Публикации Политика симоненкоантикоррупционныйсуд

Антикоррупционный суд: Что говорит Конституция о спорном законопроекте

base article image

Накануне рассмотрения в Верховной Раде вопроса относительно Антикоррупционного суда, отечественное информационное пространство «под завязку» забито аналитическими статьями, в которых на разные лады нахваливают необходимость его создания. И это несмотря на то, что в Украине уже есть, по крайней мере, 7 различных «антикоррупционных» структур, которые наплодили сотни чинуш и различными способами тянут деньги из государственного бюджета за счет расходов на образование, охрану здоровья, культуру, другие социальные статьи.

Антикоррупционный суд  - очередная «антикоррупционная» структура - подается как панацея от тотальной коррупции и взяточничества от главы маленького поселка до Президента. И дело не в том, что среди государственных и муниципальных служащих нет честных и порядочных людей. Дело в том, что коррупция и взяточничество - это глубинная сущность всей системы олигархической власти в Украине. Власти, которая вышла из бандитизма 90-х, грабительской приватизации народного имущества, «дерибана» бюджетных средств и использования служебных полномочий для личного обогащения. И эта власть, этот режим не в состоянии существовать в других измерениях.

Кто-то получил должность, которая позволяет зарабатывать на распределении земельных участков. Кто имеет возможность, использует властные рычаги за немалые деньги пролоббировать нужные для того или другого бизнесмена решения на уровне района, области, правительства, парламента и даже Президента. Кто-то должен использовать государственные силовые структуры и «боевиков» для перераспределения собственности с помощью рейдерских захватов или политического давления.

Время от времени в СМИ появляются сообщения о задержании того или иного взяточника, которые подаются как якобы системная борьба с коррупцией. На самом деле все прозаичнее - просто кто-то из коррупционной вертикали «передал наверх» меньше, чем договорились, или наверху решили, что им мало. Поэтому неудивительно, что до сих пор никто из коррупционной верхушки не оказался за решеткой, несмотря на то, что их имена проходят по делам различных «офшор-гейтов». Что касается создания Антикоррупционного суда, надо прямо говорить - это еще один мертворожденный государственный орган, который ни в коем случае не отвечает потребностям украинского общества для преодоления взяточничества и коррупции.

Очевидно, что Антикоррупционный суд, отбор кадров в который будет проходить под непосредственным контролем со стороны Госдепа США, а также ФБР, ЦРУ, АНБ и т.д. - это «жесткий ошейник». С помощью него западные структуры будут контролировать наших клинических казнокрадов-олигархов и чиновников, а также управлять через них на нашей украинской земле, использовать наш народ, как дешевую рабочую силу для транснациональных корпораций и латифундистов.

Возвращаясь непосредственно к вопросу о содержании законопроекта об Антикоррупционном суде и после консультаций с ведущими правоведами, позволю себе высказать ряд соображений по сути этого документа.

Первое, что бросается в глаза, то, что идея создания высшего специального суда антикоррупционного профиля вступает в противоречие с общей законодательно закрепленной концепцией построения системы судоустройства Украины.

В соответствии со ст. 4 законопроекта предусматривается, что Высший антикоррупционный суд осуществляет правосудие одновременно в качестве суда первой инстанции и  суда апелляционной инстанции. 

Указанный подход нарушает устоявшиеся европейские принципы построения института судебной защиты человека, а также противоречит многочисленным нормативно-правовым актам украинского права.

Согласно положениям ст. 17 Закона «О судоустройстве и статусе судей», судоустройство строится по принципам территориальности, специализации и инстанционности. В судах судопроизводство осуществляется в нескольких инстанциях, каждая из которых имеет свою особенность. Все процессуальные кодексы предусматривают рассмотрение дел в трех судебных инстанциях: первой, апелляционной и кассационной. Каждая следующая инстанция выше судебной инстанции, которая ранее приняла решения по делу.

В результате внедрения предложенных законопроектом новелл окажутся нарушенными ряд положений Конвенции по защите прав и основных свобод и положений многочисленных решений Европейского суда по правам человека, которыми устанавливаются обязательные правила распределения судебного контроля над всеми  судебными звеньями, как гарантия обеспечения эффективной защиты прав и свобод человека.

Кстати, в цивилизованных европейских странах построение судебных звеньев власти происходит по принципу распределения судов: там дела рассматриваются по существу, а также в апелляционной и кассационной инстанциях.  Законопроект же предусматривает диаметрально противоположный подход.

Хочу обратить внимание и на то, что законопроектные предложения существенно расширить полномочия по избранию судей высшего антикоррупционного суд на заседании Общественного совета международных экспертов создают дисбаланс системы взаимного невмешательства государства в неправительственные организации.  Ведь Общественный совет международных экспертов является лишь вспомогательным органом, который должен быть создан для содействия Высшей квалификационной комиссии судей Украины в подготовке решений по вопросам назначения на должности судей Высшего антикоррупционного суда.

Негативные последствия внедрения положений законопроекта заключаются в том, что он размывает привычные стандарты кадрового подбора судейского корпуса.

В части второй статьи 7 законопроекта предусмотрено, что на должность судьи Высшего антикоррупционного суда может быть назначен гражданин Украины, который имеет «... значительный опыт осуществления (представительства. – Ред.) в международных межправительственных организациях или международных судебных учреждениях за рубежом, профессиональной деятельности в сфере права по вопросам противодействия и борьбы с коррупцией, обладает знаниями и практическими навыками применения современных международных антикоррупционных стандартов и лучших мировых практик в сфере противодействия и борьбы с коррупцией...».

Как представляется, подобные оценочные категории содержат правовую неопределенность и не учитывают требований ст. 8 Конституции Украины, поскольку законопроектом не определены критерии таких знаний, навыков и умений, а также не установлены документы, которые могут подтвердить соответствующие квалификационные характеристики кандидата.

Кстати, в соответствии со ст. 8 Конституции в Украине признается и действует принцип верховенства права. При этом одним из основных элементов этого принципа является правовая определенность, согласно которой юридические нормы должны быть четкими, ясными и недвусмысленными, поскольку иное не может обеспечить их единообразное применение и не исключает неограниченности трактовки в правоприменительной практике. На это обращал внимание и Конституционный суд Украины в соответствующих решениях от 22.09.2005 № 5-рп, 29.06.2010 №17-рп, 11.10.2011 № 10-рп.

Европейский суд по правам человека также неоднократно подчеркивал, что законы должны соответствовать установленному Конвенцией о защите прав человека и основных свобод стандарту, который требует достаточно четкого формулирования правовых норм в тексте нормативно-правовых актов.

Впрочем, эти ключевые требования международного и украинского законодательства в законопроекте № 7440 не соблюдены.

Ряд положений законопроекта об антикоррупционном суде создают состояние дискриминации, что прямо запрещено основополагающими международными и отечественными актами о правах и свободах человека

В части четвертой статьи 7 законопроекта устанавливаются ограничения при назначении судей Высшего антикоррупционного суда.

Так, не могут быть назначены судьями Высшего антикоррупционного суда лица, которые:

«1) ...в течение десяти лет, предшествующих назначению, работали (проходили службу) в органах прокуратуры, внутренних дел Украины, Национальной полиции Украины, Государственном бюро расследований, других правоохранительных органах (органах правопорядка), налоговой милиции, Службе безопасности Украины, таможенных органах, Национальном антикоррупционном бюро Украины, Национальном агентстве по предупреждению коррупции , Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, Антимонопольном комитете Украины, Счетной палате, центральном органе исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную налоговую и таможенную политику, центральном органе исполнительной власти, реализующим государственную политику в сфере предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансированию терроризма; занимали политические должности, имели представительский мандат;

2) на протяжении последних пяти лет входили в состав руководящих органов политической партии или находились в трудовых или иных договорных отношениях с политической партией;

5) были членами Высшей квалификационной комиссии судей Украины или Высшего совета юстиции до вступления в силу закона Украины "О восстановлении доверия к судебной власти в Украине";

6) входили в состав Межведомственной комиссии по вопросам государственных закупок или в состав комитетов по конкурсным торгам (тендерных комитетов), образованных заказчиками для осуществления процедур государственных, общественных закупок к созданию электронной системы закупок в соответствии с законом Украины "О публичных закупках"... ».

По замыслу авторов законопроекта, скорее всего, строгие ограничения обусловлены тем, что пребывание на определенных должностях или занятие соответствующей деятельностью может негативно повлиять на беспристрастность при принятии судьями Высшего антикоррупционного суда решений.

Стоит заметить по этому поводу, что, во-первых, предусмотренные ограничения для определенных категорий лиц стать судьей Высшего антикоррупционного суда представляют собой не что иное, как открытую дискриминацию лица, прямо запрещенную как Конституцией Украины,  так и Конвенцией о защите прав и основных свобод, декларациями и пактами Организации Объединенных Наций, а также многочисленными решениями Европейского суда по правам человека.

Сегодня в цивилизованных иностранных правовых системах отсутствуют «юридические барьеры», чтобы не допустить лицо к занятию некоторых постов в органах государственной власти только по признакам пребывания данного лица на других должностях во властных структурах, если в его деятельности нет никаких правовых претензий.

И, во-вторых, если следовать логике авторов законопроекта, то тогда и в ряды других органов в сфере борьбы с коррупцией (в частности, в Национальное антикоррупционное бюро, Государственное бюро расследований, Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции) нужно было не принимать лиц со стажем работы в определенных органах государственной власти.

Более того, позиция отстранить от конкурса в Высший антикоррупционный суд бывших чиновников выглядит алогичной еще и по той причине, что аналогичных требований и ограничений относительно кандидатов на должности судей Верховного суда не было.

Таким образом, создается парадоксальная и нелогичная ситуация в отношении судей Высшего антикоррупционного суда, которые должны рассматривать дела первой и апелляционной инстанций, но при этом не занимать ранее определенные должности. В то же время судьи Верховного суда (они будут проверять законность вынесенных судьями Высшего антикоррупционного суда решений в кассационном порядке и по логике должны быть еще более «кристально честными». - Авт.), согласно условиям уже завершенного конкурса, могли до избрания на должности судей Верховного суда работать в органах прокуратуры, внутренних дел Украины, Национальной полиции Украины, Государственном бюро расследований, других правоохранительных органах (органах правопорядка), налоговой милиции, Службы безопасности Украины, таможенных органах, Национальном антикоррупционном бюро Украины, Национальном агентстве по предупреждению коррупции и тому подобное.

Очевидно, понять логику и изобрести какое-нибудь нормативное обоснование рассмотренных ограничений, которые содержатся в тексте законопроекта № 7440, довольно непросто.

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.