Публикации Общество видеоуроки

Страна невыученных уроков: «Всеукраинская школа онлайн» вскрыла системный кризис в украинском образовании

base article image

Ограничительные меры в связи с пандемией коронавируса принесли ряд масштабных социальных экспериментов. Их опыт не всегда является тотально негативным. Есть и положительные черты, которые были отмечены экспертами, учеными и, надеемся, обществом. Так граждане Украины увидели плоды «реформ» в медицине, а проект «Всеукраинская школа онлайн» вскрыл неизгладимый след, оставленный «реформаторами» в украинском образовании. Проект стартовал 6 апреля и был создан под эгидой Офиса президента, Министерства образования и науки Украины, ОО «Освитория». В рамках «Всеукраинской школы онлайн» 40 киевских учителей разработали и записали на базе Новопечерской школы специальные уроки для учеников 5-11 классов. Таким образом, школьники получили подспорье в учебе во время карантина и возможность смотреть необходимые занятия по телевидению и интернету. Импровизированной аудиторией в классе стали «звездочки» местного разлива – комики, певцы и прочие артисты. Но по иронии судьбы проект получился весьма показательным для оценки уровня среднего украинского образования и демонстрации его актуальных стандартов. По сути, вся страна, и очень важно родители, увидела, как и что рассказывают учителя в украинских школах детям. Этот опыт оказался уже не совсем положительным.

Уроки для черни на каналах олигархов

Украинская система образования оказалась не готовой к проведению дистанционного обучения. Официально карантин в Украине стартовал 12 марта, а видео уроки школьники получили возможность смотреть только спустя три недели.

«С одной стороны переход к урокам онлайн – вынужденная мера по необходимости, вызванной серьезными обстоятельствами, чтобы спасти в учебном процессе то, что можно спасти, хоть и с потерями. Это объективная задача, – говорит директор информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков. – С другой стороны дистанционное образование не первый год стоит на повестке дня системы образования во всем мире и у нас. У нас к этому всегда относились халатно, спустя рукава. Эта тема периодами поднималась, но не получила развитие. Получилось, что мы и наши стены учреждений образования не были готовы к этому».

К сожалению, на момент карантина в Украине не оказалось ни одного специализированного образовательного канала, вещание которого можно было бы спокойно адаптировать к вынужденным условиям длительного карантина. Вместо этого детям предложили смотреть школьные уроки на общеполитических или развлекательных телеканалах, а также на платформах в интернете. Этот факт также показывает отношение к образованию в Украине. Телеканалы, на которых транслируются уроки, сразу получили значительную аудиторию. Несколько из них являются государственными, а вот большинство входит в медиагруппы олигархов, которые контролируют телеэфир в Украине и часто конкурируют в этой сфере – Коломойский, Пинчук, Ахметов, Левочкин, Фирташ, Порошенко, Медведчук. Со старта проекта они гарантированно получили многомиллионную аудиторию, которой может позавидовать любое рейтинговое ток-шоу.

«После первого дня Всеукраинской школы онлайн в Минобразования говорят об успехе проекта. За день количество подписчиков в Youtube МОН увеличилась на 70 000 человек. Уроки собирают от 30 до 60 000 просмотров, а наиболее популярными являются подвижные – занятия по физкультуре, в которых принимают участие звезды. Там по 100 000 просмотров и более», – отчитывалась на личной fb-странице пресс-секретарь президента Юлия Мендель 7 апреля, на следующий день после старта проекта. Она также процитировала одного из организаторов обучения, операционного директора ОО «Освитория» Анну Сидорук: «1 000 000 просмотров онлайн и еще несколько миллионов по TV в первый день Всеукраинской школы онлайн. Две недели от идеи до выхода в эфиры».

Образовательный стандарт куют общественники

Две крупные государственные структуры – Министерство образования и Офис президента – не смогли справиться с проектом видеоуроков сами. Им почему-то понадобилась помощь общественной организации «Освитория». Почему в этом была такая необходимость, мы спросили в информационном запросе Министерству образования и науки Украины, но в указанный законом срок так и не получили ответ, как и на многие другие вопросы, связанные с проектом. Необходимость привлечь негосударственную организацию раскрывают эксперты.

«Система образования у нас не первый год пропитана и пронизана кадрами из всевозможных грантоедских организаций, пресловутыми “птенцами Сороса”, которые, имея определенную политическую и политико-идеологическую ориентацию, совершенно не заморачивались получением знаний по конкретным дисциплинам. Для них главным было соответствовать политическим предпочтениям своих грантодателей», – говорит политический эксперт Антон Колесников.

Сайт ОО «Освитория» указывает, что это «неприбыльный общественный союз, который помогает менять и развивать образование в Украине»: «Мы создаем инновационные школы и программы, помогаем учителям учиться и предоставляем доступ к качественному образованию малообеспеченным детям. До основания союза мы делали собственные благотворительные и волонтерские проекты в образовании и создали частную Новопечерскую школу в Киеве. Но чем больше проектов мы делали, тем больше видели пробелов в системе образования в Украине. Мы захотели это изменить», – рассказывает о себе «Освитория». Эта организация основана в конце 2013 года и сотрудничает с Министерством образования давно, в частности помогала тренировать учителей для проекта «Новая украинская школа» (НУШ).

Основателем «Освитории» является Зоя Литвин, жена бизнесмена Василия Хмельницкого, которая является основателем и той же Новопечерской школы, и премии «Global Teacher Prize Ukraine». Этот приз называют «Нобелевской премией» для учителей Украины. В 2019 году лауреатом премии стала учительница английского языка, украинского языка и литературы Наталья Кидалова из Мелитополя. Критерием выбора победителя для организаторов премии стало то, что на уроке у этой учительницы «вместо того, чтобы зазубривать стихи Шевченко, ученики могли читать рэп». Сама учительница говорила: «Критическое мышление, эмпатия, активное слушание, коммуникативные навыки, ситуативное лидерство, работа в группе, информационная грамотность, – на мой взгляд, эти компетенции важнее, чем знание правил грамматики или правильное воспроизведение событий, описанных в романе». Весьма красноречивый пример, какие стандарты в образовании наиболее ценятся в данной группе образовательных проектов.

Ошибки в видеоуроках не случайны

Возможно, именно такие «передовые», «инновационные» и нескучные стандарты проявились, когда начался проект «Всеукраинская школа онлайн». Одной недели видеоуроков хватило, чтобы дети узнали, что 30 минус 2 будет 18, что Иван Грозный воевал с неким Ливанским орденом, белый медведь живет в Антарктиде, а Австралию омывает Атлантический океан. Эксперты оценивают природу этих ошибок. И ошибка ли это вообще? Может быть, просто оговорка от волнения?

«Это не ошибки как ошибки, это ляпсусы, которые вредны и недопустимы, за которые никто не будет отвечать, – говорит Павел Рудяков. – Это не случайные вещи. Их пошло очень много по многим дисциплинам. Ляпсусы позволяют предположить, что уровень грамотности учителей, отобранных для этих уроков, причем это люди разных поколений, говорит о катастрофически снизившемся уровне образования».

Участник проекта «Всеукраинская школа онлайн», учитель истории Печерской гимназии № 75 Артур Бабенко объясняет множество ошибок отсутствием опыта работы на видеокамеру у педагогов, волнением и невозможностью на первых порах проекта просмотреть и отредактировать отснятый материал: «Большинство ошибок были чисто механичными. Серьезных изменений в подачу информации или восприятие темы они никак не внесли. Но после первой недели возник серьезный вопрос, чтобы мы имели возможность просмотра видео, которое планируют выпускать и чтобы у нас были хотя бы люди, которые могли вычитать материал – корректоры, редакторы. Все видео первой недели мы делали без редактуры. Мы воспринимаем эту критику и понимаем, что в первую очередь была проблема с организационной частью в плане проверок и редактуры».

Волна критики внесла нервозность в работу учителей: «Мы уже не то что нервничаем, а десятки тысяч раз перечитываем то, что пишем на слайдах, думаем над каждым словом, которое можем сказать, – продолжает Артур Бабенко. – Действительно, определенное давление ощущается. Я говорю за себя, хотя не стал героем видео: у меня пока что не нашли серьезных ошибок, и надеюсь, этого не будет. Но все равно нервозность есть – как отреагируют другие? Будут ли ошибки или нет? Поэтому стараемся десятки раз пересмотреть, проверить. Ситуация неприятная на самом деле. Особенно из-за очень негативного отношения к ошибке».

Указанные выше примеры ошибок – только те, которые заметила аудитория и то, что стало предметом обсуждения общественности. Детальный анализ показывает, что с качеством некоторых видеоуроков по некоторым предметам может быть все намного хуже, когда ошибка не просто является ляпом, оговоркой, следствием растерянности и волнения, носит «механичный» характер, а когда читающий дисциплину учитель не знает предмет. А такой случай имеется.

Старший научный сотрудник Института физика НАН Украины Антон Сененко опубликовал на своей fb-странице письмо коллеги, ученого того же академического института Анатолия Негрийко, который провел детальный анализ одного из уроков физики для 11 класса. Урок этот вел Владимир Сипий, старший научный сотрудник Института педагогики НАПН Украины, кандидат педагогических наук, школьный учитель. В экспертизе Анатолия Негрийко сказано:

«Тема урока достаточно сложная, содержит ряд новых для учеников понятий, относящихся к квантовой теории атома, специальной теории относительности, квантовой оптике. Печально, но качество урока крайне низкое. Из трех задач две решены с грубыми ошибками, которые привели к ошибочным результатам (в задаче 2 – на 20 порядков, в третьей – в 24000 раз), а первая задача лишена физического смысла, поскольку ищется масса безмассовых частиц фотона. Показанный на видео текст 2-й задачи содержит грубую ошибку – частота световой волны указана равной 500 нм (должна быть длина волны). Учитель не обращает внимания на эту очевидную описку и использует такие данные при решении задачи, не обратив дальше внимание на размерность полученного результата. При решении третьей задачи учитель неправильно составляет баланс энергии, не считая изменение внутренней энергии атома при излучении фотона… В теоретической части учитель ошибочно использует формулу для соотношения массы покоя и энергии для “объяснения” наличия массы фотона. При изложении вопроса о принципе работы лазера допущены ошибки по объяснению понятия “когерентного излучения”, которое отождествляется с индуцированным излучением. Видно, что учитель неуверенно себя чувствует даже в понимании таких понятий как давление, мощность».

Выводы ученого говорят о том, что не только учитель не разбирается в дисциплине, но и те, кто составляют задачи и остальной необходимый для учебного процесса материал. Результатом обнаружения этих фактов стало то, что ученые-физики Национальной академии наук Украины во главе с вице-президентом НАНУ Анатолием Загородним вынуждены были написать президенту Украины, МОН и ОО «Освитория» письмо. В нем было указано, что продемонстрированный урок физики доказал, что «использование современного оборудования и IT-возможностей не в состоянии компенсировать недостаточный уровень преподавания даже устоявшихся понятий… С другой стороны, с удивительно быстро и в целом эффективно организованными телеуроками начался действительно грандиозный социальный эксперимент, благодаря которому мы получили и положительный опыт: когда учителя со своим имеющимся уровнем квалификации “вышли из класса” в пространство ТВ, перед нами предстала до сих пор скрытая проблема реального падения общей профессиональной подготовки самих учителей, особенно естественных дисциплин», – сказано в обращении.

Авторы письма обратили внимание, что обучение «должно вернуться на рельсы получения полномасштабных по содержанию и доступных по формам знаний», чтобы вернуть престиж естественнонаучному и инженерно-техническому образованию. Ученые предложили МОН создать комиссии для контроля качества уроков и участие НАН Украины в их редактировании.

Но главным итогом скандала стало то, что нерадивый учитель, который «неуверенно себя чувствует» в понимании физических процессов, был заменен. Правда, остается вопрос, как он прошел отбор на проект. Очевидно, проблема украинского образования носит системный характер, и это еще одно тому подтверждение. Как можно требовать решения задачи от ученика, когда заведомо неправильно сформулированную задачу упорно решает учитель. Таким образом, проваливается  вся цепочка: чиновники – разработчики стандартов и программ – авторы учебников – учителя – ученики. Причем последние не виноваты, если в этой ситуации покажут плохой результат учебы.

«Реально мы все увидели уровень качества нынешней системы образования, качество подготовки учителей, а также и качество подготовки специалистов в других областях, поскольку к телеурокам привлекаются работники телевидения, – говорит Антон Колесников. – Была информация, что некоторые из них вносят и свою отсебятину. Все это достаточно печально. Целая череда ляпов по разным предметам говорит о том, что Украина стала напоминать сказочную страну из старого мультфильма “Страна невыученных уроков”, когда ошибаются в совершенно элементарных понятиях географии, истории, путают цифры. Все это свидетельство не лучшего состояния подготовки преподавателей-предметников. Данная ситуация также вызывает сомнения в качестве подготовки и самих школьников».

«Государство отошло в сторону»

Ну а сами школьники и их родители не считают видеоуроки чем-то сверхъестественным. Многие находят их содержание примитивным, слишком простым и даже пошлым, подход к изложению материала – формальным. Некоторым урокам попросту не хватило научности и вкуса. Например, урок истории для 11 класса на тему «Начало перестройка в СССР и Чернобыльская трагедия». Учительница сочла нужным рассказывать факты, иллюстрируя их карикатурами и даже случаями из собственной жизни. Так она посчитала нужным рассказать аудитории, как в условиях дефицита товаров добывали необходимый оттенок губной помады. Рассказывая об аварии на ЧАЭС, она сразу же подчеркнула, что советская власть умолчала о ее угрозах и провела первомайскую демонстрацию в Киеве, зато учительница не рассказала ученикам, кто такие Владимир Правик, Виктор Кибенок и Леонид Телятников. При этом учительница в изложении ссылалась на учебники и личные истории, а не на документы. Уже сейчас понятно, что уроки, которые больше близки к небольшим лекциям, роликам, презентациям, с таким уровнем подготовки не могут заменить полноценного обучения в классе или аудитории. Это признают даже участники проекта.

«Всеукраинской школе онлайн» не хватило солидности, которая, как правило, присуща здоровому государственному подходу. Ошибки были порождены плохим отбором учителей и авральным режимом подготовки уроков, где нужна вдумчивость и тщательность. Кроме того, учителя вынуждены были работать на добровольных началах. «В общем, когда проект официально только стартовал, вопрос денег не стоял на первом месте и пока что мы ничего за проект не получили, но была небольшая оговорка, что возможно какое-то денежное вознаграждение будет. Но пока что это все больше на словах. Мы работаем бесплатно. По поводу оплаты не знаю, будет ли она или нет», – рассказывает участник проекта Артур Бабенко.

При этом подготовка уроков занимает у учителя достаточно много времени. На разработку одного получасового урока необходимо 6-8 часов, еще час, чтобы его записать. Учитель записывает по два урока в день, в неделю – 4-6. Организаторы проекта попросили ускориться, потому что количество съемочных недель ограничено, что говорит о потогонной системе производства. Это вполне понятно в коммерческих условиях производства продукта, но здесь речь идет о государственном проекте. То же касается экономии ресурсов – людей, денег, материалов. «Всеукраинская школа онлайн» – образовательный проект для детей, которые являются будущим. С этим вряд ли поспорит президент или глава правительства, но государственного подхода они не проявили, решив на будущем экономить и производить общественно важный продукт формально максимум ради PR.

Характерен и выбор базы съемок – Новопечерской школы. Понятно, что ее основал тот же человек, что и ОО «Освитория», но есть и еще один аргумент. «Там есть база для съемок, есть все необходимое для всех уроков – смарт-доски, приборы для химии, физики, реактивы. Локация очень хорошо подходит для съемок», – объясняет Артур Бабенко. Это подчеркивает важный момент: неужели реактивы, смарт-доски и прочая техника и материалы, необходимые для проведения качественного урока, есть только у одной школы Киева, да и то в той, где учатся дети президента и прочей элиты? Более репрезентативно и справедливо было бы снимать «Всеукраинскую школу онлайн» в обыкновенной киевской школе, чтобы показать и понять, чего не хватает в реальности среднему образованию Украины. Но вместо этого государство дистанцировалось. Раньше можно было сказать, что оно опасается заглядывать, что же творится в системе образования. Сегодня можно сказать: просто не хочет, ему это не нужно.

«Телеуроки показали, что отсутствует государственная политика в сфере образования. Сфера отдана на откуп случайным людям, – говорит Павел Рудяков. – До недавних пор министром образования была Анна Новосад, которая была специалистом по среднему образованию. Это Супрун в образовании. Это их плоды, они разрушили систему образования. Эти люди, которые попали в учительские ряды сеять разумное, доброе, вечное с помощью технических средств и научного прогресса, это не государственные люди. Это оплачивается какими-то НГО. Этим занимаются те, кто дают деньги, а государство отошло в сторону. И это самая страшная проблема».

Кто до недавнего времени руководил Министерством образования, подчеркивает и политический эксперт Антон Колесников: «Госпожа Новосад возглавила министерство в очень юном возрасте, не имея никакого опыта в сфере госуправления, чья профессиональная квалификация была, мягко говоря, далека от идеальной. Зато экс-министр была весьма озабочена собственной зарплатой и премиальными. Чего хотеть от системы образования в целом, когда у нас такие министры».

По поводу допущенных ошибок кураторы проекта не отреагировали всерьез. «Учитель допустила ошибку, так бывает. Думаю, что это случается со многими педагогами в обычных школах. Я не вижу в этом ничего страшного. Отлично, что эту ошибку заметили. Это означает, что ученики смотрели урок внимательно», – отшутилась в комментарии СМИ глава направления образования и науки в Офисе президента Алиса Лялина. «Слуги народа» устроили в Верховной Раде флэш-моб «Имею право на ошибку», а президент Зеленский пригрозил критикам: «Ошибиться – не страшно. Страшно – за всю свою жизнь не создать ничего, кроме нечистот. Страшно – это быть никем и самоутверждаться за счет унижения других людей. Я говорю это каждому хейтеру, который посчитал своим священным долгом написать гадость в адрес украинских учителей». 

Но в то же время в приличном государстве и уважающем себя обществе, после некачественного подготовленного официального продукта в столь деликатной сфере ответственные за проект государственные лица должны были бы принести свои извинения и объяснения. Но этого не произошло.

«Сами организаторы уроков должны были бы привести ошибки, принести извинения и сказать, как правильно, – утверждает Павел Рудяков. – Этого не было сделано. Кроме того, должна была последовать государственная оценка. Министерство образования должно было отреагировать и попытаться внести какие-то коррективы. Поменять случайных людей, не выпускать учителей, которые внешним видом раздражают молодежь и родителей тоже. Они не привлекают внимание, не являются лекторами, не завоевывают доверие аудитории, хоть это трудно сделать. В стране такие люди есть – и молодые, и средние, и люди постарше. Но у них нет доступа. Потому что не налажена работа, которую должно было вести министерство – государственное ведомство, а не какие-то организации».

Но учителей отбирали не по знаниям. Как сообщали в СМИ кураторы проекта, главным критерием отбора педагогов были их навыки работы на камеру. Возможными критериями были личные связи, прошлое участие в проектах МОН и ОП, лояльность «реформам» и так далее. На проекте представлены педагоги из элитных школ, лицеев, гимназий. Они невольно поспособствовали разрушению мифа о качественном образовании в элитной школе. Как учителя попали в проект по своему статусу, а не квалификации, так и частная элитная школа является образовательным учреждением лишь формально. По сути, она является прокладкой, которая в образовательной системе служит социальному отбору, когда положение человека в обществе определяют не знания, а деньги и статус. Она выбрасывает наверх социальной и государственной иерархии детей, часть подрастающего поколения, чьи родители имеют определенный статус и возможности. Ничего хорошего это государству и обществу не сулит. Наверх начинают попадать и попадают люди интеллектуально ограниченные, а не достойные. Но считается, что путь роста, который они прошли, весьма серьезен. На самом деле он примитивен. Само же образование как институт лишено фундамента по форме, содержанию и смыслу. Отсутствует и соревновательный фактор – быть лучше, умнее, грамотнее. Встречать по одежке еще могут, а вот провожать по уму – нет.

Игры подростков. Эпилог

Несмотря на заверения, что «Всеукраинская школа онлайн» может служить лишь дополнением к обычному учебному процессу, существует большой риск, что этот проект будет объявлен во всех отношениях положительным и будет использоваться ради сокращения системы образования, существующей в настоящее время. Последний министр образования Украины Анна Новосад не так давно на своей должности обращала внимание, что в Украине слишком много учителей (согласно данным Госстата, 441 тысяча на 2018/19 учебный год). Якобы это усложняет повышение им заработной платы. Количество учреждений общего среднего образования сокращается с каждым годом: в 2014/15 учебном году их было 17,6 тысяч, в 2017/18 – 16,2 тысяч, в 2018/19 стало еще на 700 меньше – 15,5 тысяч. Возможно, в будущем дистанционное образование сможет сократить еще если не количество школ, то количество классов и учителей, а значит сэкономить бюджетные средства. Текущий карантин уже забрал у Министерства образования почти два миллиарда гривен (около 4,3 % бюджета ведомства).

«Такой вариант представляется вполне вероятным с учетом того, что нынешняя власть вообще взяла курс на максимальную виртуализацию всех сфер общественной жизни, – говорит Антон Колесников. – Как известно, сейчас у нас в тренде концепция “государство в смартфоне” и т. п. Однако, если не будет компетентных специалистов, хоть в сфере образования, хоть в медицине, хоть в целом в системе управления, в экономике и так далее, то навязчивые попытки по переводу всего и вся в виртуальный режим просто останутся играми подростков, которые дорвались до модных гаджетов и смотрят на них, как на модные игрушки. При этом сфера реальной жизни – экономика, образование, медицина – будут деградировать с усиленной скоростью».

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.