Интервью Общество чтениеконтрафакткнигакнигоизданиеконтрабанда

А. Афонин: «Не все украинцы, готовые читать, могут себе это позволить»

base article image

В 2018 году украинский издатель впервые начал демпинговать. «Черная пятница» для отечественных издателей становится типичным явлением. Они изо всех сил стараются выжить. О том, получается ли у них это, и как это отражается на украинской читающей публике, много ли ее, и как изменился ее состав в интервью корреспонденту ГолосUA рассказал Президент Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей Александр Афонин.

- Александр, что сейчас происходит на украинском рынке книгоиздания?

- Каких-либо изменений нет, украинский издательский бизнес по-прежнему остается на уровне средневеково-европейском. У нас отсутствуют возможности для развития торговли, расширения ассортимента, потому что фактически не меняется уровень капитализации отрасли - он держится в пределах 140 миллионов долларов. Это крайне маленькая сумма. Для сравнения, в Польше, как и в других европейских странах, ведется учет проданной продукции, а не только изданной, как это делается у нас. И вот там сумма составляет 1,1 -1,2 миллиарда евро.

- То есть о развитии отрасли говорить вообще нельзя?

- В этих условиях что-то наращивать физически невозможно. Если и происходят какие-то процессы, то это перераспределение. Скажем, до 2013-2014 годов украинский издатель работал в основном с отечественным автором. Начиная с 2000-х годов, когда существовали две налоговые льготы, нулевая ставка налога на добавленную стоимость и нулевая ставка налога на прибыль, было разрешено направлять полученную издательством прибыль на развитие и наработку нового авторского круга, на увеличение ассортимента и тиражей. В 2015 году льгота по налогу на прибыль была ликвидирована, и, собственно, источник дополнительного финансирования и наращивания капитализации отрасли был уничтожен.

- Получается, что банально нет денег? А кредит взять издатель может?

- К сожалению, издатель сегодня не имеет доступа к кредитным средствам. Потому что книга - продукт «долгоиграющий»: она долго создаётся и долго продается. И те кредитные ресурсы, и те проценты, которые сегодня предлагает банковская система Украины, любого, даже самого успешного издателя, после значительного кредита превратят в банкрота. То есть ограниченный доступ к кредитным средствам и ограниченная покупательная способность населения превращает издательскую отрасль в капсулированную отрасль, которая варится сама в себе.

Начиная с 2014 года более-менее крупные издательства, которые имеют внутренний ресурс или нашли пару инвесторов, готовых вкладывать в издательский бизнес небольшие деньги, начали активно заниматься покупкой прав. В частности, прав на издание литературы нон-фикшн, которая в последние 12-14 лет практически отсутствовала на рынке, за исключением русскоязычной, которая завозилась из России. Это, как правило, не собственно российские авторы — это европейские авторы, произведения которых переведены на русский язык.

- Это хорошо или плохо?

- Такое резкое увеличение объемов покупки прав на зарубежных авторов и их перевод на украинский язык имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Положительно то, что украинский читатель получил доступ к достаточно специфической литературе, требующей определенного образовательного уровня. Но это происходит уже за счет ущемления отечественного автора.

Каждый издательский бизнес на начало года, условно говоря, имеет «пирог». Раньше две трети этого «пирога» он отдавал на издание украинских авторов, он искал их, раскручивал, а это требует достаточно серьёзных денег, чтобы новый автор «засветился» и стал известен в читательском кругу. На сегодня только 50% припадает украинскому автору. В новом году это уже будет не 50%, а 40, потому что при всех затратах проще купить права на издание произведения зарубежного автора, сделать перевод, может, и не всегда качественный, но выбросить на рынок продукт с именем, которое уже так или иначе известно, так как звучит в СМИ, в соцсетях.

И вот от этого страдает развитие собственно авторской школы в пределах Украины. Это моя личная позиция. Тут можно спорить, некоторые говорят, что у нас мало хороших авторов. Но я считаю, что хорошие авторы появляются, когда их активно ищут и вкладываются деньги в то, чтобы их раскрутить и донести их  произведения до читателя.

- Так а все же, в чем средневековость нашего издательского бизнеса сегодня?

- В Украине практически ничего не изменилось в плане распространения книг. Профильных книжных магазинов на сегодняшний день насчитывается в пределах 300. Точную цифру назвать никто не может, поскольку такая статистика не ведется.

Для примера, в 1990-году только государственное предприятие «Укркнига» имело 6 оптовых баз и 1400 магазинов. Тогда магазины были во всех крупных населенных пунктах. Сегодня же издатель, даже произведя литературу, не может ее куда-то разместить. Поэтому издатель у нас традиционно работает как говорится в украинской поговорке: «Сам пью, сам гуляю, сам стелюся, сам лягаю»: начиная от работы с автором и заканчивая тем, что лично занимается розницей. Нигде в мире такое уже давно не практикуется.

Я уже не говорю о том, что многие издатели пытаются приобрести какое-то б/у полиграфическое оборудование, чтобы сэкономить деньги и на печати. Это полноценный цикл. В то же время мир работает по принципу конвейера и распределения операций. Каждая структура занимается своим профилем. Издатель занимается автором, подготовкой текста, макетированием, иллюстрированием, отдает все в полиграфию и забывает. Во многих странах издателю вообще запрещено касаться готовой книги - с ней работает оптовик и розничная торговля. Поэтому я и называю наш случай средневековым бизнесом.

- Расскажите, сколько книг сегодня завозят в Украину?

- Официальный импорт книги у нас крайне мал. Государственная служба статистики дает такие данные по коду 4901 «Печатные книги, брошюры, открытки»: в 2016 году импорт составил 12 миллионов долларов, в 2017 году - 10,9 миллиона долларов, а в 2018 году, по состоянию на 1 сентября, - 8,1 миллиона. 

Что касается импорта из России, то в 2015 году в Украину завезено продукции на 3 миллиона долларов, в 2016 году - на 1,6 миллиона долларов, в 2017 году - на 1,4 миллиона долларов. Пока нет информации по 2018 году. Это то, что завозится легально, пройдя все процедуры согласно закону о перемещении импорта из страны-агрессора. Но это не значит, что количество российской литературы на рынке Украины уменьшилось.

- В декабре прошлого года был принят закон о разрешительной системе на ввоз книг из России. Этот закон сильно повлиял на наш рынок?

- Он повлиял тем, что значительно уменьшилось количество официального импорта, так как возникло слишком много преград. Кстати, сейчас Госкомтелерадио подан в СНБО еще один документ, которым предлагается запретить в Украину ввоз литературы тех российских издательств, которые были замечены в издании антиукраинской литературы, даже той, которая не попадала на наш рынок. То есть количество литературы, в случае принятия СНБО этого документа, еще уменьшится в разы. 

Но дело в том, что практически не ведется работа со стороны силовых структур - СБУ, МВД - по борьбе с пиратской продукцией и контрабандой. Такая литература продолжает поступать в продажу. Особенно это заметно на рынках. Хотя ее тоже стало меньше по сравнению с 2013 годом, когда эта литература просто фурами завозилась, за определенную сумму на пограничном пункте в районе Донецкой и Луганской областей легко пересекая границу. Сейчас подобные явления уже не такие массовые. Но появилось больше продукции, которая печатается в пределах Украины. И ее можно очень легко отличить.

Люди, которые читают книги, произведенные в РФ, знают, что там большинство серьёзных изданий или книги крупных издательств и популярных авторов выходят в твердой обложке и на хорошей бумаге. Если вы пойдете на книжный рынок или на выставки, где присутствуют региональные книгораспространители, то увидите, что там продаются вышеуказанные книги в мягкой обложке, напечатанные на дешевой бумаге. Когда эту книгу открываешь, то видишь, что она банально отсканирована. То есть идет тупое воспроизводство на бумаге книг без разрешений и контроля. Это теневой, черный рынок. Потому что, независимо от того, какие решения принимаются на уровне государства, потребность в русскоязычной литературе все равно сохраняется у достаточно большого количества населения. И просто запретить или совершить подобные действия нельзя. Этим пользуются теневики, чтобы поддерживать соответствующий процент литературы на украинском рынке, которую люди ищут, покупают и не обращают внимания на качество.

Таким образом действия, которые предпринимаются со стороны государства, как правило, непоследовательные и незавершенные. Ограничивая импорт, нужно осуществлять меры, направленные на обеспечение динамичного и системного развития этой отрасли собственной экономики. Нужно создавать условия, чтобы украинский издатель мог в кратчайшие сроки заполнить те ниши, которые будут освобождаться. Также нужен резкий поворот в сторону борьбы с контрафактной и контрабандной продукцией.

Кроме того, нужно создать условия для докапитализации отрасли. За почти 20 лет деятельности нашей Ассоциации мы не раз предлагали властям рецепты, как привлечь деньги в издательский бизнес. Но нас до сих пор так и не услышали.

- Какую литературу больше всего издают в Украине? Чем занят украинский издатель?

- 70% литературы, которая издается в мире, особенно в странах, прогрессирующих в своем развитии, рассчитано на обучение взрослого населения. В мире человек обучается не в школе. В школе он получает азы. Обучается он после того, как вышел за стены школы. Поэтому во всех странах обучающая литература для школы не может занимать больше 20%, максимум 25% от общего ассортимента. Это дверь, ведущая к знаниям.

В Украине количество этой литературы зашкаливает. Оно доходит до 60%. Это учебники, решебники, методички, рабочие тетради. Это пользуется успехом - дети рождаются, и их нужно чему-то учить. Но это характерно для крайне неразвитых стран, где стоит задача просто научить детей читать, писать и считать. То есть речь идет о том, что у нас ассортимент литературы, которая работает на прогрессирующее развитее кадров, практически отсутствует. 

Кроме того, система издания учебников для высшей школы переживает кризис. Сегодня очень сложно найти качественные учебники. С одной стороны, категория ученых, преподавателей высшей школы, которые могли писать качественные учебники, уходит в силу своего возраста. Новые люди в этой сфере не могут этого сделать, в крайнем случае пишутся какие-то компилятивные книги под зачет, экзамен.

Таким образом, я продолжаю это утверждать, Украина сегодня отдыхает. У нас основной сегмент, который занимает 90-95% рыночной книги, — это художественная литература, в том числе и переводная. Это детская литература, это так называемая литература для досуга и в последнее время нон-фикшн, например, о том, как великие бизнесмены строили свою карьеру, как живет мир и т. п.

- Кто в Украине влияет на ассортимент, кто «заказывает музыку»: издатель или читатель? 

-  Издатель готов работать и с научной литературой. Но все знают, как у нас сегодня финансируется наука и ученые. Книга, изданная в жанровой нише научной литературы - прикладные исследования, насколько они применимы в практике, может выйти тиражом 200-300 экземпляров. Сама подготовка такой книги — это кропотливая и сложная, длительная и дорогостоящая работа людей науки, поэтому сама книга становится очень дорогой и малодоступной для человека, занимающегося наукой, зарплата которого 5-7 тысяч гривен. Следовательно, издавая такую книгу, издатель заранее отдает себе отчет в том, что она будет убыточной. Такую книгу может позволить себе выпустить издатель, который издает большое количество массовой литературы, и за счет этого он может жертвовать, ибо это гражданский шаг - издавать литературу, которая не продается.

- Украинцы охотно покупают книги?  

- Покупательная способность украинцев упала. В этом году я думал, что мы побьём антирекорд 1999 года. Потому что, по состоянию на 19 ноября, наблюдается отставание от прошлого года - а в прошлом году было издано вместе с учебниками 39 миллионов экземпляров книг. В этом году тираж около 30 миллионов, но в нем огромную долю занимают учебники, изданные по госзаказу, а это примерно 18 миллионов. Кроме этого, порядка 7 миллионов — это околоучебная литература. Но вряд ли количество превысит показатели прошлого года. Литература для широкого читателя, думаю, не превысит 10 миллионов экземпляров, максимум 12. А эта цифра для населения Украины слишком маленькая.

- А украинский читатель избирательный?

- У нас сейчас люди не могут себе позволить покупать много книг. По европейским и даже российским меркам наша книга достаточно дешевая. Но и заработные платы у нас довольно низкие. У той категории, которую мы относим к публике интеллигентной, которая привыкла читать, к сожалению, в Украине заработки ниже, чем у людей физического труда. То есть тот, кто готов читать, не может этого делать, а тот, кто не готов и не хочет, – он и не будет читать.

В этом году впервые украинские издатели - раньше такого не наблюдалось - начали массово демпинговать, то есть открывают свои склады, сбрасывают цены на свои книги до 70%. Но это не потому, что книга не стоит тех денег, которые за них просят. Вы же знаете, сколько сегодня стоит пачка обычной писчей бумаги. Если сюда добавить труд автора, редактора, иллюстратора и полиграфию, не может книга в итоге стоить 35 гривен. Но ее продают по такой цене. А все потому, что издатели хотят вернуть хоть какие-то деньги, так как нет оборотных средств.

- И государство никак не реагирует на возникшую ситуацию?

- Наше государство не популяризирует чтение книг. А нужно проводить пропаганду чтения. Ведь читающий человек — это думающий человек. За годы независимости в Украине не была принята ни одна программа в этом направлении. Трижды наша Ассоциация готовила концепции таких программ, и они попадали в Кабмин, дважды эти концепции утверждались Кабмином и дважды аннулировалась следующим составом Кабмина в силу, якобы, отсутствия необходимости в этой программе. Поэтому наши школьные библиотеки пусты, они превратились в склад резервных учебников. Тяга к чтению не воспитывается в обществе.

- Какую лепту в отечественный книжный рынок внесла электронная книга?

- Электронная книга в Украине, в отличие от Европы, — это на 95% пиратская продукция. Но попробуйте написать в соцсетях, что нужно сделать так, чтобы у нас, как в Европе, электронная книга стала платной, чтобы жестко контролировали и наказывали провайдеров, держателей сайтов, которые размещают пиратскую продукцию. В Германии, к примеру, наказывают и того, кто размещает, и того, кто скачивает. Тем более технологии сегодня позволяют легко определить, кто скачал книгу. И вот в соцсетях начинается визг, мол, кто-то хочет, чтобы в нашем и без того бедном обществе мы еще и платили за книги из Интернета, а ведь это же общественное! Такая публика, якобы, делает жест доброй воли, что читает, а тут авторы и издатели пытаются их лишить этой возможности. А подобная позиция лишь свидетельствует о полном отсутствии в украинском социуме уважения к интеллектуальной собственности, труду автора и издателя.

- То есть Вы полагаете, что нынешнее состояние книгоиздания в Украине отрицательно сказывается на состоянии общества, общей культуры, экономики?

- Я не просто полагаю, а уверен в этом. Именно индифферентное отношение органов власти к книге на протяжении всех лет независимости Украины крайне негативно отразилось на уровне кадрового потенциала страны, на темпах развития традиционных и внедрения новых высокотехнологических производств, развития науки и, что самое плохое, на нациеобразующих процессах в обществе. Дело в том, что разножанровая отечественная книга в результате активного ее потребления гражданами страны выполняет роль своеобразной культурно-ментальной грибницы, объединяющей народ в политическую нацию, позволяя вырабатывать стойкие объединительные цели, символы, понятия, принципы, делая нацию неуязвимой для всяких внешних, в первую очередь, информационных воздействий, разрушающих такое единение.

Границы любого государства проходят не по территориям, а в головах людей. И роль отечественной книги в создании этих рубежей является решающей.

Кардинальное изменение отношения политикума к книге, чтению, выработка четкой, адекватной ситуации в обществе и экономике стратегии развития отечественного книгоиздания может предопределить позитивные изменения в обществе и экономике уже в обозримом будущем.

 

Загрузка...

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.