Интервью Здоровье доступныелекарства

В. Чумак: «Во многих областях деньги, выделенные на программу «Доступные лекарства», уже закончились»

base article image

С апреля прошлого года в Украине начала действовать программа Кабмина «Доступные лекарства». За три месяца до конца 2018 года во многих регионах освоили все государственные ассигнования, при этом только треть аптек из заявленных 8000 реально работают в этом проекте. О том, почему возникла такая ситуация, и как измерить эффективность правительственной инициативы, в интервью корреспонденту ГолосUA рассказал вице-президент объединения работодателей медицинской и микробиологической промышленности Украины Виктор Чумак.

- Виктор Тимофеевич, недавно в Кабмине отчитались, что благодаря программе «Доступные лекарства» снизилась смертность в Украине. Кроме того, было сказано, что снизилось количество вызовов на неотложные состояния. Кто в Украине ведет подобный учет?

- Есть такая статистика, что если среди гипертоников (лидеров по инвалидности, распространенности и смертности) 30% системно начинают лечиться, то автоматически на 30% снижаются показатели по основным индикаторам: смертность, инвалидность и, как следствие, увеличение продолжительности жизни населения. На сегодняшний день программой «Доступные лекарства» охвачено достаточно широкое число гипертоников. Пускай препараты не самые современные, но проверенные.

Но тут основная проблема в другом: как в правительстве узнали, что количество рецептов соответствует количеству людей? Ведь даже по программе по гипертонии, которую реализовывала предыдущая власть, индикаторы сработали только в 6 областях. Во всех остальных городах, в том числе и в Киеве, выписывали рецепты на несуществующих пациентов, таким образом быстро осваивались деньги. И это при том, что тогда нужно было 10% доплачивать за препарат. Сейчас же, при наличии в списке препаратов, за которые не нужно доплачивать, легко можно договориться с врачом, он выпишет вам 50 рецептов, вы пойдете в аптеку, и отоварите их, а эти 50 упаковок раздадите в виде рекламы своей фирмы «нуждающимся» или повторно отправите в продажу. Это в лучшем случае, хуже - если лекарства выбрасываются. Но галочку, что вы осваиваете средства и участвуете в программе — вы поставите.

Конечно, если будут когда-то электронные рецепты, тогда можно будет отследить, куда уходят лекарства, и насколько они эффективно влияют на индикаторы. На сегодняшний день нет индикаторов, и нет электронных рецептов.

- А количество рецептов на одного пациента в месяц как-то лимитируется?

- Людям с хроническими заболеваниями рецепты выписывают на несколько месяцев вперед.

- То есть, отсутствие электронного рецепта — почва для манипуляций?

- Вот у нас есть такая статистика. Потребление лекарств летом падает. А если посмотреть количество оплаченных больничных за летний период — то наоборот, в это время максимальное количество больничных. Просто пациенты договариваются с врачами и едут в отпуск. То же самое с лекарствами.

Вообще, в регионах как считают лекарства — выписано рецептов столько, значит, и лекарств столько же приняли пациенты. И как по этим данным можно понять, что это повлияло на уменьшение количества обращений в «неотложку»?

- По последним данным Кабмина, озвученным в конце августа, в программе «Доступные лекарства» принимают участие 8000 аптек. Это правда? И как сами аптеки сегодня воспринимают эту программу, ведь известно, что во время запуска многие отказывались принимать участие, так как у них остались незакрытыми долги государства после программы по гипертонии.

- Такие же настроения, как и были. И тут есть противоречия. Аптека зарабатывает на наценке — чем выше цена препарата, тем больше аптека заработает на фиксированной наценке, или чем выше наценка, тем больше аптека заработает на одинаковых по цене лекарствах. А теперь давайте разберемся по сути. Аптеки, которые не участвуют в программе «Доступные лекарства», имеют право ставить на свою продукцию наценку не выше 25%. В аптеках, принимающих участие в программе, допускается наценка не выше 15%. Более того, в список «Доступных лекарств» попадают именно дешевые лекарства, таким образом, аптеки-участники программы проигрывают дважды: в первую очередь, в рентабельности, и потому, что лекарства, которые они вынуждены продавать, сами по себе более дешевые, соответственно, заработок на них меньше.

Еще одним аспектом этой проблемы является тот факт, что аптека, принимающая участие в программе, продавая вам лекарства по той цене, которая установлена для нее, или дает его бесплатно, фактически кредитует вас, поскольку она после того, как вам предоставила препарат, в течение месяца бегает и просит погасить этот, по сути, кредит Государства. Т.е. идет отвлечение оборотных средств, а это прямой убыток. Следовательно, все это приводит к тому, что из всех заявивших о своем участии в этой программе аптек, реально в ней участвуют примерно треть.

Следует отметить вот еще что. До нового года еще три месяца. А во многих областях деньги, выделенные на эту программу, уже закончились, при том, что на второе полугодие в эту программу не включили задекларированные дополнительные препараты на основе 4 молекул, т.е. осталась те же 21 молекула, но увеличилось количество торговых марок на одинаковые препараты. Потому что Госказначейство отпускает эти деньги в соответствии и с учетом статистических данных, предоставляемых Госстатом, касательно численности населения, его структуры и т. п. Но беда в том, что эти статистические данные не выдерживают никакой критики, они не соответствуют реальному положению вещей, поскольку, например, в Киеве с учетом всем приезжих, живет примерно в два раза больше людей, чем указано в статистике. Вы же можете пойти к врачу и без прописки.

Таким образом, деньги заканчиваются быстрее.

Отсюда следующая проблема. А что делать сейчас, как и чем лечить людей? Отпускать лекарства в счет рецептов и ассигнований будущего года, т.е. кредитовать пациентов на полгода? Но если сейчас так поступать, то все равно возникнет вопрос, что делать с рецептами, которые выпишут в первом квартале будущего года. Есть большая практика, что эти долги Государство «прощает аптекам», т.е. не возвращает. Безусловно, с введением электронного реестра и рецепта эта проблема может быть решена, но сейчас она решений не имеет, ибо представляет собой круговорот бумаг в природе.

- Местные власти сейчас способствуют этой программе? Ведь в прошлом году в Минздраве жаловались, что чиновники на местах саботируют ее внедрение?

- Реализация программы на местах осложнена тем, что местные власти с большей охотой выделяют субсидируемые из бюджета деньги на эту программу так называемым коммунальным аптечным предприятиям или другим «своим». А частные аптеки-участники программы финансируются не должным образом. В то же время врачи имеют право выписывать рецепт для получения пациентом лекарств в любой аптеке из списка, независимо от формы собственности. И то, как и когда будут возвращаться деньги, их не заботит. Поэтому отсюда цифры фактических участников проекта и названные премьер-министром не совпадают.

- В список программы «Доступные лекарства» входит 261 медпрепарат, 57 позиций бесплатны. Как вы оцениваете список?

- Видите ли, эти препараты взяты не просто из потолка — а из национального перечня, а в нем находятся препараты, рекомендованные ВОЗ. Другое дело, что некоторые группы заболеваний рекомендуется сейчас лечить так называемым комбинированным препаратом. Но ВОЗ эти препараты не рекомендует. Хотя в целом, следует признать, что в перечне препаратов программы «Доступные лекарства» приведены годами проверенные медпрепараты.

Что касается цен на эти медпрепараты, то все они формируются благодаря маркетинговой политике фармкомпаний. И прямую параллель между сочетанием цена-качество проводить нельзя. Одной компании выгодно поднять цену, заложить большую маржу для себя, и при маленьких объемах продаж получить свою прибыль. Другая компания видит свою выгоду в получении прибыли с оборота, соответственно, чем больше она продает — тем больше ее прибыль. Поэтому рассуждения вроде того, что если препарат дешевый — то значит он сразу плохой, — безосновательны.

- Все ли лекарства доступны пациентам? От чего это зависит?

- Все ли есть — вопросы сложный. Дело в том, что в ситуации нормального аптечного рынка должно быть так — чем дешевле препарат, тем больше на него наценка. Потому что при действующих фиксированных наценках на продукт ни одна аптека жить не сможет — она разорится. Политики же наши сделали наоборот — чем дешевле препарат, тем наценка на него меньше. И вот аптеки, чтобы выжить, используют следующую схему: они готовы взять самый дешевый препарат, в случае, если производитель этого препарата заплатит аптекам — ранее 20, а сейчас 40% от оборота, по сути, «откат». Оформляется все это в так называемом маркетинговом соглашении, по которому владелец аптечной сети «по просьбе» производителя изучает для него спрос на определенный препарат, а на самом деле – это чтобы выжить аптеке. При этом эти маркетинговые соглашения критикуют все — только ленивый этого не делает. Но в то же время, предложить аптеке путь к выживанию, т.е. ввести регрессивную шкалу торговой наценки на продажу дешевых препаратов, правительство не идет, т.е. пытается решать социальные проблемы страны за счет социально ориентированного бизнеса – перспектива такой политики понятна. Следует отметить, что этот «откат» идет за счет повышения цен на препараты, которые не вошли в программу «Доступные лекарства» - чудес не бывает, т.е. все это за счет больных, которых не коснулась эта программа.

- В 2019 году программой «Доступные лекарства» будет заведовать Нацслужба здоровья. На практике что получится?

- С 2018 года в компетенцию Нацслужбы здоровья перешла оплата докторам, а с апреля 2019 планируется, что аптеки будут заключать договора не с местными властями, как сейчас, а как раз с Национальной службой здоровья, которая будет компенсировать им их траты. А с 2020 года Нацслужба должна оплачивать препараты в рамках Нацперечня, а это тысячи препаратов на основе 420 молекул, а с апреля 2019 года только на основе сегодняшних 22. Поэтому этот шаг нужный, а хороший или плохой — увидим со временем.

- Когда программа только начала работать, правительство громко отчитывалось о количестве выписанных рецептов. В последнее время сложилось впечатление, что все приутихли. Что на самом деле происходит?

- Количество препаратов в программе «Доступные лекарства» составляют всего 1% от общего числа всех препаратов, используемых в нашей стране больными. В соответствии с этой программой, каждый сотый препарат отпускается бесплатно или с доплатой. Хорошо ли это? Безусловно. Но вопрос в другом: сегодня эта программа позиционируется как благотворительность со стороны Правительства. А цель была при запуске реформы — отработать механизм, по которому можно отслеживать степень воздействия этой программы на пациента, и как расходуются выделенные для этого средства и все, о чем мы говорили. Кроме того, было слишком много ненужного шума вначале. Решать проблемы можно только преследуя какую-то конкретную цель. Скажем, решая проблему диабета — так, как она решается сейчас, включив туда три препарата, мы не решим ее в целом. То же самое касается и гипертонии. А эти два заболевания - лидеры по влиянию на ранее упомянутые индикаторы работы системы здравоохранения – 52% смертности! Таким образом, наши действия носят половинчатый характер — чуть-чуть тут, и чуток там, но в итоге мы ни механизм не выработали, ни проблему какую-то конкретную на глубинном уровне не решили.

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.