Блоги uncategory

Конформизм националиста

Прочел «Чорне сонце» Василя Шкляра. К более убогому произведению давно не прикасался. Сперва казалось, что просто не нашлось толкового редактора, но к концу повести понял – автор лишен литературного чувства и загряз в кондовых стереотипах литературной тусовки, пожалуй, еще сытой советской давности – от текста так и несет союзом писателей и домом отдыха в Ирпене, куда автору уже, видать, пора.

А привлекло меня к этому опусу его прочтение на украинском радио. Читал сам автор, как «…о четвертій вишикував нас комбат Білецький. У блідому світлі лице його було теж бліде, аж біле, він звернувся до нас дуже коротко. “Мужики, – сказав він, – раптом що – ніхто не буде забутий».

Это единственная фраза, которую произносит сей персонаж на ста страницах текста. Меня и заинтересовал такой пафос – каким образом воспевают нынче героев.

На поверку книжка выдалась свидетельством, откровением. Надругательства над трупами, срывы перемирия, расправа с мирными местными жителями из-за того, что они не так посмотрели на героев, а те такие, что «сепарское» существо сканируют моментально. Есть там и сюжеты об украинизации репертуара Донецкого академического российского драмтеатра в Мариуполе под взмахи автоматом перед глазами у его директора и про отжим ларьков для начальника женской колонии в благодарность за пошив спецодежды, черных «одностроїв», в которых батальон захватил имение Януковича в Урзуфе: «Тоді ходило багато чуток про чорних чоловічків, котрі невідь-звідкіля взялися на Донбассі. Чорне завжди більш загадкове і небезпечне, ніж зелене чи синє, – чорні запорожці, чорні прапори, чорні клобуки… А вся штука була в тому, що ми, не маючи військового обмундирування, зодяглися в дешеві чорні роби цивільних охоронців без будь-яких розпізнавальних знаків».

Что можно отметить после прочтения:

1. Комбат Билецкий по тексту проходит несколько раз с той самой фразой «раптом що – ніхто не буде забутий» и той бледностью лица, с которой командует, а потом склоняется над умирающим бойцом. Он заседает в отжатых имениях – то у Януковича, то у какого-то прокурора, посылает подчиненных на бой, но во время боя его не видно, и направляет личный состав в спасительный камаз при выходе из окружения в Иловайске. Больше о нем ни слова, что странно. Ведь в жизни после стрельбы на Рымарской и Мариуполя Билецкий легализовался и изрядно отъелся. В Верховную Раду он ходил несколько раз. Ну правильно, корочка ему нужна, чтоб иметь больше возможностей в борьбе за патриотические права. Но ведь были же такими неформалами и тут внезапно подались в политику. Интересно, что думают об этом рядовые. Конформизм.

2. Бойцы «Азова» в повести очень плохо, нехотя слушаются приказов официального руководства и выказывают полное недоверие генералитету. Власть ненавидят и не принимают, но кроме как обозвать депутата или чиновника «барыгой» и «чмошником» во время просмотра программы Шустера, ничего поделать не могут. Более того, за водочкой делят должности, представляя, кто из них возглавит СБУ, кто правительство, кто ГПУ и даже Минкульт. Конформизм.

3. Бойцы «Азова» скрывают от родителей, что воюют на Донбассе. Отговариваются тем, что поехав в Киев на Евромайдан, остались в столице и работают на стройке. Чего-то стесняются. Конформизм.

4. Наконец, сам автор. Василь Шкляр, как и его коллега по писательскому цеху Юрий Андрухович, известны своими сепаратистскими чаяниями. В 2010-11 годах они выступали за отделение Крыма и Донбасса от Украины, как неестественных регионов с целью создания полноценного украинского государства. По этой логике Шкляр должен был воспевать не «Азов», а например «Сомали». И по этой логике не пойму, почему Шкляр и Андрухович до сих пор на свободе, а не под 110-й. Ведь, оказывается, первым было не «Путин приди-помоги». Первым был Шкляр и такие как он «правдорубы»: «Донбасс для нас – чужая чужбина. Убежден, что та территория не стоит жизней лучших украинцев. Мне часто заявляют, что я чуть ли не сепаратист, потому что готов отдать эти земли. Но у меня есть лучший план возвращения: отрезать всю ту территорию, ту нечисть от нас, построить свое сильное государство, а потом уже присоединять кого угодно, но на своих условиях. Потому что получается так, что хотим не Донбасс присоединить к Украине, а наоборот», – отметил писатель. Теперь Шкляр считает иначе и эти слова не повторит. Перекрасился. Что тут скажешь, конформизм.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.