Интервью Политика правкинатоукраинаконституцияес

А.Финько: «Правки в Конституцию - порождение предвыборной рекламы»

base article image

Верховная Рада планирует проголосовать в первом чтении за президентский законопроект №9037 о внесении изменений в Конституцию в части закрепления курса Украины на членство в НАТО и Евросоюз в четверг, 20 сентября. Что это будет означать для нашей страны и проголосуют ли народные избранники за этот законопроект - ГолосUA решил узнать у политического эксперта Антона Финько.

- В комитете Верховной Рады Украины проголосовали за евроатлантические правки в Конституцию, проголосует ли за них парламент?

- Легко предположить, что в большинстве своем представители политических сил относятся  к данным, как говорили в старину «конституционным предположениям», довольно скептически. Хотя при этом «сор из избы не выносят» и напрямую свое мнение обычно не высказывают. Идет ли речь о внутренних или внешних игроках здесь в скептической реакции нет особых различий.  Это вызвано тем, что чаще всего подобного рода евроинициативы вызывают подозрение как обычный продукт политических технологий, порождение предвыборной рекламы. Но в то же время они соответствуют нынешнему идеологическому «символу веры», который никто не решится поставить под сомнение.

- То есть главный смысл эти правок - предвыборный пиар?

- В Украине ожидается очередное значительное повышение коммунальных тарифов, согласно требованиям МВФ. В условиях удручающей социальной ситуации любые власть имущие изыскивают способ отвлечь внимание избирателей от горестных будней. Особенно, когда речь идет о ситуации в преддверии выборов.   

- Насколько законны эти правки, ведь Конституция – это документ, который принимается на десятилетия, если не на века?

- Вопрос формальной законности вытекает из того, будут ли власти предержащие следовать всем требованиям, вытекающим из 13 раздела Основного закона – «Внесение изменений в Конституцию Украины». Что же касается морально-идеологической стороны вопроса, то Конституция призвана закреплять идею независимости. А декларирование стремления присоединения к ЕС, хотим мы того или нет, предполагает признание готовности переуступить часть государственного суверенитета наднациональным органам. В отношении же конституционного закрепления евроатлантических поползновений отметим, что, как подчеркивают эксперты-конституционалисты, ни одно из государств, принадлежащих к данному военному альянсу, не упоминает НАТО в текстах своих конституций.  

В истории с поправками есть еще один аспект. Напомним, что они главным образом касаются статей 185, 102 и 116 Основного закона. Это означает, что поправки сформулированы правоведами таким образом, чтобы не задевать раздел 1 «Основные положения», предусматривающий обязательное утверждение конституционных изменений на общенациональном референдуме. Таким образом, власти предержащие отказались от неоднократно ими высказывавшейся идеи проведения референдума по данному вопросу. Ведь, как свидетельствуют данные исследования общественного мнения, в обществе нет в данном плане однозначной позиции. Согласно данным июньского опроса социологической службы «Рейтинг», 51% респондентов высказались «за» присоединении к ЕС и 44% высказались за пользу НАТО. Абсолютно консолидированного взгляда общества на данные вопросы не существует, а в условиях тяжелой экономической ситуации можно предположить, что возникнут проблемы с явкой на такой референдум, потому что обычных избирателей гораздо больше интересуют коммунальные тарифы и горячая вода.

- Если к примеру, чисто гипотетически, предположить, что Европейский союз поменяет название, мы снова будем вносить правки в Конституцию?

- Ситуация вокруг Европейского союза в данный момент очень непростая и никто не может формулировать какие-либо прогнозы относительно его будущности. На протяжении ближайших десяти лет никто не знает, что может произойти с этой мощной, но переживающей очень непростые времена современной версией каролингской империи Карла Великого. Как отметил оксфордский профессор политологии польского происхождения Ян Зеленка, мы располагаем многими теориями европейской интеграции, но нет почти ни одной теории европейской дезинтеграции.  Если же ЕС избежит дезинтеграционного сценария и будет продвигаться по пути трансформации, то опять же нельзя предсказать, какой подход при этом возобладает: «Европа разных скоростей», «Соединенные Штаты Европы», «Общий рынок при остановке интеграционных процессов», «Лучше меньше [функций ЕС], да лучше» и т.д. Соответственно, нельзя исключать и смену названия данного объединения (ранее именовавшегося, как известно, ЕЭС, а еще ранее – ЕОУС).

Впрочем, правящую группировку этот вопрос мало занимает, равно, как и упреки в том, что предложения внести в Конституцию слова «подтверждая европейскую идентичность украинского народа» вкупе с вменением в обязанность государству безоговорочно придерживаться  курса на те или иные объединения  выдают комплекс политической неполноценности, поскольку исходят их предпосылки, как отмечают некоторые критикующие законопроект эксперты-правоведы, что «наша страна без соответствующего членства по-европейски не очень-то идентична».

Это связано с тем обстоятельством, что, для правящего лагеря важна, прежде всего, привлекательная этикетка. Она позволяет правящему лагерю легитимировать свои действия и объявить ныне находящиеся у власти бизнес-политические группы сторонниками прогрессивной проевропейской идеологии. Для его представителей важно использовать в целях предвыборной рекламы ныне сложившуюся идеологическую конъюнктуру. Данная инициатива направлена на сплочение вокруг правящей группировки ее традиционного электората, на который претендуют другие политические силы накануне выборов. Будущее Европейского Союза, а равно либеральной и социальной демократии здесь мало кого занимает. Важна непосредственная политическая выгода.

- То есть это можно назвать главным смыслом правок в Конституцию?

- Расчет, надо полагать, делается на то что никто не будет выступать против, потому что евроинтеграционизм являются единственным и главным оправданием действий нынешнего правящего класса и строя (несмотря на отсутствие какого-либо четко подтверждения европейских перспектив нашей страны со стороны Брюсселя). Впрочем, нельзя полностью исключать и того, что у разработки данного законопроекта имеются еще и иные, дополнительные мотивы.

- По вашему мнению, за правки все-таки проголосуют?

На данный момент публично никто не будет высказываться против. Единогласное голосование на заседание Комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны   с этой точки зрения весьма показательно.  Однако, вряд ли представленные в Верховной Раде за рамками большинства силы заинтересованы в том, чтобы правящая группа получила возможность заниматься бесплатным политическим PR, отождествляя свои интересы и европейские ценности. Поэтому будет сильное желание сделать политическую подножку, учитывая то обстоятельство, что в конечном итоге необходимо обеспечить поддержку двух  третей конституционного состава Верховной Рады.   

- Между тем, в самом Евросоюзе к этой инициативе относятся негативно, как вы можете это прокомментировать?

- Скажем так, в европейских инстанциях заметно скептическое отношение к данной инициативе. Оно, к примеру, явственно сквозит в высказываниях постоянного докладчика Европарламента по Украине Михаэля Галера.

Впрочем, позиция ЕС здесь также не является образцом политической святости. Европейский союз стремится играть роль строгого ментора, по своему произвольному решению определяющего близость Украины к евростандартам. Такой подход позволяет брюссельской бюрократии удерживать Украину на необходимой дистанции и не брать не себя никаких обязательств, в то же время, не отталкивая официальный Киев в противоположный лагерь. Все мы прекрасно понимаем, что вряд ли все вновь принятые в состав Евросоюза государств отвечали «копенгагенским критериям». Здесь зачастую играл особую роль политический фактор.  

- В ЕС ясно дали понять, что Украину не ждут в своем составе до 2025 года. В НАТО не принимают страны с территориальными спорами. Зачем нам нужны эти инициативы?

- К ЕС все это имеет стороннее отношение. Речь идет о внутренней, а не внешней мотивации. Если исключить какие-либо либо иные мотивы, то, главным образом, здесь следует говорить о предвыборных технологиях правящего лагеря.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.