтому пока сложно сказать, как это будет реализовано, и что мы получим.

- А какие меры для борьбы с «серым» рынком вы считаете действенными?

- Лет 15 тому назад мы предлагали ввести для физических лиц предпринимателей (ФЛП), занимающихся реализацией товара, имеющего признаки интеллектуального права, - книги, диски - сделать обязательным документ, в котором указывался бы источник происхождения товара. Таким образом, если вы берете книги у издательства, то в этом документе указывается название издательства и партия. Если берете у импортера, то у вас должен быть инвойс. Вот тогда это можно было бы реально контролировать. А сейчас это трудно, особенно если печать делается с электронного украденного макета, когда копия порой выглядит лучше оригинала.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.