Публикации Общество наркомансоциологияобществозависимостьздоровьепроблемыклиникареабилитациястатистикамедикинаркотики

Ресоциализация наркозависимых: шаг навстречу к себе

base article image

Смотреть на мир в розовых очках, «решая» проблемы с помощью дозы – сознательный выбор многих людей. Наркотики мгновенно меняют реальность, даря ощущение свободы, но цена в конечном итоге слишком высока. Что подталкивает к пагубной привычке и каков путь возвращения в действительность, узнавал корреспондент ГолосUA.

Простой выход

«Не нужно пытаться искать грань межу понятиями «попробовал» и «зависимый». Проблема начинается тогда, когда человек ищет способ улучшить свое внутреннее состояние. Стрессовые ситуации рано или  поздно переживают все люди. Но далеко не всем удается  пережить это состояние без последствий для здоровья. В частности, это касается детей. И вот тут многое зависит от родителей, от их умения объяснять ребенку, что в ситуации, в которую он попал, нет ничего страшного. К наркотикам человек приходит в поисках снятия своего внутреннего напряжения. В какой-то момент ему предлагают некое вещество, он его пробует, и вот – чудо-таблетка действует, и напряжение спадает. Особенно уязвимы те, кто желает выйти из состояния стресса самостоятельно. Получая послабление таким способом, человек  понимает, что вот он – один из способов решения проблемы. Этот выход кажется проще, чем совершать усилия над собой. Люди ленивы, не всегда хочется прислушиваться, не всегда хочется слышать, не всегда хочется вообще напрягаться. У нас есть проблема, и нужно, чтобы она быстро прошла. Алкоголь и наркотики способны давать облегчение моментально – выпил, и тебе уже хорошо. Наркотики действуют чуть по-другому, но последствия одни и те же», - объяснил эксперт по реабилитации наркозависимых Роман Бойко.

По его словам, сегодня вряд ли можно назвать точную цифру тех, кто пристрастился к употреблению наркотиков. Учет в государственных клиниках ведется, но он не полный, ведь есть те, кто вообще не обращается за помощью, а многие идут в частные клиники. Следовательно, мимо статистики проходит процентов 10.

«Болтушка» вместо «ширки»

«За 14 лет работы могу сказать, что  портрет наркозависимых менялся в зависимости от веществ, которые употреблялись. В 90-х и начале 2000-х была популярна «ширка» - наркотики опиатной группы, в результате чего мы в те времена имели пик распространения заболеваний, вследствие использования нечистых шприцов. Потом постепенно часть перешла на контролируемое употребление наркотиков, благодаря программам заместительной терапии. Сами наркотики тоже изменились. На смену традиционной «ширке» пришла «болтушка».  В середине «девяностых» начали появляться общественные организации, которые взяли на себя всю работу по реабилитации людей с зависимостью, в основном это были ребята, которые смогли побороть зависимость и стать трезвыми. Кроме того, судьбой наркозависимых всегда достаточно плотно занимались религиозные организации, в частности, если государственных центров реабилитации на всю страну было около 5, то религиозных организаций, работающих с лицами, употребляющими наркотиками (ЛУН), на тот момент было около 500. Таким образом, получилось своеобразное разделение труда – госучреждения были заняты в основном процессом детоксикации, а реабилитация, как процесс, легла на плечи общественных организаций. Характерно то, что многие из них выработали свою собственную систему вывода людей из подобных состояний и мотивации их на лечение, при этом не прибегая к медицинской детоксикации, что очень влияло на мотивацию быть трезвым. Детоксикация в медицинском учреждении проходит быстро – 4-6 дней, и человека мы получаем как чистый лист – тяга уже меньше, бежать искать зелье уже нет надобности. Но проблема в том, что человек не ценит этого так, как те, кто переживал ломку «на сухую». Если человек сам без детоксикации преодолевает состояние ломки, то, соответственно, это происходит дольше,  вырабатывается некая внутренняя сила и мотивация на изменение поведения», - считает Р.Бойко.

Эксперт заверил, что для эффективности лечения человек должен прийти в клинику сам. У всех этот процесс происходит по-разному. Кому-то просто надоедает бегать и любым способом доставать дозу. Кто-то устает врать и обманывать окружающих. Помимо всего этого, рано или поздно человек, который имеет такого рода проблему, попадет в поле зрения правоохранительных органов. Соответственно, в определенный момент он начинает думать и понимать, что если не изменит что-то в своей модели жизни, то его в определенный момент времени «закроют», и далее тюрьма и сломанная жизнь, потому что не всегда можно выйти «сухим из воды». Очень важную роль в процессе выхода человека из подобного состояния играют собрания анонимных алкоголиков или наркозависимых, где человек видит конкретные примеры людей, которые не стыдясь рассказывают о своих жизненных ситуациях. Это подталкивает  и дает надежду.

Вернуть родителей в реальность

Важно учесть, что зависимые люди – очень ловкие, умные, изворотливые, поскольку для жизни  в таком состоянии нужно иметь два образа. С одной стороны – ты красивый мальчик или девочка для своих родителей, а с другой стороны – тебе постоянно необходимо искать средства для поддержания своего состояния.

«Когда родители узнают, порой через год-два, о том, что их красивая девочка зависима – для них это шок. Соответственно, они тоже начинают как-то толкать свое чадо к поиску пути выхода. Очень важно, насколько быстро они смогут справиться с этим состоянием, от того, что начали пропадать, к примеру,  ценные вещи, деньги и т. д. Само обращение в наркоучреждение для родителей очень болезненно. Поэтому они всеми силами, даже понимая, что их ребенок ведет двойную жизнь, и собственно, происходит что-то не то, пытаются обойти специализированные учреждения. Но как раз именно это и является самой большой глупостью, потому что, если ты осознаешь, что есть конкретная проблема, то значит, есть специалист, который способен помочь справиться с ней. И для такого рода осознаний нельзя тянуть полгода. Далее – целый комплекс действий. Появляется психолог, который начинает раскачивать зависимого, ставить его в различные ситуации, где он начинает думать,  как выйти из нее, какое решение принять, какой выбор сделать. Подключается врач. Когда человек начинает употреблять наркотики, у него начинаются проблемы со сном и настроением. В этой связи работа врача, психиатра, нарколога критически важна, ибо он может сразу же назначить терапию, которая способна такие симптомы убрать. Вообще в процессе реабилитации важна командная работа всей группы, которая работает с ЛУН. Если все работают слаженно, то и результат будет. У родителей в процессе лечениях их ребенка существует своя программа, задача которой вернуть их в реальность. Дело в том, что наркозависимые очень лживы, именно это и помогает им достаточно долго и эффективно вести двойную жизнь. А родители склонны верить своему ребенку. Более того, они идут на поводу обещаний, что это был «последний раз». Важно донести до родителей, чтобы они не давали наркозависимому деньги, не старались принимать за него те или иные решения. Часто люди, зависящие от наркотиков, выросли в тепличных условиях – за них все делали мама с папой, начиная от банальной уборки квартиры. И ребенок привыкает к тому, что у него нет обязанностей, он думает, что у него более высокая задача в жизни, а его проблемы должны решить мама, папа, бабушка, дедушка. Очень важно чтобы в процессе работы зависимого с психологом  его родители не оставались такими же, как и были, поэтому большое значение имеет то, чтобы и ребенок и родители двигались к выходу параллельно. Если этого не происходит, то родители начинают обвинять в сложившейся той или иной проблемной ситуации ребенка, не стесняясь в выражениях – «вот, ты, наркоман, во всем виноват». После таких обвинений ребенок закрывается, включается состояние внутреннего протеста, пробить который очень сложно. В моей практике работа с со-зависимыми не менее важна, чем с зависимыми. Поэтому, попав в наш центр, первые 4 недели ребенок не встречался с родственниками – для того чтобы не нарушить процесс становления  новой личности и чтобы те, кому с ним потом жить, тоже пошли к психологу и начали работать над собой, научились за это время себя вести с зависимым человеком», - отметил Роман Бойко.

Важно принять решение

По наблюдениям эксперта, протекание такого рода болезни у женщин и мужчин кардинально отличается.

«Следует, например, выделить такую закономерность, что количество лечащихся девушек было значительно меньше, чем мужчин. Соотношение примерно 1 к 3. Процесс лечения долгий. 5-6 дней детоксикации – это только начало большого пути. Затем мы переходим к, пожалуй, самому важному – когда с человеком начинает работать не только врач, но и психолог. И вот тут нужно убедить зависимого принять решение. Обычно из 10 человек, проходивших лечение, решение продолжать лечение и реабилитацию принимали 2-3. Далее идет следующая ступень, из тех, кто начал реабилитацию - процентов 30-40% действительно продолжают лечение, а процентов 60 теряются, сомневаются и не знают, что им делать. Путь перехода из условного нетрезвого состояния в трезвое – очень зыбок. В жизни очень много соблазнов – встречаются друзья, знакомые, провоцирующие на употребление. Поэтому, принимая решение быть трезвым, человек должен быть готов к тому, что ему придется преодолеть множество трудностей», - пояснил Р.Бойко.

Роман Бойко также подчеркнул, что когда человек выходит из центра, он должен понимать, что толерантность к веществу, который он употреблял ранее, со стороны организма  меняется. Если раньше для того, чтобы получить состояние удовольствия от наркотика, нужно было уколоть 2-3 куба «ширки», то после выхода необходимая доза уменьшается, и в случае возвращения к пагубной привычке, риск передозировки, а, следовательно, смертности, увеличивается. 

Давление окружения

«Человек становится зависим при наличии определенных симптомов – цикличность, системность, развитие. Это значит либо увеличение количества вещества, либо добавление новых веществ. Еще один очень важный симптом – невозможность контроля со стороны силы воли. То есть человек даже при желании делает волевые усилия, дает себе слово, и не может его выполнить. Когда появляются несколько таких факторов, тогда уже можно говорить о развитии зависимости. На бытовом уровне это определяется скандалами – не должны застолья и встречи с друзьями заканчиваться ссорами. Это симптоматика, прямо указывающая на проблему», - начал беседу руководитель реабилитационного центра «Стимул» (Харьковская область, пгт Бабаи), психолог Александр Антюфеев.

На его взгляд, само по себе признание зависимости просто так не происходит. К осознанию подталкивает социум – семья, работа, карьера.

«Но собственное здоровье не является критерием, который способен заставить человека одуматься. Чаще всего это родственники, которые на семейном совете решили, что направляют лечить своего сына, например. Мама, папа настаивают, и сын начинает понимать, что к нему в семье сформировалось определенное отношение, вызванное его поступками. Без давления окружения человек не может прийти на реабилитацию. И пока окружение позволяет, человек будет употреблять», - поделился наблюдениями эксперт.

Наркозависимость пришла в школу

«Я 6 лет работаю в этой сфере. И за это время портрет человека, употребляющего наркотики, очень резко поменялся. За последние два года – в 2016-2017 году у меня начали появляться клиенты, которым по 15-16 лет. Раньше  мы до такого уровня не доходили. Очень часто звонят мамы и папы, говорят, что сын школьник, учится в 11 классе, а у него уже стаж наркопотребления полгода. Почему так? Причина в распространении. Если еще 3-5 лет назад для того, чтобы добыть наркотики, нужно было совершить ряд действий – должны быть знакомства, связи с определенными криминальными людьми, то сейчас с развитием «черного» интернета купить стало легче. Молодые люди, привыкшие к социальным сетям, к виртуальному общению могут беспрепятственно найти наркотики. Им намного проще, чем тем, кто ищет их по старинке – из рук в руки. Наркотики стали доступнее и разнообразнее. Сейчас это в основном синтетика – натуральных наркотиков на Харьковщине практически нет», - пришел к выводу Александр Антюфеев.

Когда мы заговорили о портрете пациентов, то тут Александр Антюфеев выделил определенные группы.

«Это мужчины за 40 лет, которые чаще всего приходят сами. Они живут с наркозависимостью не один год, но приезжают к нам на реабилитацию исключительно, чтобы привести физиологическое состояние в порядок. Не на длительное лечение, не для того, чтобы избавиться  от зависимости. А просто возобновить силы. Вторая группа – это тоже мужчины, но чуть младше – средний возраст 30 лет. У многих из них есть свои семьи, дети, профессиональные навыки, карьера, и вместе с тем они употребляют наркотики. Чаще всего, это происходит давно, не первый год.  И вот эти люди пытаются не лечить болячку свою, а контролировать ее, снижают дозы, пытаются все делать не так жестко. Поэтому жены терпят, дети растут, они периодически приезжают к нам на лечение, но они не планируют что-то кардинально менять – их все устраивает, привыкли к такому образу жизни. Это уже жизненная привычка, многие начали употреблять с 18 лет. На самом деле они хотят ситуацию изменить, но не резко. Они бояться поменять место жительства, так как приросли. А смена места проживания имеет огромное значение. Если последние 5 лет у человека проблемы с наркотиками, то минимум нужно поменять хотя бы район. Человек будет чувствовать себя более свободно. Вот идет он за хлебом – а у него воспоминания, там того видел, там то произошло. Есть же и друзья, которые не прекратили употреблять. И третья группа – молодежь. Им 16-18-20 лет. Это те, кто впервые попал на лечение. И это как раз те люди, которым реально можно помочь. В плане реабилитации самый эффективный – это первый раз. У человека еще нет стереотипов, он все воспринимает, как чистую монету. Вообще, независимо от возраста – если человек попадает на реабилитацию первый раз, то есть шансы, что он начнет новую жизнь. В то же время довольно часто именно в первый раз люди к нам попадают, не имея желания бросить, они настроены на отрицание, но согласились на лечение ради успокоения родственников. Но мало кто в этом признается. И потом повторный приезд часто происходит уже без ожиданий – более вдумчиво, он уже был, пробовал. Но случается и так, что первый раз приехал несознательно, а второй раз уже приезжает с конкретной целью. Он просто уже видел, что тут, как, услышал истории других людей», - откровенно сказал эксперт.

Александр Антюфеев также уточнил, что женщинам реабилитироваться намного сложнее. Обычно это средний класс, те, кто не нуждается. И такое пристрастие возникает не от плохой жизни. Это баловство.

Оторваться от социума

Эксперт сообщил, что есть несколько курсов, которые применяются во всех странах. Но полугодичный считается самым эффективным для молодежи. Потому что за это время человек может оторваться от социума и окружения. То, о чем с ним за три месяца проговорили психологи, он имеет возможность реально закрепить. И крайне важно – не стоит пытаться решить проблему самостоятельно. Сегодня есть специалисты, которые способны помочь.

«В социализации самое сложное - это грамотный возврат в общество. Тут есть очень важный момент. Возвращаясь домой, в свой город и район, люди, соседи, очень часто о нем думают то же самое. Человек изменился, а мнение о нем осталось такое же. Тут нужно научиться не обращать внимания, ведь каждому не расскажешь, что ты вылечился, начал новую жизнь. Мы учим человека не бороться с ветряными мельницами, а строить свою жизнь, что не имеет значение, что люди думают о его прошлых поступках, важно, как он будет вести себя сегодня. Поэтому если мы говорим о полугодовой реабилитации, то обычно это заканчивается трудоустройством. Человек к нам приходит с разрушенной социальной сферой, без работы. Но это не поток, таких у нас в год до 10 человек. Но это тогда, когда человек действительно настроен на новую жизнь», - поведал Александр Антюфеев.

Эксперт также добавил, что ведет небольшую статистику.

«За год умирает 2-3 наших бывших пациента, но желания лечиться у них не было. Ведь мало приехать и пройти медикаментозную реабилитацию, нужно поменять привычки, характер. Вот потом узнаю от родителей, либо еще от-кого то, что человека не стало. Вообще, ЛУН, по закону – являются группой риска. Это люди с нестабильными психическими процессами. Если рассматривать их с точки зрения психологии, то там идут эмоции. Наркозависимому однозначно трудно справляться со своими эмоциональными реакциями – агрессией, обидой, жалостью к себе. Это им присуще гораздо больше, чем другим. У наркозависимого стрессоустойчивость гораздо ниже, чем у обычного человека. Больше всего меня удивило, что у наркозависимых часто большой потенциал со стороны родных – приличные родители, благополучная семья. И вместо того, чтобы развиваться, имея возможности, они, наоборот, разрушают как свою жизнь, так и жизнь своих родных. И уже когда все разрушено, если он поумнел, то начинает заново все строить, но времени-то сколько упущено», - резюмировал Александр Антюфеев.

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.