Публикации Политика константинопольметрополиярпцупцмпкиевскаяметрополия

Как Константинополь навсегда потерял Киевскую митрополию

base article image

В XV веке, в поисках военной помощи от Рима для защиты остатков Византийской империи от турков-осман, Константинополь против воли местного духовенства и верующих начал ставить в Киев греков – сторонников унии. Противясь насаждению католицизма, после поминания митрополитом Исидором на литургии Папы Римского, константинопольского избранника взяли под стражу, а затем позволили бежать в Рим. Вместо него Собор русских архиереев поставил в Киев своего митрополита Иону. В свою очередь, в 1443 году Константинополь назначил нового митрополита Григория, также униата, который прибыл в Киев из Рима в 1458 году. Польский король приказал не пускать православного митрополита Иону на свои земли, а созванный в Москве собор епископов 1459 года отверг притязания "злого отступника от Православия" на управление епархиями Северо-Восточной Руси. 

Константинополь сдал Киев униатам

Разделение Киевской митрополии в 1458-1459 годах на польско-литовскую и московскую части открыло путь усилиям папского престола и католических польско-литовских властей по уничтожению православия на своей территории. Притеснения усилились после Брестской унии 1596 года. Вплоть до 1686 года давление не прекращалось и почти достигло своей цели.

Согласно планам папского нунция известным по его разговору с польским королем Яном Собесским, в начале 1676 года коронационный сейм Речи Посполитой запретил православным подданным сношения с константинопольским патриархатом. Церковные споры должен был разрешать королевский суд.

Константинополь не стал защищать свои права. Вместо этого, после захвата части украинских земель Османской империей Константинополь образовал в своем прямом подчинении Подольскую епархию – тем самым проигнорировав права даже собственного Киевского митрополита.

К 1684 году на территории Речи Посполитой было введено правило, что только присягнувший о присоединении к унии может расчитывать на получение от короля православной епископской кафедры. Епископу Гедеону грозило пожизненное заточение, и он бежал на левый берег Днепра. Священники приезжали за рукоположением в Псков и Смоленск. 

Чего хотела Москва?

Переход Киевской митрополии в состав Московского патриархата не был аннексией.

Вселенский патриарх не мог преодолеть раскол в митрополии из-за удаленности и войн на территориях между Киевом и Константинополем. В то же время Россия была единственной суверенной православной державой и не могла игнорировать просьбы единоверцев о защите. В течение многих лет, пока пути дипломатической и материальной помощи не были блокированы польско-литовским правительством, российское государство пыталось оказывать поддержку православному населению западнорусской митрополии, не посягая на ее принадлежность Константинополю.

Неоднократные попытки Москвы защитить единоверцев дипломатическими средствами не увенчались успехом, так как польско-литовская сторона отвергала заступничество за православных как вмешательство в свои внутренние дела. Поэтому в 1681 году в Стамбул был отправлен российский посол Прокофий Возницын, который должен был спросить у патриарха "для чего Киевская митрополия колико лет пастыря не имеет?", и не повелит ли Его Святейшество быть ей под благословением патриархов Московских и всея Руси. 

Причина вмешательства российских царей – зависимость греческих патриархов от османского султана

Инициатива перехода Киевской митрополии исходила от широких церковных и светских кругов митрополии. Население воспринимало переход митрополии в состав РПЦ как спасение от уничтожения.

В 1684 году в Стамбул с царской грамотой и очередной милостыней отправили греческого купца Захарию Иванова. Выразив принципиальное согласие, в условиях внутренней смуты в Османской империи Константинопольский патриарх Дионисий побоялся действовать без согласия светских властей и посоветовал действовать через визиря. Не хотел принимать решения до выяснения позиции османских властей и иерусалимский патриарх Досифей. Об этом он заявил официальному государеву посланнику Алексеевым. Оба патриарха также настаивали на соборном постановлении по вопросу передачи Киевской митрополии.

23 марта 1686 года Алексеев был принят визирем, который пообещал, что "прикажет ему (патр. Дионисию), что царскому величеству надобно, то бы он учинил по воле их царского величества и о всем писал". 

Был ли подкуп?

Еще с Возницыным в 1681 году Константинопольскому патриарху было послано жалование в размере 250 рублей, в 1683 году с Алексеем Васильевым – на 120 рублей. Таким образом, переданные патриарху Дионисию с купцом Захарией Ивановым "сорок соболей и двести рублей" были не взяткой, а стандартной милостыней, которую Россия регулярно направляла находящемуся под властью иноверцев Фанару. 

Передача Киевской митрополии была окончательной

Привезенные из Стамбула документы свидетельствуют, что решение о передаче митрополии под власть Московского Патриарха было окончательным и не подлежит ревизии.

Соборная грамота "О том, что избрание кандидата на рукоположение в Киевской митрополии происходит от тех, кто в ней, по местному обычаю" уполномочивает духовенство митрополии: "отправить избранного (митрополита) с рекомендательными письмами к патриарху Московскому, какой будет в данное время, чтобы получить от него рукоположение или перевод, подобно и отпустительное свое деяние…"

В заключении соборного постановления говорится: «никто совершенно не будет противиться и возражать против этого, как происшедшего обоснованно и справедливо. Тот же, кто будет мыслить против написанного или захочет как-то иначе выказать неповиновение или противление, тот будет противостоять повелению Господню и получит от Него воздаяние как презирающий патриархов, которые суть одушевленные и живые образы Божии». Это предостережение явно свидетельствует не о временном, а об окончательном решении дела о Киевской митрополии. 

Результат – спасение православных от унии

В результате вхождения Киевской митрополии в состав РПЦ, дипломатические усилия государства по защите православия стали более эффективными. План новой унии был сорван.

Польская сторона признала и духовную власть Киевского митрополита над находившимися на ее территории епархиями. Стало возможным прописать в статье 9 польско-русского договора 1686 года гарантии свободы вероисповедания Польши и Литвы "представителям благочестивой греко-российской веры". Статья была особо утверждена сеймом, что подчеркивало ее важность.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.