Интервью Общество жэкдолги

О. Попенко: «Из-за долгов и неплатежей ЖЭКи будут отказываться от обслуживания домов»

base article image

Весной этого года Украина оказалась не только перед угрозой пандемии, но и перед угрозой жилищно-коммунального коллапса. В стране выросли неплатежи за жилищно-коммунальные услуги, а с ними и задолженность. Это лишает ЖЭКи и другие компании денежных ресурсов. Все это может привести к тому, что дома в Украине будут стоять безо всякого обслуживания. Кроме того, в Украине была остановлена реформа жилого сектора, а фонд энергоэффективности за годы своего существования так и не заработал. Все это делает очень призрачной и проблематичной подготовку к следующему отопительному сезону. Об этом в интервью ГолосUA рассказывает глава комитета ЖКХ, благоустройства, экологии и охраны окружающей среды Общественного совета при КГГА Олег Попенко.

– Олег, что меняется с 1 мая в ЖКХ? Вступает ли в силу закон о жилищно-коммунальных услугах?

– Закон этот не вступает в силу, так как антикоронавирусный закон, принятый Верховной Радой, отсрочил сроки его вступления на 5 месяцев. Все сроки переносятся после окончания карантина.

– Что должно было измениться с 1 мая?

– До 1 мая все совладельцы многоквартирного дома должны были подписать новые договора с управителями. Меняется вид услуги. Это касалось и других услуг, не только обслуживания дома, а и тепла, например, и многого другого. Теперь нельзя изменить стоимость обслуживания, нельзя увеличить стоимость обслуживания многоквартирного дома, нельзя изменить стоимость услуги по теплоснабжению, потому что нет возможности. Новых договоров нет, фактически сами себе наступили на грабли, застопорив изменения к закону.

– Что это означает для потребителя?

– Я уверен, что большинство собственников квартир не знают ни об управителях, ни о новых договорах и тем более о правах и обязанностях, которые у них есть до 1 мая и после. Может быть, есть какая-то продвинутая часть собственников квартир в крупных городах, это может быть 10-20 тысяч человек, но у нас же 180 тысяч домов, в которых живут миллионы людей. В большинстве городов понятия не имеют, кто такой управитель, чем отличается ОСМД от управляющей компании, ЖСК и так дальше. Многие по старинке так и считают, что ОСМД – это ЖЭК, только уже свой, чуть ли не собственный.

– Каковы последствия этого?

– Задача всех жильцов многоквартирного дома, согласно закону, была определиться с моделью управления домом. Поскольку сроки уже перенесены, то во всех договорах действуют старые условия и старые тарифы, и соответственно поставщики услуг никак не могут изменить цены, например, на обслуживание дома, так как это прерогатива только общего собрания жильцов дома.

– Чем это угрожает? Коммунальным коллапсом?

– Фактически та реформа, о которой мы говорили все это время, остановилась. Реформы, которые запланировали, начиная от создания ОСМД, управителей, – все фактически остановилось и застопорилось. Я не вижу никакого смысла в переносе этих сроков. А коммунальный коллапс – это увеличение задолженности потребителей, это и убытки коммунальных служб, это и невозможность проведения капитальных ремонтов. За время карантина в Киеве общая сумма задолженности уже составляет более 6 миллиардов гривен.

– Система вообще не готова к изменениям?

– Лично я считаю, что большинство совладельцев жилого фонда вообще не понимают, о чем идет речь. 95 % из них понятия не имеют, что такое управители, почему они должны переписывать договора, какая там новая услуга и почему услуга поменялась. А если к этому добавить новое количество платежек, которые они получат с июня 2020 года, их общее количество может вырасти до 20, то тогда мы вконец запутаем всех потребителей.

– Какие могут быть последствия остановки этой реформы?

– Мы опять ничего не сделаем в этом году в жилом фонде, опять не получим стратегию. Уже сейчас мы понимаем, что только одно создание ОСМД не приведет к положительному результату в управлении жилым фондом. Нам нужны новые законы – законы о социальном жилье, о муниципальном жилье, чтобы у людей был выбор. Многие говорят, что не хотят в ОСМД, и трудно людей убедить в том, что это неправильно. Человек отработал 8 или 10 часов на работе, пришел после работы, а ему говорят: тут у тебя дом, тебе надо заниматься, все делать, разобраться в законах, платежках, куда ушли деньги. Если он не привык к этому последние 20-30 лет, его трудно заставить. Тут надо менять психологию, философию. Нужны новые инструменты управления, нужны доступные программы финансирования капитального ремонта жилого фонда.

– Насколько выгодно то, что закон о ЖКУ не начал работать с 1 мая для тех, кто производит услугу?

– Невыгодно, потому что они не могут поменять стоимость услуги, подписать новый договор, затраты, которые сейчас несут управляющие компании во время карантина, никак не заложены в стоимости обслуживания жилого фонда и точно не будут компенсированы. Чем дольше мы будем переносить сроки принятие закона, а это пять месяцев с конца окончания карантина, это будет не раньше декабря, тем больше убытков будет генерировать коммунальная сфера. Фактически если карантин продлится до конца мая, то мы можем с уверенностью сказать, что повторяем 2017 год, когда коммунальная сфера сгенерировала за год более 6 млрд гривен убытков.

– Насколько остро стоит в Украине проблема жилищно-коммунального коллапса?

– В чем может быть большая проблема? С февраля по апрель сформировалась большая сумма задолженности за ЖКУ. Это очень сильно повлияет на хозяйственную деятельность очень многих компаний, которые предоставляют услуги, в особенности ЖЭКов, где фонд заработной платы занимает 70 % от всех поступлений. Соответственно в первую очередь будут «умирать» маленькие ЖЭКи и «бросать» дома. В прошлом году ситуация с частными ЖЭКами дошла до серьезных последствий, когда одновременно ДТЭК отключил этим ЖЭКам более 200 домов. Лифты в них поотключал, потому что задолженность за электроэнергию достигла нескольких миллионов гривен. Таких примеров по Киеву десятки, если не сотни. В этом году это все может усугубиться в связи с этими долгами. Уже сегодня, например, в одном из жилых комплексов Дарницкого района частная управляющая компания расклеила объявления, что она повышает стоимость обслуживания. Но это сделали незаконно. В законе прописано, что изменить стоимость обслуживания могут только совладельцы квартир решением общего собрания. Соответственно это уже незаконно. Ко мне лично обращались жители еще нескольких домов. Они пишут: «У нас частный ЖЭК в многоэтажке отключил все лифты, не проводит дезинфекцию, не убирает места общего пользования, не пускает провайдера на крыши, что можете нам посоветовать?» Люди не знают что делать, они не понимают. Вторые пишут: «У нас жилой дом, нас бросил ЖЭК Минэкономики, они банкроты, платежки мы не получаем, у нас антисанитария, собрание сможем провести только после карантина». Что делать сейчас людям, кто их будет обслуживать? Эти вопросы не решены в корне. Нам сейчас нужно внести изменения в закон: как существует поставщик последней надежды в электроэнергии, такой же должен быть в управлении жилым фондом. В том случае, если дом бросают, он никому не нужен, жители не могут собраться, тогда решением Киевсовета или другого органа должно быть принято решение о том, что дом передается на обслуживание в какую-то другую компанию. Такое существует в Польше, только там это решение суда. В прошлом году это было несколько десятков домов, в этом году это может быть несколько сотен домов. Накопленные долги приведут к остановке обслуживания.

– Если мы говорим о коммунальном коллапсе, то это падение платежей, отсутствие денежных средств, долги?

– Это одна часть. Коммунальный коллапс – это комплексное понятие ситуации, сложившееся в управлении жилым фондом. Это и качество законов, которые необходимо выполнять, и само невыполнение законов, которые были запланированы, это и отсутствие договоров, и отсутствие управителей, это и 50 % недобор персонала, это глубокая убыточность всей системы. Ну и самое главное, это отсутствие государственной жилищной программы. Зачем мы создаем закон, который невозможно выполнить? Если нет законов, которые не могут отрегулировать работу несчастных ЖЭКов, даже государственного ЖЭКа Минэкономики, то зачем такие законы?

– А еще перенесли действие закона о рынке газа… Как вы оцениваете это решение?

– Запуск полноценного газового рынка – одно из обязательств Украины перед МВФ. С одной стороны введение рынка – это отмена ПСО. Без ПСО промышленность работает нормально. Но кто будет поставлять газ для теплокоммунэнерго? Где у них возьмутся деньги, чтобы покупать газ по рыночной цене, ведь на сегодня для них действуют льготные цены, которые напрямую влияют на стоимость тепла. Кто будет поставлять газ для населения, и как можно будет поменять поставщика? Мне кажется, необходимо рассмотреть не перенос сроков введения рынка газа, а посмотреть на саму модель, насколько она дееспособна.

– Значит, кто-то не хочет, чтобы этот закон работал?

– Если кто-то переносит рынок газа, значит это кому-то выгодно. В первую очередь, выгодополучателями переноса сроков будут облгазы, которые выступают сейчас монополистами по продаже газа на местах. В любом случае, сегодня крайним останется потребитель, как в одном, так и в другом случае, так как я не вижу, как заработает рыночная модель газового рынка при монопольном положении НАК «Нафтогаз».

– Возрастет ли количество субсидиантов?

– Конечно. Я разговаривал с несколькими главами центров занятости. Количество субсидиантов, обратившихся в центры занятости, увеличилось в несколько раз. С учетом нашей государственной политики, когда мы говорим, что нельзя выезжать в Европу, все пойдут и встанут в центр занятости. Они будут претендовать либо на субсидию, либо на пособие. Есть и центр занятости, куда можно пойти и получать эти деньги.

– Не так давно меняли бюджет и сократили фонд энергоэффективности... Не могли бы оценить этот момент?

– Финансирование фонда энергоэффективности убрали на 2020 год, те деньги, которые были заложены до этого, около 6 миллиардов гривен. Они не могли использовать эти средства в прошлые годы, соответственно не дали в этом году. За 4 года существования фонда энергоэффективности они реализовали только один проект. Они работают очень плохо. Мы постоянно слышим какие-то оправдания: мы заработаем, мы реализуем. Мне кажется, что этот самолет не взлетит, потому что в том виде, в каком выстроена работа фонда энергоэффективности, это работать не будет: ОСМД должно собрать деньги, реализовать проект, а потом они получат компенсацию от фонда энергоэффективности. У нас, что, люди в многоквартирном доме настолько богаты, чтобы собрать необходимую сумму на термомодернизацию дома? Конечно, нет. Да, если есть местные советы в небольших городах, они могут выделить какую-то сумму, но теряется смысл, потому что люди должны инвестировать. Тогда у нас получается, местные советы выделяют деньги, потом ОСМД берет государственные теплые кредиты, за эти деньги делает работы, а потом они сдают эту работу, фонд энергоэффективности выделяет им компенсацию. И что с ней делать? Назад людям раздать? Погашать теплые кредиты? Настолько сложная схема в этих условиях, что она не заработает. А если вспомнить опрос Минрегиона, который они провели в январе 2020 года, согласно которому 75 % владельцев квартир в многоквартирном доме могут потратить не более 3 000 гривен на капитальный ремонт дома, при этом это сумма на полгода, то есть по 500 гривен в месяц, то все становится на свои места.

– Какие риски есть в подготовке к отопительному сезону?

– Подготовка к следующему отопительному сезону начинается на второй день после окончания отопительного сезона в этом году. По тем данным, которые у меня есть, многие тепловики не получили платежи еще за прошлый отопительный сезон порядка от 15 до 40 %. Соответственно те деньги, которые они сумели накопить в резерв с учетом того, что зима была теплая, этот резерв они используют на поддержание жизнедеятельности предприятия, но за счет долгов они не смогут сделать капитальный ремонт. Если город в состоянии будет поддержать, если финансовая деятельность ТКЭ правильно организована, то они будут делать капитальный ремонт. Нужно понимать объемы. Например, Киев на этот год запланировал 150-160 километров ремонта, а они по моим прогнозам, если все будет нормально, сделают от 120 до 150, если успеют с учетом всех обстоятельств. Но у нас формировались резервы, и если бы не эти долги, то можно было бы сделать и 200, и 300, а надо сделать 800. А давайте поговорим о сетях в Светловодске, Смеле, Кривом Роге. Там задолженность около нескольких миллиардов. Кто там будет делать все эти работы, все эти сети? Отопительный сезон начнется быстро, не заметим и лета. А надо провести торги, подписать договор, закупить материал, привести людей, чтобы начались выполняться эти работы. С учетом дефицита рабочих профессий в Украине есть риски, что подготовка к отопительному сезону может быть выполнена не до конца, а в небольших городах оказаться под угрозой.

Погода
Погода в Киеве
Погода в Харькове
Погода во Львове

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

Оставайтесь в курсе событий.
Подписывайтесь на нас в социальных сетях.