Период политической монополии на Донбассе подошел к концу