Блоги uncategory

Русофобия - это ненависть к...Византии

Более пяти столетий Русь находилась в тесных отношениях с Византией, приняла оттуда религию, письменность, традиции права и государственного устройства.

Но на Западе никогда не любили Византию. Организатор Четвертого крестового похода, папа римский Иннокентий III заявил о главенстве Римской церкви, ссылаясь на божественное установление. Поход закончился взятием крестоносцами Константинополя в 1204 году.

В XIV веке на Западе критиковали развращенность византийского духовенства и объясняли ею успехи ислама ( в частности, так писал Данте).

После падения Константинополя в 1453 году, наследницей Византии стала считаться православная Русь.
Так, митрополит Зосима, в 1492 году в пасхалии назвал московского царя новым Константином, а Москву — новым Константинополем. Появление византийского двуглавого орла в качестве государственного символа Русского государства зафиксировано в конце XV века: он изображен на печати одной из грамот, выданной в 1497 год. Считалось, что принесла его с собой племянница последнего византийского императора и жена Ивана III, Софья Палеолог.

Концепция «Москва — Третий Рим» была сформулирована в двух посланиях конца 1523 года — начала 1524 старцем псковского Елеазарова монастыря Филофеем: «Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».Концепция находит развитие …Однако, на Западе византийская цивилизация продолжала восприниматься в негативном свете. Древние греки и римляне были в Европе «своими», а образ Византии закрепился как враждебный и чуждый европейским «идеалам разума и прогресса».

Примечательно, что отдельные документальные примеры русофобии отмечаются с начала XVI века. В частности- польский Король Сигизмунд I, старавшийся предотвратить какие-либо политические альянсы Русского государства в Европе, убеждал западных монархов, что «московиты» — не христиане, а жестокие варвары, относящиеся к Азии.

В конце XVIII — первой половине XIX века происходит формирование русофобии как системы, обслуживающей враждебную политику по отношению к России.

Но в ту же эпоху ярко выражается ненависть к давно исчезнувшей Византии. Так, по мнению Вольтера, история Византии — это «недостойный сборник высокопарных фраз и описаний чудес», который позорит человеческий разум. Монтескьё агрессивно отзывается о византийском монашестве и духовенстве, о почитании икон.
Гюстав Флобер: «Царь рукавом отирает с лица ароматы. Он ест из священных сосудов, потом разбивает их; и мысленно он пересчитывает свои корабли, свои войска, свои народы. Сейчас из прихоти он возьмет и сожжет свой дворец со всеми гостями…».Это он о Византии.

А вот мнение о России дипломата Франсуа Габриеля де Бре: «Единство действия, присущее деспотизму, делает Россию очень страшной. Достаточно воли государя, чтобы потрясти все части этого обширного организма: никаких препятствий, никаких противовесов, никаких посредствующих властей. Чего желает император, то и совершается; прав он или неправ, это все равно».

Не стоит думать, что перенявший русофобскую идеологию, становится частью либерального общества. Русофобия тесно переплетена со славянофобией. Павел Анненкова писал Тургеневу в 1876 году, что не стоит распинаться за цивилизацию и всеобщий мир: «Либерализм и благорасположение к славянам — понятия несовместимые».

Андрей Кислов

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.