Новости Регионы реброушнаяраковинахрящеваяткань

Львовские хирурги сформировали девочке ушную раковину из хрящевой ткани, взятой из ее ребра (ФОТО)

base article image

Львовские хирурги провели уникальную операцию ребенку с врожденной аномалией, которая встречается у одного из десяти тысяч новорожденных. Ушную раковину девочке сформировали из хрящевой ткани, взятой из ее ребра. Эту методику можно применять и при тяжелых травмах, говорят врачи.

Об этом пишут Факты.

— Когда дочка начала понимать, что одно ушко у нее такое же, как у всех, а другое «неправильное», очень стеснялась и старалась прикрывать его волосами, — рассказывает мама десятилетней Даши Надежда (имена девочки и мамы изменены по их просьбе. — Авт.). — Фактически ушка не было. Слух тоже пострадал. Даша переживала, если порыв ветра отбрасывал прядь и ее дефект замечали окружающие. Несмотря на то что дочка по характеру активная, боевая, жизнерадостная, мы видели, как меняется ее поведение: она стала скованной, особенно когда играла с детьми. Надо было что-то решать, так как с годами проблем становилось бы больше. За рубежом операции по восстановлению ушной раковины стоят очень дорого. И тут выяснилось, что львовские врачи освоили уникальную методику, позволяющую это сделать. Дашу оперировали Василий Савчин и Андрей Ризник. Наша семья им очень благодарна.

— Дети с микротией (так называется врожденная аномалия, при которой у ребенка не сформировалось одно или оба ушка) появляются на свет не так уж редко — один малыш на восемь — десять тысяч новорожденных, — говорит хирург Львовской клинической больницы № 8 Василий Савчин. — Невозможно точно сказать, что становится причиной врожденных аномалий. В одних случаях это краснуха, перенесенная женщиной во время беременности, в других — герпес, ВИЧ-инфекция, вредные привычки, нехватка фолиевой кислоты, сахарный диабет. И это еще далеко не полный список. Микротию лечат только хирургически. Методики, позволяющие это делать, — японская и французская. Мы используем японскую: изготавливаем ушко из хряща, который берем из реберной дуги ребенка. Операция проходит под общим наркозом и длится три-четыре часа. Очень сложный этап — правильно взять хрящ, аккуратно отделить его от тканей, затем зашить рану. После этого мы вырезаем из хряща протез ушной раковины — такой, чтобы совпадал по форме и размерам со здоровым ушком ребенка, и вживляем его под кожу. Все это происходит в ходе первой операции. Но воссоздание ушка на этом не заканчивается. Через шесть — восемь месяцев новое ухо должно прижиться под кожей, и можно будет завершить его формирование. Ушко должно выглядеть естественно.

«Не имея специальных инструментов для изготовления протезов, мы пользовались теми, которыми работают резчики по дереву»

Еще в начале двухтысячных годов львовские врачи пробовали делать первые операции по воссозданию ушной раковины у детей. Если сейчас справляются за три-четыре часа, то тогда это занимало не менее шести.

— Чтобы поделиться опытом таких операций, к нам приезжал врач из Бостона, — вспоминает хирург Василий Савчин. — Он обучал нас правильно вырезать протез, используя… сырой картофель. На первый взгляд даже не отличишь, где картофель, а где хрящ. Сотрудничали мы также с немецкими хирургами — супругами Экснер. У немцев, помнится, были дорогостоящие инструменты, они к ним очень бережно относились. Мы же ничего подобного не имели, но придумали, как выйти из положения: закупали инструменты, которыми пользуются резчики по дереву. С их помощью и делали из хрящевой ткани ушную раковину. Удавалось изготавливать точную копию.

Операции по воссозданию ушной раковины очень востребованы, так как врожденные аномалии разнообразны. Бывает, ребенок рождается вообще без уха, нет даже его рудиментов. Либо малыш появляется на свет с аномалиями обоих ушек. К этой проблеме часто присоединяется снижение или даже отсутствие слуха. Иногда аномалию сопровождают перекос лица, деформация челюстей. Тогда за дело приходится браться еще и челюстно-лицевым хирургам.

Реконструкцию ушной раковины выполняют и после травм, полученных в разных ситуациях. Например, как рассказали врачи, они оперировали пациента, которому ухо откусил конь, другому на спор отрезали часть ушной раковины. Третий случай был, можно сказать, казусный: в порыве страсти мужчина откусил любимой часть уха, и пришлось его восстанавливать. Но не все знают о том, кто в Украине хорошо умеет выполнять реконструктивные операции. За границей они дорогостоящие: в Германии такая обойдется в 25 тысяч евро, в США — около 80 тысяч долларов.

«Увидев себя в зеркале после операции, некоторые пациенты плачут от радости!»

…Одна из пациенток Василия Савчина и Андрея Ризника Анна потеряла ушную раковину, когда в пятилетнем возрасте попала в ДТП. Тяжелая травма. Но поначалу родители боролись с другими проблемами. А когда девочке исполнилось десять лет, поняли, что без протезирования ушка не обойтись. Сначала хирурги имплантировали Ане под кожу специальную вставочку — экспандер, который по форме напоминает ухо. Эта вставочка растягивает кожу. Затем ее вынули, а на это место поместили протез, сделанный из хряща реберной дуги. С внедренным протезом Аня ходила в течение последних восьми месяцев.

— Когда мы убедились, что протез прижился, сформировали ушную раковину окончательно — покрыли хрящевую ткань кожей, — уточняет хирург Андрей Ризник. — Возможно, понадобится еще пластическая операция, если увидим, что ушко выглядит не совсем естественно. Обычно мы учитываем, какой части уха не хватает. Если половины, приходится формировать протез полностью, если потеряна треть, делаем частичное протезирование.

Кроме природных протезов, в свое время львовские медики испытывали силиконовые, а также сделанные из специального пористого материала. Однако, по словам врачей, они убедились: никакой инородный материал не приживается как следует.

— Использование искусственных протезов, как показала практика, часто приводит к осложнениям, — продолжает Василий Савчин. — Силиконовый протез со временем может стать жестким, как пластмасса. В этом случае его приходится удалять, так как ребенку он мешает. Подобные ситуации возникали и с протезами из пористого материала: когда девочка, катаясь на качели, задела его, ткани вокруг воспалились. В результате протез надо было удалять. После этого я решил: использовать искусственные материалы для протезирования ушной раковины больше не буду.

Оперировать пациентов с микротией врачи рекомендуют в возрасте девяти-десяти лет: размер уха у ребенка уже почти такой же, как у взрослого человека, значит, не потребуется замена протеза. Кроме того, хрящ, который берется из реберной дуги, не слишком твердый (у взрослых он закостеневший), но и не рассасывается (такое может происходить у малышей).

— Без операции у людей развиваются комплексы, они мучаются, — отмечает Василий Савчин. — Приходят, бывает, и говорят: «Я даже очки не могу нормально надеть». И мы делаем все возможное, хотя у взрослых хрящ уже не так хорошо поддается моделированию. Но как радуются люди, которым мы помогли! Была у нас 18-летняя пациентка. Когда она увидела себя в зеркале после операции, даже заплакала: «Я так счастлива! В жизни мне этого достаточно!»

Напомним, что в Киеве микрохирурги освоили современную методику, разработанную тайваньскими врачами. Так, пациенту, лишившемуся уха в результате ДТП, вырастили новое… на руке.

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.