Блоги Общество синопсистриллеркинокоридорзатменийприключения

Коридоры затмений: это лучшее время, чтобы написать триллер

Я никогда до этого июля не обращала внимания на всякие там затмения Луны-Солнца, магнитные бури и прочую ерунду. Потому что магнитные бури и затмения для меня это как миф об Атлантиде: я читала о ней, но никогда не видела своими глазами. Значит, я в это не верю. Но в этот раз мне пришлось поверить в то, что коридор затмений это период времени, когда Небо буквально испытывает человека на прочность.

Начинать рассказ о моей прошедшей неделе нужно так, как это делают сценаристы. Наверное, вы  знаете, что любой фильм должен начинаться сильным эмоциональным моментом. Например, где-то спустя пять минут с момента, как появилось название фильма, герой ленты должен стоять на краю крыши высокого здания и всем своим видом показывать, что сейчас прыгнет – как в фильме «На грани». Или попасться полиции во время ограбления банка – как в «Настоящей Маккой»,  или, наконец, как в «Титанике» Дэвида Кэмерона, где Кейт Роуз бежит к краю корабля, чтобы броситься в холодные волны и погибнуть. Правда, я считаю, что этот момент в «Титанике» выглядит неубедительно – сценаристам и гримерам не удалось сделать из актрисы Кейт Уинслет несчастную невесту американского магната: ее показали слишком красивой и, видимо, актрисе не хватило эмоций, чтобы сквозь и вопреки этим прекрасным одеждам, в идеальном гриме сыграть настоящее отчаяние... но сейчас не об этом.

Так вот описание этой злосчастной моей недели надо начинать киношным эпизодом такого содержания:

Камера. Мотор. Начали. Титры:  Киев, Украина, 3 августа 2018 года. Интерьер: большой светлый торгово-развлекательный комплекс. Полиция оцепила холл и вход в ТРЦ. Вокруг полосатой полицейской ленты толпятся недоумевающие люди, остановлен эскалатор, который ведет в торговый зал. Откуда-то, вероятно, со второго этажа, доносятся крики.

Мужской голос, с надрывом:

Дайте ей туфли! Умоляю!!! Дайте ей туфли! Она убьет меня! Помогите! (мужчина начинает плакать и его речь становится нечленораздельной).

Камера поднимается вверх и показывает второй этаж: на полу пару окровавленных трупов и девушку, которая схватила за горло мужчину в униформе продавца, приставила пистолет к его голове. Рядом с ней стоят несколько десятков коробок с обувью.

Девушка с пистолетом:

Я требую туфли сиреневого цвета, с небольшим каблучком, инкрустированные стразами! Если через 10 минут мне их не принесут, я начну убивать заложников! Время пошло!

(Камера: часы на стене показали время 10:50, а также привязанных к торговым стойкам продавцов, которые при этих словах начинают истошно плакать. В это время в кадре появляются другие продавцы в униформе, они приносят коробки с туфлями, открывают их, и там есть разные туфли, с расцветкой в диапазоне от черного до белого, синие, красные, зеленые, салатные, оранжевые, в крапинку... но нет таких, которых требует девушка. Часы на стене показывают 11:00).

Девушка с пистолетом:

Время истекло!

(Продавец рядом с девушкой начинает истошно орать и пытается вырваться. В какой-то момент на площадку возле горы коробок с обувью и девушки с пистолетом выбегает ребенок. Камера показывает испуганные глаза продавцов, полицейских, которые бросаются к ребенку. Звук выстрела. Черный флеш-бэк... специалисты по монтажу видео меня поймут).

Титры: За неделю до того. Киев, Украина, 26 июля 2018 года.

Утро начиналось как обычно: просыпаться неохота, но надо. Будильник надо выключить, но до него еще надо дотянуться, а для этого хотя бы открыть глаза, или хотя бы один. Но формально, если хотя бы один глаз открыт, считается, что я уже не сплю. И я лежу пару минут, думая, открывать ли сейчас глаз, и мечтаю, что эта адская мелодия замолкнет... а она не замолкнет, потому что включен режим повтора... и слушаю эту гадость на смартфоне. Хотя еще вчера мне казалось, что мелодия норм.

В то утро мне пришлось выйти из дома раньше. И эта разница в двадцать минут чуть не убила меня.

Потому что в 06:50 на улице, где я сажусь на маршрутку, - час пик. Машины спешат в центр, полоса в сторону к метро «Бориспольская» плотно занята разным транспортом. Мне же надо идти по противоположной стороне, по встречке, но поскольку по обочине неудобно, там песок, то я чапаю скраешку проезжей части, которая ведет от центра куда-то в сторону аэропорта «Борисполь». Можно, конечно, идти через бурьяны мимо частного сектора,  но там гавкают собаки, я их боюсь.

В какой-то момент я оглядываюсь и вижу: из полосы, которая ведет к метро, резко выезжает на встречку через двойную осевую (!) на ту полосу, где я иду скраю, оранжевый бус. Проходит доля секунды и я понимаю, что меня сейчас собьет машина. Дальше начинает происходить нечто, что я осознанно никак бы не успела сделать: я еще даже полностью не поняла, что происходит, но мои ноги слегка сгибаются, выпрямляются – и я отпрыгиваю назад, где-то на метр. В эту секунду бус уже едет на месте, где только что шла я. Даже если бы он не переехал мне ногу, а только задел боковым зеркалом, то все равно была большая вероятность, что это я пополнила бы списки сбитых пешеходов.

Это было серьезным потрясением. В офисе я капаю себе в чашку с чаем валерьянку и вроде бы забываю на несколько часов о ЧП.

А вечером мне становится неожиданно хорошо, потому что люди, которые в нашем офисе отвечают за составление рабочего графика редакторов на август, меня обрадовали: «1 августа у тебя выходной!». Отлично! Значит, 1 августа я смогу съездить по важному делу в другой город и вернуться в Киев. Очень просто – я сажусь на автобус утром, еду по делам, возвращаюсь вечером.  Значит, 2 августа я выйду на редакторскую смену на 8 утра, потом я высплюсь, а 3 августа пойду на бизнес-форум, где запасусь комментариями по антирейдерской теме. Все сходится. Прекрасная насыщенная рабочая неделя. А если будет именно так, я смогу следующую неделю посвятить другим важным делам. Ремонту, например и наконец-то.

Но затмения начинают очень скоро вносить корректировки в мою жизнь и график. 31 июля днем, когда я ходила по магазинам, мне звонит из офиса коллега и объясняет: 1 августа у тебя не выходной. (Мне показалось, что у меня на секунду остановилось сердце), 1 августа тебе надо быть в 8 часов в офисе, редакторская смена, говорит она. А человек, который составлял график, добавляет: «Ошибочка вышла!».

Я мчусь в офис, по дороге пишу второму помощнику выпускающего, которая мне звонила, мольбы поменяться со мной сменами на 1 число, по дороге заезжаю на вокзал и покупаю новые билеты...удивительно, что они были. И за какие-то минуты выходной день становится под завязку заполненным беготней, спешкой и необходимостью принимать решения в очень сжатые сроки. Одно из самых сложных решений – это о том, что если моя коллега 1 числа меня на полдня подменит, мне нужно эту половину смены отработать 31 числа, то есть сегодня... а еще утром сегодня у меня был выходной. Печаль. Можно, конечно, не отрабатывать, но тогда этот «хвост» будет тянуться за мной долго, и это будет нервировать.

И это еще не все: хоть моя коллега мне и взялась помочь, это не решает другую проблему – поскольку приходится менять билеты за несколько часов до выезда, мне достаются обратные билеты только на ночной рейс. А уж это значит, что возвращаться в Киев мне придется глубокой ночью, а утром, 2 августа в 8:00 быть на 14-часовой редакторской смене. Ну просто «джэк-пот»! Потому что если и есть в мире самая страшная пытка, то для меня это бессонная ночь, а это именно тот вариант, который мне теперь выпадает.

Но, как говорила царица Екатерина своим придворным в новом сериале, «Решение принято, господа».

На следующий день, 1 августа, я вовремя приезжаю на вокзал (низкий поклон моей коллеге за пунктуальность), и жду начала посадки. Но время посадки смещают на 20 минут. Причина не ясна. Я нервничаю. Администраторы, выписывающие билеты и проверяющие их, не могу внятно объяснить, что происходит. Я нервничаю. Потом звучит объявление, что посадка переносится на час... Я нервничаю. У меня возникает неприятное чувство, что на обратный ночной автобус я точно не успею. И мне становится совсем дурно – еще не паническая атака, но дышать нечем, как будто не хватает воздуха.

Потом оказывается, что на автобус из аэропорта опаздывали 9 пассажиров, оплативших билеты. Все остальные, кого уже запустили в автобус, ждали их около часа. Но в целом поездка была интересной: хотя бы потому, что из окна автобуса можно полюбоваться облачками. Кого интересуют облачка, спросите вы. Офисного работника, отвечу я. Если кто не знает, из чего состоит работа редактора, то состоит она из высматривания в мониторе компьютера сенсаций. Для человека, который чуть ли не сутками работает с компьютером, эти облачка и солнце в синем небе - просто подарок судьбы, потому что жизнь в офисе это жизнь при электрическом свете – там нет ни неба, ни солнца, ни облаков. Только информация, только аналитика, только дедлайны. Кстати, поездка из Киева завершилась вовремя, как если бы это было по графику. Кто-то из пассажиров сказал, что водитель просто ехал быстрее, наверстывая упущенный час.

Обратный же путь потребовал от меня усилий воли. Выехать в Киев я могла только около часу ночи. И я бы дождалась этого времени, но оказалось, что в том городе на десяток градусов прохладнее, чем в Киеве. И если дома я не могла долго уснуть от жары, то ожидая автобуса на вокзале за сотни километров от столицы, я начинаю спать на ходу: у меня закрываются глаза, ощущение, что могу уснуть прямо стоя или сидя, и на меня накатывает чувство беспомощности. И тут я слышу разговор других людей, ожидающих автобуса. Почему-то они решили, что в час ночи автобус может не приехать, и именно об этом начали говорить. Я начала прислушиваться к чужому разговору. Интуиция мне велела забыть о купленном билете и приобрести новый, на рейс в 23:00. Помня о странных накладках за несколько дней до поездки, я бегу в кассу и получаю новый билет. Ведь если в час ночи автобуса не будет, я опоздаю на работу. И не ясно еще, что страшнее – опоздать на работу, или подвести коллег. Так вот с новым билетом я получила поездку на жестких сиденьях, и рядом - пассажиров армянской внешности. В общем, пять часов до Киева ночью были реально адские: спать жутко хочется, а уснуть я не могу, потому что на меня накатило чувство тревоги.

Но в поездке обошлось без эксцессов. И когда автобус выгрузил нас на столичном автовокзале, и я вызвала такси, чтобы успеть до работы дома принять душ и переодеться, то даже подумала, что мои испытания закончились. Купив большой стакан кофе, я поспешила к такси. Водитель оказался говорливым, ему хотелось в пять часов утра вести со мной светские беседы. Мы о чем-то говорили, говорили, говорили...

Но затмения и тут о себе напомнили. Наверное, я уже спала с открытыми глазами, потому что не заметила, как под машину на ровной пустой освещенной дороге бросился какой-то пьяный. Водитель дал по тормозам. Горячий кофе выплеснулся на меня, забрызгав салон. И вместо того, чтобы ехать домой, я еще минут пятнадцать помогала водителю вытирать кофе с сидения.

Потом был адский 14-часовой редакторский день. Я пропускала целые слова, которые надо было бы удалить, и целые предложения, которым в новостных текстах не место. Я пропускала то, что не должна была пропускать. Выпускающий редактор был в ужасе от моей работы. Мне хотелось убиться об монитор от беспомощности перед ситуацией. Но ни литры кофе, ни холодная вода со льдом не могли меня привести в чувство: я очень хотела спать.

На утро 3 августа я поставила будильник на 4 временных промежутка. Но благополучно проспала все четыре. Клянусь, ни одного не слышала. Смартфон безжалостно показал 09:20, когда мое неотвратимое утро началось. Через 40 минут начнется бизнес-форум. Времени на прыжки из маршрутки в метро уже нет. Я вызываю такси и бросаюсь укладывать прическу.

И тут началась страшная часть этого утра. Крякнув неизвестным мне звуком, ломается фен. Я, чертыхаясь, отбрасываю его, но за пять минут успеваю одеться. Думая, что мою прическу спасет теперь только чудо, я сую ключ в замочную скважину входных дверей – и он застревает. Через секунду звонит водитель такси и спрашивает, где же это я запропастилась. Я извиняюсь, дико извиняюсь, умоляю подождать и бегу искать соседей, которые помогут этот ключ вытащить. Мне повезло в том, что по лестнице навстречу поднимался наш сантехник, который «мастер-золотые руки». Я попросила его вытащить ключ как можно быстрее. Но он не торопился и философски спросил: что важнее сохранить целым – ключ или замок? Сложный вопрос. В тот момент мне важнее было вовремя добраться до места проведения форума, а до того хотя бы на один оборот замка как-нибудь закрыть двери квартиры.

Через 15 бесценных минут моей жизни мастер вытащил ключ и даже не сломал замок, но водитель такси за это время довел меня своими звонками до белого каления, угрожая уехать. Все решили деньги и фраза «Я вам доплачу, дождитесь меня, пожалуйста». Оказалось, что в критические моменты жизни деньги для меня не имеют большого значения ... вот такое неожиданное открытие в коридоре затмений.

Таксист правильно привез меня на паркинг отеля, откуда можно подняться в магазин, а потом, напившись сока, пойти на бизнес-форум - мероприятие, где можно узнать массу интересного, написать много читабельного и содержательного, и получить за это хороший гонорар и, может быть, даже премию. Думая о том, что «Час опоздания это ведь не критично, правда?», я поднимаюсь на эскалаторе в супермаркет.

И тут происходит очередная гадость этого дня: туфли, мои любимые красивые туфли, мои дорогие любимые туфли застревают каблуком в проеме пола эскалатора. Но мне уже пора сойти с эскалатора, второй этаж, приехали.

Я резко дергаю ногой – и у туфли отлетает каблук! На холодный пол пространства перед супермаркетом я выхожу босиком. Но я же не могу так идти на форум!

Мне хочется зареветь, но я решаю не сдаваться. Слишком многим пожертвовано, чтобы эта неделя сложилась, как надо.

К счастью, отель строили с умом. Весь необъятный второй этаж занимают магазины  с одеждой и обувью.  Я захожу в каждый магазин и спрашиваю «Сколько у вас стоят туфли?». «От семи тысяч и выше»,  «Сегодня скидка пятьдесят процентов, можем отдать за четыре с половиной», «Это эксклюзивные туфли, 12 тысяч гривен», - говорят мне продавцы. И дальше ответы – в том же духе.

Вот тут у меня начинается паника. Я выхожу из двадцать пятого магазина и начинаю хватать ртом воздух. Я не готова потратить на туфли на один раз 3, или 4,5 или 12 тысяч гривен.

Понимая, что у меня нулевые шансы найти подходящую под классическую юбку обувь в магазине с едой и ширпотребом, я все равно возвращаюсь к супермаркету. Я иду вдоль полок с купальниками и думаю, что только пляжные шлепки сейчас тут можно найти.

И тут происходит настоящее чудо: на полочке рядом со шлепками я вижу... кеды. Но не простые, банальные, тканевые, спортивные, а - модные, с правильными ровными швами, с "позолоченным носком". И они именно такой расцветки, которая нужна под мою юбку!

Я никогда не думала, что к этой юбке можно напялить кеды, но в то утро это было самое оно! 200 гривен, а не 12 тысяч стоило мне это удовольствие. И только очень внимательный наблюдатель заметил бы, что юбка под такую обувь на ровном каблуке должна быть чуть короче. Но в целом это выглядело вполне сносно.

После этого я радостно убежала на форум. И оказалось, что там только-только закончилась скучная политическая часть мероприятия, а то, ради чего я ехала, начинается только сейчас.

И это еще не все. Потом я допустила еще один косяк. Когда заместитель главы Всеукраинской Аграрной Рады Денис Марчук согласился мне прокомментировать тему рейдерства, я вдруг решила, что он депутат Верховной Рады. Я так и спросила: «Что вы думаете о том-то и том-то как депутат Верховной Рады?». Марчук посмотрел на меня удивленно и тихо сказал: «Я не депутат вообще». Потом раскатисто рассмеялся и добавил: «Что-то пошло не так». И пообещал, что как только станет депутатом, я первая об этом узнаю. «Посмотрим, что будет в следующем созыве», - сказал он.

Так что, положа руку на сердце, в этот страшный день 3 августа я никого не хотела обидеть или задеть. Люди, учтите, пожалуйста, фактор коридора затмений. Если я что-то не то сказала в этот день, простите великодушно.

Коридор затмений – не ерунда. Каюсь: была неправа.

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.