Интервью uncategory медицинская реформаукраина

Б. Чистяковский: «Многие фельдшеры не готовы работать на «скорой» без врачей»

base article image

Медреформа в Украине окутана множеством мифов. Своей неизвестностью и туманностью будущего она пугает не только простых украинцев, но и самих медиков, часто не понимающих к чему приведут все эти масштабные изменения в украинской медицине. О медреформе мы слышим минимум с 2010 года. Все  мифы  и страшилки можно было бы считать выдумками и домыслами, если бы функционеры из МОЗ и сама и.о. министра У. Супрун не подливали масла в огонь громкими и  неоднозначными заявлениями. Чтобы попытаться немного прояснить ситуацию, мы решили поговорить с  врачом Центра экстренной медицинской помощи в городе Киеве, Борисом Чистяковским. 

- Вы почти десять лет работаете врачом «скорой помощи. Изменилась ли существенно за эти годы ваша работа?

- Сейчас работается намного тяжелей, чем когда пришел, потому что стало намного больше вызовов - в 1,5 – 2 раза.

- Это потому что врачей стало меньше или люди стали больше болеть?

- Врачей работает приблизительно столько же, как и раньше. Просто люди стали чаще вызывать «скорую». Состояние медицины у нас сейчас далеко не лучшее. Людям проще вызвать «скорую», чем идти на прием в поликлинику, сидеть в очередях к врачу или на обследования. Поэтому они выбирают простой вариант. Много вызовов непрофильных: пьяные, бомжи, безрезультатные вызовы – когда вызывают, а на месте никого нет. Из общего количества вызовов за смену серьезных не более 20%.

- Как вы, кстати, относитесь к планам замены врачей парамедиками в «скорых»?

- Я не поддерживаю идею введения парамедиков. За границей задачей парамедиков является стабилизировать пациента и довезти до стационара. Практика показывает, что в Европе отдельно есть бригады, которые занимаются как парамедики – перевозками, которые перевозят больного из одного стационара в другой. Но есть конкретно врачебные бригады, -выезжает врач вместе с парамедиком и водителем – врач-анастезиолог, терапевт, хирург. То есть полностью убирать врачей из бригады нельзя, это во-первых. Во-вторых, наша медицина не готова к таким резким переменам, потому что  не готовы стационары. Если у одной бригады до 20 вызовов в сутки, которые будут заканчиваться госпитализацией, - просто не выдержат стационары. Парамедик, проучившись 3 месяца, еще не может принять решение везти в стационар или нет, потому в больницу будут везти всех. Уже в больнице врач все равно смотрит, обследует. Сейчас к таким резким изменениям не готовы ни стационары, ни медики, ни люди.

- Какие вызовы вам приходится обслуживать чаще всего?

- Как я уже упоминал, из 100% вызовов 80% тех, в которых люди «перестарались». Это те случаи, когда люди могли сходить в поликлинику или вызвать врача из поликлиники на дом. Но есть много пациентов, которые просто привыкли, что «скорая» обслуживает и лечит их на дому.

- Почему так происходит по вашему мнению?

- Я думаю, что по привычке. Людям обычно тяжело разобраться, в каком случае вызывать «скорую», а в каком идти в поликлинику. Для человека ведь его недуг - самое серьезное заболевание и самое тяжелое состояние.

- О медреформе мы слышим минимум лет семь уже, что поменялось  за последние годы?

- За эти 8 лет кардинальных изменений не было – менялись только названия. Раньше мы были «Київська міська станція швидкої медичної допомоги», а сейчас – «Центр екстреної медичної допомоги».  И должность раньше называлась «лікар невідкладних станів», а сейчас  - «лікар екстреної медицини».

- Как вы оцениваете ситуацию и реформирование «скорой» на сегодняшний день?

- Сейчас все в подвешенном состоянии, на этапе разработки. Фельдшеров и врачей пенсионного возраста отправят на пенсию, а молодые должны в стационар уйти. Молодых фельдшеров переквалифицируют на парамедиков, так как недавно приняли законопроект, что такой профессии как фельдшер уже нет.

- Как сами фельдшеры относятся к таким изменениям?

- По-разному. Некоторые готовы переквалифициороваться, но есть и такие, которые собираются уходить. Многие фельдшеры не готовы работать без врачей и брать на себя ответственность за жизни людей.

- Какое отношение к медреформе и грядущим изменениям в целом среди ваших коллег?

- У всех к реформе негативное отношение, потому что всегда неизвестность и перемены пугают. Если сделают платные услуги, то нагрузка на «скорую» увеличится, так как она будет бесплатной.

- Как вы думаете, несмотря на всю критику, будет ли реализована медреформа и, в частности, реформа «скорой помощи»?

- Я думаю, что эта реформа будет реализована, как и реформа МВД, потому что на нее уже выделены деньги.

- Видите ли вы хоть какие-нибудь положительные изменения, которые уже наступили или должны наступить в связи с медреформой?

- Позитива в реформе нет никакого. Реформа МВД провалилась и в эту не верю.

- Что, по вашему мнению, можно сделать в рамках медрефрмы, чтобы стало лучше и врачам и пациентам?

- Думаю нужно сделать обязательное медицинское страхование. В таком случае медицина будет сама себя обеспечивать и станет более качественной. А не как сейчас при невысоком качестве тянуть огромные средства из бюджета. Для сравнения можно привести пример автомобилистов. Ведь к «автогражданке» все привыкли уже, хотя поначалу возмущались.

- Говорят, в рамках медреформы зарплаты врачей существенно возрастут…

- Пока речь идет о повышении зарплат «семейным врачам». Нам же ничего не обещают. Сейчас зарплата увеличилась, но все равно, если сравнивать в долларовом эквиваленте она меньше, чем когда доллар был по 8 грн и евро по 10 грн. При том курсе была зарплата 3000 грн, соответственно сейчас она должна быть около 9000 грн. На сегодняшний день зарплата от силы 6000 грн, сама ставка – 3000. По Киеву среди медиков у нас самая высокая зарплата за счет доплат. К ставке доплачиваются «колесные», 50% за сложность. О повышении зарплаты на скорой помощи нет и речи.

- Многие после вызова «скорой» часто хотят отблагодарить  врача, но боятся как-то обидеть или поставить в неудобное положение. Как врачи относятся, когда люди предлагают деньги?

- Благодарность врачу, в том числе и денежная, - это личное дело каждого. Никаких тарифов на самом деле нет. Мы в любом случае независимо от благодарностей стараемся оказать максимальную помощь людям. Конечно, если у человека возникло желание, а главное есть возможность отблагодарить, то  врач в основном не отказывается. Естественно, что сейчас в связи с экономической ситуацией, благодарят все меньше

- Наблюдается ли сейчас какой-либо отток кадров со «скорой»?

- Нет, никакого всплеска особого я не наблюдаю. Как обычно, кто-то на пенсию уходит, кто-то переводится, женщины обычно переходят в стационар, потому что работа тяжелая, и многие не выдерживают просто физически.  

- В последнее время говорят о массовом оттоке медицинских кадров заграницу, насколько актуальна данная проблема?

- Да такая тенденция есть, но массовость наверно преувеличена. Есть врачи, которые выезжают за границу – у меня двое знакомых выехало в Германию, -  там зарплата 2000 евро и за дежурство 1000 евро. Это в среднем в 15 раз больше, чем зарплата аналогичного специалиста в Украине.

- Сложно ли устроиться нашим медикам на работу в той же Германии?

- Относительно несложно. Нужно только наш диплом и подтверждение языка на уровень В2. Даже опыта большого не требуют. Рассылаешь свое резюме в клиники, и ждешь пока тобой заинтересуются – тебя приглашают на собеседование, открывают рабочую визу на определенный срок.

- Едут только в Германию или в другие стран тоже?

- В разные страны едут, но мне проще говорить о конкретных случаях моих знакомых. В Чехии, например, плюс ко всему нужна верификация диплома – это не сложно, но требует финансов.  

- Как вы думаете, реализация медреформы усилит отток специалистов  за границу?

- Я думаю, что реформа не сильно повлияет на выезд за границу.  Кто хотел уехать и так уехал бы.

- Что вам нравится в вашей работе?

- Из позитива в работе – работа интересная, постоянно что-то новое, не сидишь на одном месте, постоянно в движении, хороший коллектив. Я работаю по специальности, делаю что-то для людей, помогаю, и это меня держит.

- Я знаю у вас есть опыт работы на «скорой помощи» в частных клиниках, как отличается работа в них?

- На частной «скорой» работать легче, потому что нет уличных вызовов, ДТП, реже экстренное, чем на госскорой. Госскорая приезжает быстрее, потому в экстренных случаях вызывают нас. Зарплата практически одинаковая, но на гос есть больничные, полноценный отпуск, полный соцпакет, идет в стаж. На гос ты уверен в завтрашнем дне, никто просто так не уволит.

- Поможет ли реформа сделать государственную «скорую помощь» более похожей на частные клиники?

- Из-за реформы не станет госскорая похожа на частую. Частная «скорая» должна быть для комфорта тех, у кого есть деньги. Врачи и там и там  в основном одинаковые и лечат одинаково. Просто за дополнительную плату вы получаете больше комфорта и внимания.

- Иногда  вызываешь  «скорую», а дежурная говорит, что вызывайте «неотложку». В чем разница?

- Неотложка это, по сути, врач поликлиники, который выезжает на дом в любое время суток для оказания не экстренной медпомощи, то есть когда можно подождать. Неотложка может ехать час, а может и приехать сразу, в зависимости от загруженности. «Скорая» должна приехать в течение 10 минут. К тому же неотложка не ездит на уличные вызовы, не возит пациентов в больницу. 

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.