Интервью Общество инклюзивноеобразованиевуз

А. Колупаева: «Преподаватели украинских вузов не понимают важность внедрения инклюзивного образования»

base article image

В школах Украины сейчас формируется доброжелательная среда для обучения детей с особенными потребностями. О промежуточных результатах внедрения инклюзивного образования, и о том, как изменилось восприятие общества  и почему пока не хватает специалистов, в интервью корреспонденту ГолосUA рассказала ключевой эксперт проекта «Разработка и внедрение регионального плана по увеличению объемов предоставления услуг по уходу на семейной основе (реформирование интернатных заведений в Киеве)», доктор пед. наук, профессор, член-корреспондент НАПН Украины, заместитель директора Института специальной педагогики НАПН Украины по научной работе Алла Колупаева.

- Алла Анатольевна, закончился учебный год. Каковы на данный момент результаты реформы по внедрению инклюзивного образования?

 - Приказом Министерства образования отменена система диагностирования детей. Прекратили свое существование так называемые психолого-медико-педагогические консультации, сейчас будут функционировать инклюзивно-ресурсные центры (далее ИРЦ). Политика образования инклюзивно-ресурсных центров предусматривает, что они образуются в городской местности на каждые 7 тысяч детей с особыми потребностями, а в сельской местности – на 12 тысяч детей.

Всего на сегодняшний момент таких инклюзивно-ресурсных центров по всей Украине открыто 136. Планируется порядка 600. Это не просто смена вывески. Во-первых, следует отметить, что эти центры принимают детей от 2 до 18 лет. Их задача – всесторонне обследовать детей, с учетом всех новых методик. В этих центрах есть тифлопедагоги, педагоги-сурдопереводчики, психологи. По результатам обследования каждый из специалистов вносит свою лепту в создание вывода, где указывает, какие особенности были выявлены у конкретного ребенка. В этих выводах приводится анализ сильных и слабых сторон в развитии ребенка, с последующим упором  на развитие его сильных сторон.

- Зачем нужны такие выводы?

- Выводы ИРЦ – это не просто бумажка. Эти выводы передаются в школу, и на их базе в школе составляется индивидуальная программа развития ребенка. В выводах ИРЦ расписывается, где находится слабое место у ребенка – либо это когнитивные навыки, речевая сфера, или иная область. Таким образом достигается эффект нивелирования этих проблем в сопровождении конкретного специалиста, участие которого необходимо.

 С 1-го сентября при Институте специальной педагогики запускается программа обучения для специалистов, которые будут работать в инклюзивно-ресурсных центрах. Для обучения специалистов ИРЦ будут применяться как разработки наших специалистов, так и лучшие зарубежные образцы. В частности, за государственные деньги планируется закупка тестов Векслера.

Кроме того, разработано и принято положение об инклюзивно-ресурсных центрах, положение о школьной команде сопровождения, где, наконец, четко расписано, кто входит в такую команду - психолог, ассистент педагога, тифлопедагог, и, наконец, закреплена роль родителей, которые, безусловно, играют главную «скрипку» в социальной адаптации ребенка с особенными потребностями.

Самое важное, что сейчас происходит – это то, что постепенно стираются границы между общим и специальным образованием. Специалисты, которые раньше работали в спецучреждениях – логопеды, сурдопереводчики – получают возможность предоставлять свои услуги в обычных школах.

- А что, в обычную школу мы не можем добавить психолога и тифлопедагога? Обязательно ли создавать эти центры, и какова их основная задача?

 - Видите ли, задача этих центров состоит в том, чтобы создать мощную единую   команду из специалистов, реабилитологов по работе с незрячими и неслышащими детьми, которые будут находиться в шаговой доступности. Самое важное, что для детей с особенными потребностями предусмотрена специальная субвенция из государственного бюджета, которую получит каждый регион.

- В соответствии с проектом нового закона о полном среднем образовании, с которым я  ознакомилась, предполагается закрытие, насколько я поняла, специальных школ? Это правда?

- Нет, не правда. Существует стратегия  деинститулизации, в которой предусмотрена реформация интернатной системы, в которой ребенок находится постоянно и круглогодично. Вот эти учреждения будут реформироваться. А специальные школы, которые посещают дети с разными нарушениями опорно-двигательного аппарата, интеллектуальными нарушениями, никто закрывать не планирует. Эти действия будут проводиться в четком соответствии с лучшим мировым опытом. Это нормально. Но разница в том, что в таких учреждениях останутся дети, которые в силу причин своей  сложной инвалидности –– не могут обучаться в обычных школах. Таким образом, мы ничего революционного не делаем. Мы просто возвращаем ребенка в семью, где он и должен находиться. Ребенка должны привозить в школу и забирать из нее каждый вечер – это правильно.

- Кто, в первую очередь, позитивно воспринял грядущие изменения?

- Конечно, родители детей с особенными потребностями, и такие дети.  Ребенок, находящийся на индивидуальном обучении, не может контактировать со сверстниками, жить полноценной жизнью. Таким образом, отправляя его в обычную школу, мы просто расширяем его жизненные возможности, кругозор и пространство.

Вообще принятие этого закона приводит нас к тому, что наконец-то вызревает нормальное понимание проблемы. Мы, наконец, осознаем, что дети с особенными потребностями, - это тоже дети, и их обучать надо, как детей. Да, они требуют немного больше внимания, заботы, но они такие же дети, как и все остальные.

- Кто-то палки в колеса этому процессу ставит?

 - Безусловно, это школьные и районные администрации, потому что, если родители пишут в школе заявление о том, чтобы открыть инклюзивный класс, отказать им не имеют права. А для открытия такого класса нужны специалисты, оборудование – все это усложняет жизнь администрации школ и районов. Однако среди положительных тенденций не могу не отметить тот факт, что все больше педагогов стремятся обучиться и воспринять новые технологии в образовании, в частности, на наших курсах повышения квалификации наплыв желающих растет, при том, что курсы платные.

Есть частичное непонимание сути проблемы со стороны родителей здоровых детей, которые обеспокоены тем, что в классах с инклюзивным образованием детям с инвалидностью будет уделяться больше внимания. Но, в принципе, можно с удовлетворением отметить, что тектонический сдвиг в обществе и его отношении  к детям с особенными потребностями, в его восприятии таких детей, - произошел. И такие обеспокоенные родители все чаще выглядят «белыми воронами» на общем фоне. В целом наше общество изменилось, изменилось его сознание, и степень лояльности к такого рода детям стала на порядок выше.

- А вообще количество детей, нуждающихся в инклюзивном образовании, стало больше или меньше после начала процесса реформирования? Или все согласно статистическим данным?

- Следует говорить не о цифрах, а о коренном изменении подходов. В частности, дети с гиперреактивностью ранее просто не учитывались и не попадали в статистику. Дети с легкой формой инфантилизма тоже. Представьте себе, ребенок уже в средних классах, а он все маленький и маленький. Таких детей никто никогда не учитывал ни в одних статистических выкладках. Таким образом, общее число проблемных детей в Украине выросло. Однако мы не можем констатировать тот факт, что выросло именно количество детей с нарушениями, нет таких данных. Скорее, благодаря применению новых подходов и технологий, к нам пришло понимание того, что у нас есть дети, которыми ранее мы не занимались, но которые также требуют нашего внимания, например, дети, игроманы – он сидит в гаджете и не поднимает от него голову. Безусловно, возможности коммуникативной детальности в школе на фоне игроманства снижается, но на такие проблемы ранее серьёзного внимания не обращалось. Скажем, существуют дети, у которых плохая память. Ими тоже нужно заниматься, хотя медицинской ярко выраженной патологии у них нет. Это все является составляющими принципа детоцентризма, который положен нами в основу реформирования.

- Как попасть в ИРЦ?

- Очень просто. Вы обращаетесь в департамент образования по месту жительства, который должен вам предоставить адрес такого центра. Вы идете туда с ребенком, его там обследуют, и после этого составляют индивидуальные рекомендации.

- Алла Анатольевна, в начале учебного года в беседе со мной вы жаловались на недофинансирование. Как сейчас обстоят дела?

- Ситуация с финансированием изменилась в значительно лучшую сторону. Образовательная региональная субвенция реально начала работать.  С удовлетворением могу сказать, что финансовых проблем на данный момент  практически не существует. Но есть другая проблема – критический кадровый голод.  У нас нет подготовленных на сегодняшний день специалистов, которые могли бы просто взять, прийти и внедрять. Их нужно готовить, а на это нужно время.

С 1 сентября в институтах последипломного образования будет проводиться подготовка подобных специалистов среди тех, кто уже работает в этой тематике. Однако следует констатировать, что учебные планы наших педагогических вузов сильно отстают от внедряемых нами новаций. Требуется написание нового учебного и методического материала. Конечно, именно в этом и состоит главная  на сегодняшний день проблема.

В учебных программах наших университетов критически мало специальных курсов по инклюзивному образованию.

- Почему?

- Потому что преподаватели вузов не совсем понимают важность повсеместного внедрения инклюзивного образования. Они более выступают за традиционные формы образования, и, как следствие, подготовку своих студентов. В данном случае тут не обойтись конкретным целевым распоряжением. Дело в том, что у нас существует понятие вузовской автономии, согласно которому именно вузы в лице своих руководящих органов определяют политику учебного процесса, и политику подготовки тех, кого они обучают. И решить эту проблему можно только тогда, когда на местах все больше и больше будет ощущаться потребность в таких специалистах, тогда вузы волей-неволей будут вынуждены соответствовать запросам времени, и сами  будут заполнять нишу подготовки специалистов для инклюзивных классов.

- По итогам учебного года, есть ли у вас данные по успеваемости детей с инвалидностью в школах, которая бы свидетельствовала об эффективности внедряемой реформы?

- Тут нужно определиться. У нас существует концепция новой украинской школы, где в приоритете не знания, как самоцель, а навыки социальной адаптации. Дети с инвалидностью с нормальным интеллектом достаточно старательны и успешны, при этом не только в школе, но и впоследствии в вузах. Однако давайте понимать, что далеко не всем нужно учиться в университетах. Некоторым было бы достаточно получить нормальную профессиональную специальность. А вот это уже следующий шаг реформы. Сейчас будут разрабатывать положения о профессиональной адаптации детей с инвалидностью. Следующий шаг реформы – это изменение системы профтехучилищ, которая сейчас в ужасном состоянии.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.