Интервью Политика зеленскийрейтинггодпрезидентства

А. Якубин: «Общество еще продолжает связывать ожидания с Зеленским»

base article image

Во время выборов Президента украинцы возлагали большие надежды на нового главу государства. Владимир Зеленский обещал побороть коррупцию в Украине, значительно поднять зарплаты, снизить стоимость коммунальных услуг, закончить противостояния на Донбассе и многое другое. Незаметно миновал ровно год управления страной Владимиром Александровичем. О том, что изменилось в государстве за этот период, что из обещанного было выполнено, над какими непростыми задачами еще стоит поработать и оправдал ли ожидания избирателей шестой Президент Украины - ГолосUA выяснял, пообщавшись с политологом, кандидатом политических наук Алексеем Якубиным.

- Алексей, год назад в интервью мы с вами говорили о перспективах Президента Владимира Зеленского… Тогда вы прогнозировали, что у Владимира Александровича есть ровно год для решения глобальных проблем в стране, иначе рейтинг его начнет стремительно падать… Давайте поговорим о том, что из обещанного им было выполнено за этот год и результатов чего пока нет. Начнем, в частности, с обещания искоренить коррупцию в Украине. За год ни один топ-чиновник-коррупционер не понес наказание. Почему?

- Если вообще говорить о борьбе с коррупцией… Эта тема была, с одной стороны, популярной. А с другой стороны, я помню, что даже год назад, когда проводились опросы о том, чего люди хотят от Зеленского, чтобы он сделал, то на первом месте стоял вопрос о снижении тарифов, на втором месте вопрос решения Донбасса и только дальше были вопросы, связанные с коррупцией. Прошел год, и мы сейчас задаемся вопросом, что имеется в виду под известным лозунгом «пришла весна - посадки будут»? Ведь как-то не видно этих посадок.

Во многом это связано с тем, что тогда, год назад, во многом Владимир Зеленский активно использовал вот эту антикоррупционную риторику, но когда он стал Президентом, то сразу же возникла ситуация, что ему пришлось следовать части договоренностей, в том числе, с прошлой властью, или создавать такие договоренности не без участия некоторых западных посольств. Я имею в виду в контексте того же Петра Порошенко. На тот момент и весь этот год общество ожидало от Зеленского, что, наконец-то, начнет работать правосудие по отношению ко всем и в первую очередь по отношению к представителям прошлой власти. Но по истечении года Зеленского получается ситуация, что хоть какие-то попытки и были, готовили подозрение тому же Порошенко, а в итоге ничего не реализовалось.

Во многом у Зеленского понимают проблему в этом вопросе - почему вообще прошла перезагрузка руководства, например, и ГБР, и Генеральной прокуратуры. Другое дело, что у Зеленского все меньше времени теперь, чтобы убедить общество, что, допустим, вот эта антикоррупционная политика у него является приоритетной или ключевой, в особенности в контексте людей, которые уже при власти или которых недавно привели во власть. Я имею в виду и новых лиц.

- Да, но общество ожидает расследований не только в отношении представителей прошлой власти, а и нынешней и тех, кого привели во власть сейчас… И насколько это осознает сам Зеленский?

- Если мы вспомним документальный фильм «Год президента Зеленского», то там он отчасти говорил, что «с одной стороны, я пытаюсь это реализовать, а с другой стороны, мне говорят, что ты не имеешь право вмешиваться в работу тех или иных структур». Но в целом, если говорить об антикоррупционной политике, то, конечно, ситуация далеко не выигрышная. И во многом еще есть факт влияния. Он связан с тем, что в глазах общества Президент также ответственен во многом, то есть у нас Президент отвечает за всё. Вот так, в глазах общества, это видно. Хотя, если посмотреть конституционные обязанности Президента, то вопрос антикоррупционной борьбы не относится к вопросам непосредственно Президента.

Но в контексте избирательной кампании эта тема, конечно, была на слуху. Мы помним и Свинарчука, и Порошенко. И получается, что это как некое наследство, которое продолжает тянуться Зеленским до сих пор. Будут ли внесены какие-то коррективы, я думаю, что сейчас «мяч на поле» Венедиктовой. Потому что, когда ее назначали, тогда обсуждалось, что если Руслан Рябошапка не смог это сделать, то хотя бы начать готовить подозрения, расследования по поводу экс-чиновников или части нынешних чиновников, то, возможно, Венедиктова это сможет. У нее не так много времени остается на самом деле. Если вернуться к лозунгу «придет весна – посадки будут», то тут до конца весны осталось не так много времени.

- Относительно обещания значительно поднять зарплаты украинцам... К примеру, учителям было обещано выплачивать по 4 тысячи долларов в месяц… Но это же что-то из области фантастики… Зарплаты учителям поднимать никто не собирается, потому что в бюджете якобы нет средств... Более того, педагогов даже собираются сокращать… Однако некоторые работодатели начали понемногу поднимать среднюю зарплату работникам, чтобы те не начали массово увольняться... Можно ли считать это заслугой Президента?

- Я вернусь к тому тезису, о котором говорил, что, с одной стороны, общество видит в Зеленском ответственного за всё. И, по сути, какие требования к Зеленскому? И экономического роста, и решения социально-экономических проблем. С другой стороны, это вопросы Кабинета министров, в первую очередь. И с этим, конечно, тоже есть вопросы. Потому что мы понимаем, что в той системе, которая есть сейчас, есть однопартийное большинство – «Слуга народа». И есть, по сути, правительство «Слуга народа» или правительство, которое создавалось при участии Президента. Пока что экономический блок и вопросы социально-экономического характера мы видели на примере правительства Гончарука, и они, мягко говоря, решались неэффективно. Очень много говорилось о том, что у нас будет рост за 5 лет на 40%, какие-то такие фантастические вещи. В итоге, это всё закончилось отставкой правительства Гончарука и неспособностью решить до конца вопрос тарифов. То есть, они какие-то проценты снизили, но это снижение было связано с общеэкономической конъюнктурой. В целом, снижение цены на газ связано с теплой зимой.

Но важный фактор из всего этого в том, что вследствие такой неэффективной работы прошлого правительства, оно было сменено. Наверное, впервые в истории Украины Президент согласился с общественным мнением, не стал ждать каких-то очередных выборов, а сразу же перезагрузил правительство. И сейчас перед новым правительством лежат, по сути, те же самые вызовы. Более того, общество всё еще продолжает считать, что Владимир Зеленский должен не просто поменять лица у власти, а и сделать социально-экономическую перезагрузку.

Другое дело, что если мы посмотрим на ту экономическую стратегию, которую выбирало прошлое правительство и во многом продолжает нынешнее, то ждать от этой экономической политики какого-то экономического прогресса вряд ли приходится. Потому что всё то же самое во многом неолиберальная стратегия. Возможно, сейчас ситуация с карантином и эпидемия внесут свои коррективы в понимание того, что Украина в первую очередь нуждается в социальных реформах. И для Зеленского это будет очень важно в контексте его рейтинга поддержки.

- Раз уж мы заговорили о карантине… Пандемия Covid-19 принесла огромные убытки и потери экономикам всех стран и Украине, в частности. Возродить и поднять экономику - непростая задача для нашего государства и Президента. Сможет ли Владимир Зеленский с этим справиться?

- Если говорить по поводу карантинной политики… Недавно были новые КМИСовские данные, что большинство людей 160% поддерживали карантинную политику и действия Президента в этих вопросах. Я видел новые КМИСовские социологические данные, кого бы люди готовы выбрать в контексте Президента. Там Зеленский лидирует. То есть, он все равно остается самым популярным политиком. Я думаю, это показатель того, что люди считали, что введение карантина, карантинных мероприятий, рекомендации, которые звучали из уст Президента, - это правильные вещи.

Другое дело, что есть вопросы к реализации в целом самой этой политики. И в карантин проще войти, чем из него выйти. Вот эту историю мы сейчас и наблюдаем, когда, по сути, карантин, начинают снимать внизу. Более того, даже начинают появляться отдельные политики разного уровня, которые пытаются на этом спекулировать. Тот же мэр Черкасс, который месяц назад призывал чуть ли не неосталинские методы вводить, чтобы люди не ходили, призывал полицию в город, чтобы люди ничего не делали. А теперь он выступает в роли человека, который борется против карантина. То есть, такая вот некая, в кавычках, позиция.

Но в целом она связана с тем, что и на уровне центральной власти есть некоторые вопросы по поводу этой карантинной политики. Я имею в виду позицию Кабинета министров, когда общество во многом сейчас ожидает, что так или иначе эти послабления будут, потому что есть вопросы, связанные с социально-экономическими аспектами. И это не ситуация, вот тут здоровье, а тут - социально-экономические проблемы – что вы выбираете? В нашем случае это одно и то же. Потому что, если у вас нет дохода и нет работы, то вопросы вируса отступают на задний план, если просто банально не за что купить поесть.

Ведь когда у нас вводился карантин, это не была Франция, где отменили коммунальные услуги, или как во многих западных странах для людей сделали еще и доплаты на время пребывания на карантине. В нашем случае карантин ввели, а все социально-экономические последствия вы, по большому счету, несете сами на себе. Поэтому, если говорить о ситуации с карантином, то тут для Зеленского будет очень важно сейчас всё-таки в большей мере ориентироваться на логику, которая представляет те данные по заболеваемости, которые у нас есть. То есть, грубо говоря, есть понимание, что мы уже достигли некоего плато.

Если мы посмотрим на количество, например, тяжелых случаев, которые требуют госпитализации, то они у нас не глобально высокие. Это означает, что нужно уже дальше переходить к новому мультирежиму карантина по стране, с учетом того, какая эпидемическая ситуация в разных регионах страны. И тут Владимиру Зеленскому нужно, если мы говорим о выходе из карантина, уже пытаться вот эту волну оседлать, а не продолжать волну жесткости, связанную с карантинными мероприятиями. Потому что заметно, что у общества есть некая усталость в этих вопросах.

Но, понятно, что логика самой эпидемии или самого вируса все-таки иная, чем эти политические или социально-экономические требования. Но тут власть должна брать на себя ответственность. Уже заметно, что общество хочет пересмотра многих карантинных мероприятий.

- Относительно рейтинга… Согласно последним социологическим исследованиям, рейтинг Президента Зеленского упал на треть. Не много ли это, учитывая то, что прошел всего год его президентства?

- Тут ключевой вопрос – а как считать? Потому что, если мы считаем по второму туру выборов, где у Зеленского было 73%, то, конечно, рейтинг у него изменился в сторону уменьшения. Но мы же понимаем, что когда речь идет о 73%, то имелось в виду, что туда отнеслись все те, кто был во многом против Петра Порошенко. Потом, конечно же, ситуация поменялась. Я видел социологические данные КМИС конца апреля, которые они проводили по поводу того, за кого бы вы проголосовали сейчас. То у Зеленского где-то 40% сохраняется, что за него бы проголосовали. На второе место случайно выбился Петр Порошенко. Но во многом все-таки, «проглотив» «Голос» и избирателей-националистов, которые так не голосовали за Зеленского, по понятным причинам. А третье место занял Юрий Бойко, набрав 12%. Ну а дальше идет Юлия Тимошенко и так далее.

Если говорить о рейтинге Владимира Зеленского, то он все равно продолжает оставаться самым популярным политиком Украины. Но, без сомнения, у него нет 73%. И, более того, есть сейчас вопросы. Ведь пока что этот рейтинг не тефлоновый, он во многом связан с ожиданиями. То есть общество еще продолжает связывать ожидания с Зеленским.

Я думаю, что корректнее было бы говорить о годе Зеленского даже не сейчас, а, скорее, где-то в районе августа или начале сентября.

- Неужели год президентства – столь малый срок, чтобы общество смогло оценить и сделать хоть какие-то выводы о Зеленском?

- Объясню почему. Потому что, когда Зеленский только-только стал Президентом, произошла инаугурация и так далее, он несколько месяцев был в некой невесомости. По сути, оставалось прежнее правительство Гройсмана, многие функционеры Порошенко и его окружение также оставалось. То есть Зеленский был Президентом, но без четкого контроля верхушки системы и так далее. А вот полный контроль он получил все-таки уже после парламентских выборов. Поэтому я бы отсчитывал год Зеленского от той даты. Вот тогда мы с вами и увидим в том числе и как будут меняться эти ожидания, которые люди связывают с Зеленским.

- Как Зеленскому удалось удержать тот рейтинг, который мы сейчас наблюдаем?

- Во-первых, потому, что определенные подвижки по Донбассу все-таки были. То есть, обмен удерживаемых лиц, проведение встреч в нормандском формате, даже последний обмен, который был. Многие, кто голосовал за Зеленского, – это те, кто голосовал за Президента, который пообещал закончить войну. И Зеленский это осознает. Помните, в фильме он хочет закончить войну, то есть он считает, что сможет закончить конфликт на востоке. То есть с ним еще ассоциируется вот этот нюанс.

Дальше, если говорить об идеологической перезагрузке, то с ним была четкая ассоциация, что он сможет перезагрузить националистическую парадигму Порошенко. И определенные послабления тут произошли. Но, конечно, она полностью не перезагружена. Порошенко, например, никогда не вспоминал о событиях 2 мая. А Зеленский впервые на уровне Президента это сделал. Хотя по многим другим вопросам политики памяти и так далее во многом остается парадигма Порошенко, она неизменная. И это будет играть, кстати, против Президента. Потому что он все-таки ассоциировался с тем, что он сможет легко перезагрузить эту политику…

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.