Интервью Общество кризиспродукты

И. Томич: «Очертания продуктового кризиса в Украине видны уже сейчас»

base article image

В воскресенье, 26 апреля, аграрии и предприниматели Херсонщины вышли на акцию протеста против закрытых рынков. В результате принятых ограничений в области была закрыта крупнейшая оптовая торговая площадь. Это привело к тому, что мелкие производители ранней овощной продукции начали нести убытки, а их продукция – портиться. Ранее, 22 апреля, по той же причине протестовали предприниматели в Мелитополе. Сложившаяся ситуация может неприятно отразиться на стоимости овощей, и ситуация эта не совсем естественная – на этом фоне укрепляются крупные торговые сети и супермаркеты, которым торговать не запрещали. Убытки, которые понесли предприниматели сейчас, скажутся в ближайшем будущем, и их последствия не исчерпаются в нынешнем году. Эту ситуацию в интервью ГолосUA анализирует глава Союза украинского селянства Иван Томич.

– Мы наблюдали акцию в Херсонской области, когда аграрии и торговцы овощами перекрыли трассу международного значения и требовали открыть рынки. Насколько проблема реализации и хранения овощей во время действия карантина приобрела остроты в аграрных регионах Украины?

– Давайте, прежде всего, оценим реальную ситуацию, о чем идет речь, поскольку шум поднят, а откуда, что, куда, мало понятно. Прежде всего, в южных областях Украины и Закарпатье люди традиционно занимаются выращиванием ранних овощей в личных крестьянских хозяйствах. Отдельными местами и селами они специализируются исключительно на этом на протяжении десятилетий, и их основной доход зависит исключительно от реализации этой продукции. Поэтому как раз в Херсонской области началась реализация ранних овощей – ранней капусты, лука, редиса, салата, шпината и другой зелени, которая должна идти на рынок по неплохой цене и давать доход этим людям. В связи с тем, что рынки закрыли, ситуация изменилась радикально. Транспорт завис, посредники сошли с этой дистанции, и люди остались один на один со своей продукцией. Через интернет, через другие альтернативные площадки ее невозможно реализовать или можно, но не в значительном объеме. Это только начало ранних овощей, а потом они будут набирать более широкий географический диапазон, начнут подтягиваться помидоры, огурцы, среднеранние овощи. Ситуация однозначно будет обостряться в этом плане. Если коротко охарактеризовать, то приблизительно 89 % овощной ранней продукции в Украине производится как раз такими мелкими товаропроизводителями. Правильно их называть личные крестьянские хозяйства. Там есть небольшая часть и небольших фермерских хозяйств, которые на этом специализируются, но фермеры, которые занимаются серьезно овощной продукцией, безусловно, не попадают в такую ситуацию. Они на рынке работают, имеют налаженную сеть реализации в подавляющем большинстве в супермаркетах и сетях, которые есть у нас в Украине. В Херсонской области есть предприятия, которые в данный момент собирают и реализуют редис в одной из крупных торговых сетей и не ощущают никаких проблем. Как раз проблема напрямую вышла на мелких производителей, которые не имеют ни кооперации, ни объединений, ни инфраструктуры. Они спасались рынком, с рынка – к посредникам. Это работало, и система давала возможность реализовывать продукцию. Сегодня ее нет.

– А что же тогда делать? Нужно открывать рынки или как-то налаживать логистику?

– Логистику надо было налаживать вчера. Мы уже четверть века говорим, что людям нужно объединяться в обслуживающие сельскохозяйственные кооперативы и формировать свою собственную систему хранения, транспортировки и реализации. Государство, к глубокому сожалению, к этому относилась халатно или не обращало внимания почти весь период, поэтому такой кооперации не создано. Вина в этом, откровенно говоря, двусторонняя – и производителей, и правительств разных периодов. В 2009 году была принята такая первая государственная программа. Она просуществовала до прихода Януковича-Азарова и ее закрыли. Поэтому сегодня говорить о том, что это можно сделать, когда не сделали за четверть века, является нереальным.

– Что же остается?

– В таких условиях это простые вещи. Сегодня нужно запустить деятельность неработающих местных рынков, которые находятся под открытым воздухом, с конкретным порядком их функционирования.

– Насколько распространены случаи, когда предприниматели и аграрии выбрасывают овощи, которые уже начали портиться и гнить?

– Первая продукция, которая была на хранении в этих небольших хозяйствах – лук, морковь, капуста, свекла – пришла в негодность. Часть той продукции, которая была произведена в прошлом году, сгнила. Теперь подходит новая продукция, молодая, ранняя. Ее часть однозначно обречена на утрату, гниение, уничтожение. Эта та продукция, которой очень не хватает на наших прилавках. У меня складывается версия, что эта ситуация используется монополиями, крупными торговыми сетями, крупными супермаркетами для уничтожения этого мелкого производителя с целью еще большей монополизации на рынке своей системы, импорта продукции и успешного бизнеса на беде.

– Какая часть продукции выбрасывается?

– Если кто-то вам скажет цифру, это означает, что он сразу врет. Сегодня никто не может этого определить у сотни тысяч мелких производителей в разных уголках Украины. У каждого по-разному. У каждого есть свой подход. Каждый спасается разными методами и ищет формы реализации – развозка, оплата авансом. Есть такие, что ждут, когда откроется рынок и можно будет продавать. Кто менее гибкий и инициативный, у того часть сгниет однозначно. Кто более проворный, у того возможно сгниет мало. В целом все будет зависеть от того, сколько продлится запрет. Запрет для местных рынков нужно отменить сегодня. Чтобы люди торговали на воздухе, и дать им возможность торговать в соответствии с условиями – маски, перчатки и все другие меры безопасности. Пусть эта продукция, ранние витамины, лечит людей.

– Счет испорченной продукции идет на килограммы, центнеры, тонны?

– Он идет на десятки, сотни тонн.

– Что будет с ценами? Не возьмет ли верх в торговых сетях и на прилавках импорт, а не отечественная продукция?

– Импорт уже активно замещает отечественные ранние овощные продукты. Скорей всего, эта тенденция будет сохраняться. Еще раз подчеркну, по моему мнению, это текущая стратегия монополий крупных сетей, которые работают в этой сфере.

– А цены будут падать или расти?

– Ранняя овощная продукция означает самую высокую планку по цене. Весенняя первая ранняя продукция – это высокие цены. Потом по всей Украине распространяется производство овощей, и цены падают закономерно. Поэтому однозначно цены на овощи до августа месяца будут падать. На это влияет сезонный фактор, то есть, чем ближе к августу, во всех областях естественно расширяется спектр овощей с открытого грунта, не только с закрытого. Но если посмотреть на тенденцию цен прошлого года и этого года, то они падать не будут. Цены не будут ниже, а по некоторым параметрам будут выше.

– Почему они не будут падать?

– Сложившаяся ситуация с молодой продукцией и недопущением на рынки мелких производителей напрямую отразится на балансе спроса и предложения на овощи и приведет к росту цен. Здесь прямая корреляция. Но даже не это самое главное. Я говорил, что 89 % мелких производителей обеспечивают рынок ранними, средними и поздними овощами. Поэтому это будет серьезный удар по следующему году относительно сокращения производства посева и посадки овощей. Таким образом, мы сегодняшнюю беду перекладываем и на следующие периоды.

– Сколько мелких хозяйств могут закрыться от появившихся проблем?

– Необходимо оценить развитие этих событий. Если говорить, что в ближайшее время местные рынки будут открыты, поскольку в первую очередь это вопрос местных рынков, то это один сценарий. А если они откроются через месяц, ситуация будет совсем другой. Я не могу сказать точно, как будут развиваться события. Самый оптимальный вариант, если бы в среду правительство приняло решение открыть местные рынки и этот механизм начал бы работать уже на этой неделе. Если оценить количество личных крестьянских хозяйств, которые занимаются ранними овощами и на данном этапе имеют продукция для сбыта, то таких имеется в пределах 50-70 тысяч хозяйств. Сегодня значительная часть из них, около 90 %, страдают в той или иной форме. Те, которые пострадают больше всего, уменьшат свое производство на следующий год до минимума в связи с отсутствием средств. При сегодняшней ситуации это может быть 10-15 тысяч личных крестьянских хозяйств, которые занимаются ранними овощами и сведут производство к минимуму. Если эта ситуация продолжится месяц, то вполне понятно, что этот коэффициент может вырасти в 5-7 раз.

– Какие настроения сейчас у селянства?

– У подавляющей части настроение угнетенное. Мы говорили о ситуации с овощами, а ситуация еще более трагичная. В начале февраля я говорил, что гарантирую: от 10 % мы соберем пшеницы меньше. Сегодня я говорю, что пшеницы мы соберем минимум на 25 % меньше. Ситуация с пшеницей и рапсом очень проблематична. В южных областях она угрожающая. Все будет зависеть от дождей в мае. На юге Украины они повлияют серьезно на озимый клин. Поэтому тут видеть, как пропадает заложенный в прошлом году труд, морально видеть, как сохнет растение, для хлебопашца это самый большой моральный психологический удар. Если брать по ярых культурах, то ничего хорошего тоже нет. Я имею в виду ячмень, сою, подсолнух, кукурузу. Где-то всходит, где-то нет. Влаги мало. Перспектив и надежд очень мало. В целом сегодня складывается, как психологично-моральная тяжелая ситуация у доминирующей части аграриев и производителей, так и у людей, которые непосредственно проживают в сельской местности и занимаются выращиванием сельскохозяйственной продукции. Спад по валу будет в этом году очень существенным, серьезным, и, не дай Бог, он перерастет в отдельный продуктовый кризис. А его очертания уже видны.

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.