Интервью uncategory бизнесукраинаввпэкономика

Р.Соболь: «Не страшно, когда из страны уезжает тракторист, но большая проблема – когда ее покидает собственник тракторного завода»

base article image

«Я тебя слепила из того, что было, а потом, что было, то и полюбила». Этими простыми словами определяются отношения нашего государства и малого бизнеса. Правда, хорошо ли последнему от такой «любви», и не задушит ли власть частного предпринимателя в своих крепких объятиях, постарался выяснить корреспондент ГолосUA в беседе с главой Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса Русланом Соболем.

- В разное время малый и средний бизнес в Украине переживал определенные проблемы. Чем он «болеет» сегодня?

- Как всегда, все заняты вопросом выживания в прямом смысле слова. Это в большей степени связано с отсутствием программы поддержки и развития достаточно большого пласта экономики. Согласно разным социологическим исследованиям, около 13% ВВП формирует малый и средний бизнес. Это хороший кусок рынка в масштабах страны. Показатель не маленький, учитывая наши условия. Отсутствие стратегии ведет к соблюдению или нарушению каких-либо подзаконных актов. Малый бизнес вроде как отрегулирован, но он в том числе используется и большими корпорациями в части налогообложения, а именно – для оптимизации своих затрат и деятельности. Очень много нареканий со стороны экспертов, государственных и проверяющих органов, что малый бизнес – это налоговая яма. К сожалению, это правда, - малый бизнес используют. Поэтому определенная неурегулированность вызывает давление на настоящих участников этого экономического поля.

- Сколько в процентном соотношении составляет реальный сектор малого бизнеса?

- Никто этого посчитать не может – ни мировые финансовые институты, ни МВФ, ни ЕБРР. В Украине же в этом плане вообще верить нельзя никому, кто бы ни назвал какую цифру. Заключение может дать только саморегулирование рынка. Собственно, так происходит в развитых экономиках Европы, Азии, в США. Там участники рынка сами держат в тонусе неблагонадежных коллег. У нас этим занимается один орган – налоговая полиция, которая может проверить, а может и не проверить по каким-то субъективным причинам. Но в части налогообложения, условия  для выживания совершенно несправедливые - к примеру, у кого-то один небольшой спортзал, он сам там работает, а у кого-то 100 спортзалов, в котором работают 100 предпринимателей. Если людям удается построить сеть – тогда им честь и хвала, но, по-моему, тут уже должен наступить момент, когда все должны признать, что это уже не малый бизнес, и перейти в систему налогообложения, которая отвечает  их обороту и позиции на рынке. Поэтому, как видим, еще достаточно много камней, о которые нам придется споткнуться. Экономика в Украине молодая, мы пройдем этот путь, понемногу в головах сформируется понимание, кто есть кто на рынке, и что такое – малый бизнес, и как он должен работать. Пока что мы на начальной стадии, в отличие от экономик Европы, которым по 100-200 лет.

- Как сейчас обстоят дела с проверками? 

- Проверяют в основном в лицензионных группах товара, и проверяют довольно-таки неплохо. Все, что связано со здоровьем, продуктами, детскими товарами, должно обязательно регулироваться – речь идет о соответствии качеству.

- А где грань между проверкой качества и давлением?

- Грань сейчас, по сути, формируется, потому что на сегодня, в рамках Указа Кабмина, проверки проходят в двух случаях – по прямому распоряжению в рамках какого-то судебного дела, и в рамках уголовного дела. Но сейчас уголовное производство заводится просто – по обращению любой стороны, которая может сказать, что считает себя пострадавшей – и все, проводится проверка. Но в развитых экономиках все проверяется иначе. В Европе и США люди думают не сегодняшним днем. В частности, потому, что у них есть программа развития и поддержки, чего нам сильно не хватает. Там предприниматели понимают, что работают сегодня, будут работать завтра, через год и через 10 лет и передадут потом свое дело детям. К сожалению, у нас так не думают. Так вот, там проверки имеют рекомендательный характер – у нас, к слову, проверка имеет карательный характер и проводится по схемам: «проверка-нарушение-штраф», «проверка-нарушение-закрываем магазин» и «проверка-нарушение-уголовное производство». В развитых экономиках проверяющие заблаговременно уведомляют о намерении посетить предпринимателя, называют дату, время, и просят уделить несколько минут внимания, остановить рабочий процесс, чтобы контролирующие органы могли осмотреть предприятие. Например, в Чехии я наблюдал такую картину. Пришли пожарные на предприятие, осмотрели, и сказали, что все неплохо, но есть нарушения в датчике, - там нужно поставить огнетушитель, потому что это очень важно, а это кресло следует отодвинуть, так как оно стоит на проходе. И спрашивают бизнесмена: когда он сможет все устранить, согласовывают сроки устранения, и потом дается заключение, что все соответствует нормам.  Там сразу советуют, куда обратиться за датчиками и огнетушителем, чтобы фирма не теряла время на поиски, хотя это всего лишь рекомендации, никто ни к чему не принуждает, не закрывает, и не штрафует. И даже если компания там назовет сроки исправления через год, то никакого криминала в этом никто не увидит. Кстати, придя через год и не увидев устранений, штрафа не будет. У нас о таком и речи быть не может – пришли, увидели, что что-то не соответствует нормам – все, штраф. Кстати, нормы наши были подписаны и согласованы в далеких 60-70 годах, то есть они давно не отвечают современным тенденциям, помещениям, культуре производства и работе в целом. От нас требуют соблюдения норм, которые давно не работают.

- Союз малого бизнеса и упрощенной системы налогообложения – надолго?

- В Украине складывается приблизительно такая ситуация – мы угадываем все буквы, но не угадываем слово. Мы что-то делаем для того чтобы у нас все было хорошо, но результата как такового, который можно потрогать в части доли малого и среднего бизнеса в общем глобальном ВВП страны, нет. А доля должна расти. В развитых экономиках доля  так называемых малых предприятий среднего бизнеса начинается от 30% и выше. В США эта доля занимает чуть ли не 50% - там это обслуживающий сектор, услуги, автостанции, продажи… Никто не удивляется, что Америка – это лидирующая экономика мира. Мы это понимаем, признаем, хочется или не хочется, но верить в это приходится. Но никто не задает себе вопрос – почему? Никто особо не пытается разбираться. А там все просто – в США существует программа поддержки и развития малых предприятий на 50 лет вперед. Там можно что-то планировать. И деньги там можно получить для бизнеса аж под 3%-5% годовых. Хотя бизнес – это очень высокий риск, он может пойти, не пойти, но государство в это верит, и дает деньги под низкие проценты.

- В Украине реально взять кредит для бизнеса?

- У нас реально взять деньги для бизнеса под 27% годовых, но при условии, что у вас есть что заложить. Например, берете 1000 долларов, у вас должно быть что-то, что вы оставите банку в залог за 1500 долларов, и заплатить 27% годовых. Так что взять деньги реально, но нужны ли такие деньги?  Ведь по сути это кабала.

- Как вы думаете, те шаги, которые сейчас предпринимает государство, направлены навстречу предпринимателям?

- Какое-то движение наблюдается. Но есть один нюанс. В область регулирования бизнеса лезут все, кому не лень. Все считают себя специалистами, супер разбирающимися в этом секторе экономики. А когда задаешь вопрос: «Вот ты занимаешь пост весомый в госаппарате, отвечающий за определенную сферу экономики страны, ты знаешь, как он работает, сколько предприятий ты построил, сколько продукции выпустил, сколько продал, сколько инвесторов ты завел в страну?», - мало кто может ответить и показать результаты своего труда. Те, кто разбираются в материале, кто умеет создавать добавочную стоимость товарам и услугам – есть, но им неинтересно заходить в политику, потому что там по-другому думают. Это, во-первых. А во-вторых, если даже они и попадают в нее, то их там съедают, они не приживаются, так как являются чужеродным, инородным материалом, образно говоря. К сожалению. Политика – это договоренности, а бизнес – это система.

- Сколько готов платить малый бизнес государству, чтобы это было безболезненно для него?

- Проблема в том, что у нас никто никого не спрашивает, готов он или нет. Но тут уместно назвать факты. Это не мое заключение, так считают уважаемые международные финансовые институты: больше 50% экономики Украины находится в тени. Все. Это самый исчерпывающий ответ. Это очень яркая реакция  рынка на то, что происходит в нашей стране.

- А как поживает бизнес-эмиграция?

- Трудовая миграция – это нормально. Но одно дело, когда уезжает тракторист заработать на кусок хлеба, технику и чтобы увидеть что-то новое и интересное. Совсем другое дело, когда уезжает собственник тракторного завода. Это уже проблема. Так как это человек, который создал завод, он умеет строить, создавать добавочную стоимость, и генерировать. Когда выезжают из страны такие люди, и реализуют себя как предприниматели в других странах, создают там добавочную стоимость товарам и услугам, таким образом, формируют экономику в своем секторе  – это для экономики родной страны самое страшное, что может быть. К сожалению, эта тенденция только увеличивается.

- Где же выход?

- Государство – это не только правительство. Это и люди, которые в нем живут и работают. В Украине сегодня отсутствует договоренность между властью, социумом и бизнесом, кто за что отвечает, кто что делает и кто как работает. Нужно, чтобы те, кто голосует, думали головой,  а не отдавали голоса за гречку. Выбираются  грамотные люди, создается план развития лет на 10-15, собираются все, кто еще не уехал, и договариваются о регулировании, налогах. В такую программу войдут финансовые институты, которые будут кредитовать, и к нам зайдут большие деньги, экономика закрутится, и мы придем к уровню 30% от ВВП, сформируется тот самый средний класс, который  ценит труд, думает о будущем страны и голосует не за продукты…

- Может, власти не выгодно, чтобы сформировался этот средний класс, и доля малого бизнеса увеличилась. А если предпринимателей закроют?

- Тогда к нам придут крупные транснациональные корпорации, которые займут все ниши, и тогда все, кто не уедет, будут ходить на работу. И будут платить хорошо, или плохо, но никто не сможет на это влиять.

- Некоторые предприниматели поделились, что они сейчас  вовсе не зарабатывают, просто пытаются любой ценой выстоять, сохранить бизнес…

- Это зависит от сегмента. Некоторые развиваются – это агробизнес, ИТ. Другим сейчас несладко. Но экономика – это такой организм, который самовосстанавливается, и убить ее полностью невозможно. Мой друг строит коммерческую недвижимость – покупает разрешения, покупает землю. Недавно мы с  ним разговорились, и он поделился, что для того чтобы в Украине что-то построить, нужно пройти все девять кругов ада, и что такой же магазин ему намного проще построить в Сингапуре, США или Германии. Там путь пройти проще, и само прохождение приносит удовольствие. Нельзя сказать, что в этих странах легко работать, там огромная конкуренция, и мы еще не во всем доросли до нее. Но вот в сегменте деятельности моего друга там наблюдаются плюсы, схема четко отлажена, видно, что и куда. Более того, муниципалитет там заинтересован в инвесторе, он будет бороться  за него. Страна должна понимать, что вопрос не в  деньгах, а в людях, которые могут генерировать деньги и толкать экономику.  

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.