Интервью Общество туберкулезболезникашель

И. Еленева: «В Украине уровень стигмы по отношению к больным туберкулезом гораздо выше, чем к людям, живущим с ВИЧ»

base article image

Мы все время куда-то бежим, у нас ежедневно тысяча дел — школа, садик, работа, а если у нас появляется кашель — мы говорим себе, что ничего страшного, покашляю и перестану. А продолжающийся более трех недель кашель может нести в себе массу сюрпризов. Обо всех его коварствах, а также в целом о такой страшной, но излечимой болезни как туберкулез в интервью корреспонденту ГолосUA рассказала руководитель международной общественной организации «Социальные инициативы по охране труда и здоровья» Илона Еленева. 

- Илона, по последним данным ВОЗ в Украине не выявляется около 25% случаев заболевания туберкулезом. Почему? 

- У нас действительно есть недовыявление туберкулеза по ряду причин. Во-первых, потому что туберкулез — это болезнь, которая не болит: человек просто кашляет, острой боли нет, поэтому туберкулез очень часто выявляется на поздних стадиях. Кроме того, у людей отсутствует настороженность в отношении туберкулеза, поэтому они систематически пропускают профмедосмотры, или проходят их формально. Это большая проблема для Украины, и она усугубляется тем, что очень много случаев мультирезистентного туберкулеза, который лечится не за полгода. У нас привыкли лечить антибиотиками многие простудные заболевания, что приводит к развитию устойчивости к антибиотикам. Это вообще большая проблема в мире. ВОЗ тоже бьет набат по этому поводу. 

Украина входит в 13 стран в мире, которые делают самый большой негативный вклад в распространение эпидемии  мультирезистентного туберкулеза. В свое время, после 2-й Мировой войны, мы гордились тем, что СССР поборол эпидемию, у нас действительно была мощная система Семашко по противодействию туберкулезу. Но сейчас, в наших условиях, когда финансирование недостаточное, ситуация изменилась не в лучшую сторону.

 - Этой проблеме в Украине должное внимание уделяется? 

- Эта проблема актуальна. Есть заболевания, которые нужно «постараться» получить, например, половым путем. А туберкулез — это заболевание, которое передается людям воздушным путем. Бактерии человека, больного туберкулезом легких в активной (т е заразной) фазе, попадают в воздух, когда он кашляет, разговаривает или чихает. Люди могут заразиться в быту или на работе. Сложнее, дольше и дороже лечить туберкулез мультирезистентный. Резистентность может развиться вследствие нарушения режимов лечения или в организм больного может попасть бактерия, устойчивая к препаратам первого ряда, т е к стандартной схеме лечения. Тогда медработники должны подбирать другие противотуберкулезные препараты. 

Риск также в том, что чем позже человек выявит у себя туберкулез, тем большее число людей он может заразить. Тот человек, который уже начал лечение — уже не опасен для окружения. По данным ВОЗ через две недели после того, как человек начал принимать препарат, и он ему подошел, уже он может находиться дома, ездить в общественном транспорте. 

Что касается внимания к проблеме. На днях было заседание парламентской платформы, которая была создана в прошлом году, и мы говорили о вызовах, которые стоят на пути в борьбе с туберкулезом. Ведь только медицина не может побороть туберкулез. Это социально-опасное заболевание, и государство должно прилагать усилия, и социальные службы должны работать, и полиция, и правозащитные организации, и организации, которые занимаются туберкулезом. Сейчас у нас много переселенцев, и это дополнительный фактор риска. Но круг тех, кто реально занимается проблемой — достаточно узкий, и нужно, чтобы проблема освещалась в СМИ, чтобы люди знали, что нужно пойти к врачу и провериться. 

- А лечение в Украине бесплатное? 

- Да, для пациента лечение туберкулеза бесплатное. Противотуберкулезные препараты закупаются за средства государственной программы по борьбе с туберкулезом, которая финансируется  бюджетом страны и международными донорскими средствами Глобального Фонда по борьбе со СПИДом,  малярией и туберкулезом.   

Врач подбирает схему, пациент становится на лечение. Кстати, Украина в этом году совершила большой порыв в отношении лечения: с июня 2018 года официально зарегистрирован новый препарат Бедаквилин, позволяющий существенно сократить время лечения пациентов с устойчивыми формами заболевания - больше чем в два раза. А не будем забывать, что лечение таких форм туберкулеза может занимать и 24 месяца.

Теперь перед Украиной стоят задачи внедрения этого препарата в регионы, еще много работы впереди, чтобы сделать лечение новыми препаратами доступным для всех пациентов, которые в нем нуждаются. 

- Кто наиболее уязвим и может заразиться туберкулезом? 

- Есть социальные факторы риска, и медицинские. Медицинские факторы — это люди с ослабленным иммунитетом, те, у кого диабет, люди, живущие с ВИЧ, это люди, имеющие другие иммунные заболевания. Социальные факторы — это люди,  употребляющие наркотики, алкоголь, те, кто недостаточно хорошо питается, студенты, или работники медицинской или угледобывающей отрасли. Это мигранты, и внутриперемещенные лица, которых полтора миллиона, и у них ограничен доступ к качественной медицинской помощи. Также фактором риска является стресс — какие-то проблемы на работе, переезд. 

- Можно как-то отличить кашель простудный от туберкулезного? На что обращать внимание, чтобы в общественных местах себя защитить? 

- Визуальных признаков нет. Мы привыкли думать, что если человек худой и бледный, значит у него туберкулез, а если он пышит здоровьем, то, значит, у него все хорошо и он не болеет туберкулезом. Кашель — это просто реакция организма, когда в легких что-то мешает. Я выше говорила, что туберкулез не болит, но это только на ранних стадиях. Уже потом, в ходе лечения, возникают другие симптомы. Если у человека долго держится субфебрильная температура 37,5 или 38, трехнедельный кашель, слабость, потливость ночью, обычные симптомы плохого самочувствия  - то стоит бить тревогу, ибо все это может свидетельствовать о том, что есть туберкулез. Выявить его можно только у врача. Врач проведет скрининговое анкетирование, опрос симптомов – чтобы оценить вероятность наличия активной фазы заболевания и, если нужно, направит на обследование – анализ мокроты, флюорография или другие методы.

Какой конкретный вид обследования применить в той или иной ситуации решает непосредственно врач. Но тут очень важно, чтобы человек при такой продолжительной клинической картине не пошел в аптеку за препаратом от кашля, а направился именно к врачу, поскольку противодействие туберкулезу имеет две равных составляющих: выявить и лечить. Средний курс лечения туберкулеза составляет приблизительно от полугода, и клиническая излечиваемость зависит от самодисциплины пациента. Поскольку препараты нужно принимать каждый день, нужно адаптироваться к этой болезни. 

- Как, кстати, в данном контексте влияет прививка, которую делают при рождении? Она способна уберечь? 

- Всем известная прививка БЦЖ, которую только что родившийся человек получает, как и все вакцины, не излечивает от туберкулеза. Она позволяет защитить детский организм, у которого иммунитет, безусловно, слабее в разы, от встречи с туберкулезом в реальной жизни. То есть, если у вас заболел кто-то в семье, то, имея данную прививку, ребенок может рассчитывать на перенос этого заболевания в более легкой форме. Соответственно, вакцинироваться надо. БЦЖ — это инактивированная туберкулезная бацилла, и задача у нее, учитывая то, что детский организм развивается, не поставить блок на болезнь, а стимулировать борьбу с ней. 

Следовательно, забота о своем здоровье — это ответственность каждого. И пройти раз в три года флюорографию, или сдать мокроту — это гораздо дешевле, чем лечиться. Следует понимать, что именно туберкулезная палочка проще выявляется при анализе мокроты. Рентген же демонстрирует уже существующие последствия деятельности болезни. 

- Илона, в Украине в 2018 году люди умирают от туберкулеза? И сколько отмерено человеку на принятие решения о лечении? 

- Да, умирают. Потому что приблизительно треть случаев туберкулеза просто не выявляется. Сложнее выявить внелегочной туберкулез. Причинами позднего выявления могут быть как и пассивное отношение к своему  здоровью со стороны пациента, так и недостаточный уровень организации противотуберкулёзной помощи на уровне первичного звена медпомощи. Мы все время куда-то бежим, у нас ежедневно тысяча дел — школа, садик, работа, а если у нас появляется кашель — мы говорим себе, что ничего страшного, покашляю и перестану. 

Следует также отметить, что в связи с событиями на Донбассе, география распространения заболевания изменилась. Если раньше по этой статистике лидировали Донецкий, меньше Луганский регионы, то сейчас безусловная чемпионка — это Одесса и Одесская область. Более того, печальный фактор еще и в том, что в том же Донецке и Луганске на неподконтрольных территориях остались лаборатории третьего уровня, которые позволяют наиболее эффективно выявлять проблему. Со стороны, неподконтрольной государству, мы не получаем данные. Но это совсем не значит, что если мы не получаем данные, то значит мы побороли туберкулез и там нет больных. 

Также, помним, что в Украине эпидемия ВИЧ/СПИДа. Туберкулез – это основное оппортунистическое заболевание для людей, живущих с ВИЧ. Соответственно, если человек имеет ВИЧ и слабый иммунитет, то риск заражения туберкулезом у него во много раз выше, чем в обычных случаях. 

- Вы недавно вернулись с международной конференции, которая проходила в Гааге. Что говорят в мире о туберкулезе? Чем лечат, и есть ли страны, которые победили этот недуг? 

- Туберкулез — заболевание очень древнее, и до последнего времени особыми инновациями тут похвастаться было сложно. Но, поскольку туберкулез — проблема всемирная, следовательно, весь мир ищет какие-то новые решения. И в последнее время такие решения были найдены: на рынок вышли новые препараты – бедаквилин, деламанид – которые позволяют вылечить устойчивые формы туберкулеза не за 2 года, а больше чем в два раза меньше. Об особенностях этого лечения много говорили, в первую очередь пациенты требовали обеспечить доступ к лечению этими препаратами. Интересно было увидеть, как работают подходы в цифровой медицине. Это и использование удаленной связи (Скайп, вайбер) для сопровождения лечения пациентов. Отрадно, что в Украине тоже начинают внедрять это.  В этом году МГО «Социальные инициативы по охране труда и здоровья» подписала контракт и будет завозить в рамках международной программы Партнерства Стоп ТБ специальные технологии для того, чтобы упростить контроль з приемом противотуберкулезных препаратов пациентами. Классическая модель предполагает ежедневный контакт пациента с медработником, для того, чтобы обеспечить контроль за приемом препаратов, чтобы обеспечить непрерывное лечение. В реальной жизни выделять время для визитов в клинику каждый день любому пациенту сложно. В Индии успешно разработали и применили EvriMed приборы, которые передают сигнал врачу дистанционно, используя цифровые технологии. Когда из такого сундучка пациент достает таблетку, на интерфейс компьютера врача поступает сигнал о том, что препарат принят в  нужной дозировке Я встречалась с производителями во время конференции, и мы обсуждали детали сотрудничества.

Но основной нашей целью участия в конференции, как представителя общественной организации, было обратить внимание международной общественности на проблемы в борьбе с туберкулезом, возникшие в результате военного конфликта, который уже 5-й год идет в Украине. Я и моя коллега из Луганской области, Ирина Еременко, представили спектр проблем в этом регионе, и я очень рада, что теперь на международной арене прозвучала помимо вопросов о сирийских и других беженцев тема с барьерами, которые приходится преодолевать украинцам, которые проживают на неподконтрольных территориях или в районе серой зоны. Мы представляли этот вопрос как ограничение прав на здоровье, в частности, влияющее на усилия страны строить ответ на вызовы эпидемии туберкулеза. 

- Скажите, а как украинское общество реагирует на больных туберкулезом? 

- Стереотип нашего общественного отношения к туберкулезу таков: почему-то мы все убеждены, что туберкулез - это болезнь лиц без определенного места жительства. Но, заболеть этим недугом, как и любым другим, могут вполне обеспеченные и вполне самодостаточные люди. В украинском обществе  живет страх по отношению к туберкулезу. Уровень стигмы по отношению к больным туберкулезом гораздо выше, чем к людям, живущим с ВИЧ. Кроме того, здесь мы имеем такой фактор, как внутрисемейная стигма — даже если в какой-то конкретной семье человек заболел туберкулезом, то его сразу все начинают бояться. Поэтому если у человека выявлено это заболевание, он пытается уехать куда-то в другую область или Киев, чтобы не попадаться в процессе лечения никому на глаза из тех, кто его знает. 

Если брать общую статистику по заболеванию туберкулезом, то достаточно большую часть из этой статистики составляет такая социальная группа, как безработные. Но тут самый главный вопрос в том, что никто в нашей стране никогда не проводил исследования, как эти люди стали безработные: из-за того, что их уволил работодатель из-за болезни, или они заболели ТБ из-за того, что лишились работы и стали хуже питаться, например. Поскольку многим работодателям гораздо проще сразу вышвырнуть человека, нарушив его социальные, экономические и трудовые права, чем ждать полгода, когда он излечится. А туберкулез излечим! 

Хотя есть и исключение из правил. В городе Южный работодатель пошел навстречу сотруднику, больному туберкулезом, и позволил ему долечиваться, не прерывая трудовую деятельность, на базе медсанчасти предприятия. Это помогло человеку не испытывать проблем хотя бы со средствами на пропитание и успешно пройти полный курс лечения и выздороветь.

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.